04.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Глава одиннадцатая. Конец июня-начало июля 1999

     Сутки Пира мучили врачи. Нельзя сказать, чтоб он очень был этому рад, но и результат не замедлил сказаться: голова сразу перестала казаться церковным колоколом во время праздника. Ему запретили вылет на миссии на целых семь дней. Тем не менее, в тренажерную он заглядывал каждое утро.
     Наконец-то порадовали МакМаннамана и Бржизу - два новых танка с антигравитационным нутром торжественно вывели из лабораторий утром двадцать девятого. Пир когда увидел их на полигоне, вздрогнул от неожиданности, до того новые танки походили на кибердиски сектоидов. Только были чуть светлее и с синеватым таким славным отливом, да с небольшой башенкой, где помещалась мощная плазменная пушка. По броне этих необычных машин можно было палить из хэви плазмы до посинения без видимого результата - сплавы на основе инопланетных материалов становились все прочнее и надежнее. Такой же танк отправили и на "Америку".
     Прибыли четверо новичков: сразу двое давних знакомых Пира из Питерской службы - Игорь Чукарин и Виталий Самусенко, ребята толковые и опытные; на редкость рослый и здоровый китаец Цу Чжешуа, которого с ходу прозвали "Джошуа"; и ко всеобщему изумлению и шоку - миловидную девушку из Ольстера Хелен Бреди. О ней Батт сразу предупредил: большой опыт работы в британской службе "Последний рубеж обороны", какой-то там дан по айкидо и строптивый характер. Излишне настойчивым ухажерам ломает руки. На первой же тренировке стало ясно, что это не пустые слова.
     Остальным оперативникам выпала трехдневная передышка; активность пришельцев сместилась дальше к востоку и юго-востоку: теперь тарелки засекались над Новой Гвинеей и Австралией. Два севших ночью двадцать девятого июня средних скаута безнаказанно проторчали в центре Австралии по четыре часа каждый и исчезли в стратосфере. "Рейнджер" с "Америки" просто не успел долететь. Несколько малых скаутов сожгли в самых разных точках земного шара; следуя рекомендациям экспертов проекта "X-com defence" малые скауты стали уничтожаться силами регулярных ВВС некоторых стран и ООНовскими эскадрильями сил быстрого реагирования. Более крупные тарелки оставались по прежнему добычей "Интерсепторов" трех баз проекта.
     Над Новой Гвинеей удалось сбить большой корабль нового типа; сверху он напоминал цифру "8" и имел три уровня. Пилоты "Интерсепторов" настроились на воздушную дуэль, но корабль чужаков отвечал на удивление жиденьким огнем, был поврежден без особого труда и сел, хотя и не сразу. Живучесть у него оказалась просто потрясающая. Аналитики напрягли свои необъятные мозги, а заодно и Умного Мака, и предположили, что эта тарелка представляет из себя транспортный корабль, извозчик.
     Икс-команда полетела на место вынужденной посадки транспортника, а Пир вновь, как уже бывало, молча пришел в командный центр и устроился неподалеку от Майкла Батта, вперившись в громадный экран. Трое из оперативников испытывали новые защитные костюмы системы "Скорлупа-2" - Дориго, Белов и Сегерсен. Собственно, только эта троица могла назваться опытной, из остальных толком понюхали порох (а точнее - плазму, хотя она, конечно, не имела запаха) разве что Воронин и Гейслер. Впрочем, в Чукарина и Самусенко Пир верил: приходилось участвовать в совместных операциях с питерцами, а эти двое, помнится, действовали так слаженно, что поражались даже зубры ФСК.
     Психологи почему-то опасались за Адама Дориго: по их мнению у него наметился нервный срыв и он в любой момент мог впасть в состояние близкое к боевому безумию древнескандинавских берсеркеров, когда начинаешь косить без разбору своих и чужих и перестаешь реагировать на опасность. Но Батт, сверкнув глазами, отрезал на все их усыпанные медицинскими терминами речи: "Дориго возглавит миссию. Ответственность на мне." И отослал психологов величавым жестом.
     Полтора часа Пир глодал ногти в кресле перед экраном и не замечая ничего вокруг. Он был там, на операции, и, казалось, даже чувствовал кожей головы мягкую внутренность боевого шлема.
     Команду "сипплай шипа", к слову сказать, состоявшую из человекозмей, нейтрализовали без единой потери, только Дориго, который действительно полтора часа вел себя так, будто он бессмертен, получил в упор несколько выстрелов из плазменного пистолета. Новая "Скорлупа" выдержала испытание с честью - Адам до конца миссии оставался на ногах, а на базе провел в медотсеке всего сутки.
     Днем второго июля икс-команду "Европы" срочно вызвали из тренажерной в малый зал. Пир неохотно оторвался от стрельбы и поплелся за остальными. Последние дни его в самые неожиданные моменты - в баре, в ресторанчике, в комнате, на занятиях, у врачей - вдруг начинало клонить в сон. И вообще настроение сохранялось вялое и апатичное. Пожалуй, Пир был единственным, кто не пытался подкатиться к бравой ирландке.
     Окружение базы и персонал Пир уже перестал замечать - привык. Все заняты своим делом, чего на них глазеть? Он вошел в зал и уселся в дальнем углу, один, подальше от оперативников. Не хотелось, чтоб кто-нибудь видел, если вдруг вздумается подремать. На этот раз никого, кроме икс-команды и свободных от дежурства пилотов, и, разумеется Батта, де Грига и ван Торенса в зале не оказалось. Едва последний оперативник уселся на место, ван Торенс, переглянувшись с Баттом, встал.
     - Здравствуйте, кого не видел! У нас свежие новости от американской команды. Новости таковы, что решили ввести вас в курс немедленно. Час назад "Рейнджер - два" вернулся из миссии; рано утром над якутской тайгой был сбит средний скаут. В принципе, ничего особенно примечательного не произошло, но вы сразу поймете в чем дело. Пожалуйста, ролик!
     Свет в зале постепенно померк, а на молочно-белом экране возникло светлое пятно. Пир узнал ракурс: это был вид из "Рейнджера", когда откидывается трап. Ролик был умело смонтирован из кусочков видеосъемки шлема каждого оперативника и следящего датчика-камеры ховертанка. Вот танк бесшумно выплывает из нутра "Скайрейнджера", поднимается повыше и медленно вертится на месте, давая панораму. Пир невольно поежился - до чего, все же, похож на кибердиск! Аж руки чешутся и ищут хэви плазму...
     Вспыхивает пятнышко целеуказателя, визор быстро настраивается на цель...
     Тихий ропот прокатился по залу. Высокая, выше флоатеров, фигура в золотистом бесформенном и глухом плаще с капюшоном стояла в узкой лощине меж двух холмиков спиной к танку. И "Рейнджеру". Почему спиной? Неужели не видела опускавшийся самолет икс-команды?
     Следом в поле зрения танка попала тарелка - обычный трехместный скаут, косо стоящий на склоне пологой сопки. Над тарелкой курился слабый дымок.
     Еще один в золотистом плаще, за грудой сухих веток и поваленных бурей стволов. Этот стоит лицом к "Рейнджеру". Правда, лица не видно, только тьма под низко надвинутым капюшоном; из свободного рукава высовывается ствол плазменного пистолета.
     Действие разворачивалось медленно, словно кто-то пустил запись с пониженной скоростью. Или это только показалось Пиру?
     Паллистер и Бейли соскакивают с трапа, Бейли как заправский баскетболист метает через верхушку ближнего холмика взрывпакет, потому что с земли чужака не видит. С другой стороны трапа прыгают Олаэча и белокурый швейцарец Людвиг Дэвис. Их действия так быстры, что чужак не успевает даже выстрелить, хотя стоит лицом к икс-комовцам и пистолет его направлен на них. Две очереди из лазерных ружей швыряют его на траву, к подножию молоденького кедра. Плазменные импульсы рождают в куче сухих веток веселые огоньки, еле видные в дневном свете.
     Переключение на визор танка - взрывпакет глухо бухает, между холмиками с секунду мечется неистовое пламя, потом все заволакивает дымом. Становится понятно, с чьего шлема снимали изображение минутой раньше - видна спина Алена Эванса, затянутого в "Скорлупу" первой модели. Танк рывком пролетает над "Рейнджером", к тарелке, туда же бегут с одной стороны Паллистер и Бейли, с другой - Олаэча и Дэвис. Эванс направляется через верхушку холма, вправо.
     Снова цель - метрах в сорока от тарелки виден третий чужак в таком же плаще; он неподвижен. Большой Дик Бейли вдруг спотыкается на ровном месте; Паллистер стреляет, но промахивается, ему неудобно, мешают мачтовые стволы. Стреляет и уже успевший взобраться на верхушку холма Эванс; с тихим криком чужак падает в заросли ольхи.
     Кадр на месте взрыва, снятый снова со шлема Эванса: коричневая воронка, грязный рваный лоскут, бесформенный комок плоти, обгоревший и неприглядный, да полуприсыпанный землей и совершенно невредимый плазменный пистолет.
     Собственно, это было все; показали еще как Паллистер, Бейли и Олаэча проникают в тарелку, но там никого больше нет.
     Зажегся свет и экран погас.
     - Я вас поздравляю, друзья, с новой расой противника, - без тени улыбки сказал ван Торенс. - Надеюсь, вы обратили внимание на некоторое замешательство Ричарда Бейли во время миссии? По его словам, он подвергся псионической атаке впечатляющей мощи. Так что чужаки - кстати, их назвали этериалами, - явно обладают псионическими способностями. Один из двух уцелевших трупов доставят сегодня вечером, надеюсь, вскоре биологи во главе с Доланом расскажут вам массу интересного.
     Ван Торенс умолк; встал Майкл Батт.
     - На сегодня все, можете быть свободными, икс-команда. Кто занимался в тренажерной - милости прошу. Кстати, напоминаю, что с завтрашнего дня начинаются тренировки в псионических лабораториях. В девять утра у северного модуля, все слышали?
     Пир выходил из зала с мрачной уверенностью, что завтра ему под череп вошьют какую-нибудь железку, наподобие тех, какими нашпигованы тела флоатеров и мутонов. Сорок тысяч баксов в месяц имели горький вкус и были весьма горячи наощупь.
     Спал он последние дни беспробудно и не видел никаких снов.
     Псионические тренировки оказались довольно скучным делом. Ничего Пиру и остальным икс-комовцам вживлять не стали, просто налепили на все тело датчиков и несколько дней заставляли сидеть перед экранами, на которых мельтешили бессмысленные цветные пятна, а псионики тем временем возились с многочисленными приборами. Сказали, для начала нужно выявить уровень псионических способностей каждого оперативника, "ментальный порог". Дальше, вероятно, предстояли тренировки иного рода. Пир отскучал положенное время в кресле и вернулся в тренажерную. Кажется, он постепенно поправлялся, потому что голова болела с каждым днем все меньше, а постоянный шум в ушах как-то незаметно утих и больше не напоминал о себе. Врачи каждый день по часу и больше мучили Пира анализами и процедурами. Пир молча терпел - а что оставалось? Во-первых, очень хотелось побыстрее вернуться в строй. Тем более, что к двенадцатому числу врачами был отпущен Ахмет Тюрамаз - ногу ему залатали будь-здоров, мог теперь бегать как и раньше. А во-вторых, взялся за гуж - полезай в кузов. Работа есть работа. Батт сказал выполнять все предписания медиков, и придется выполнять.
     Несколькими днями ранее, шестого июля, по данным патрулирования частей независимой разведки возникло подозрение, что на Тасмании действует база пришельцев. Вертолет-наблюдатель с "Америки" около суток утюжил побережье Бассова пролива восточнее Смиттона. Анализ траекторий засеченных кораблей чужаков оказался довольно несложным: определить координаты базы удалось уже к вечеру. Наблюдатель ушел на северо-восток, а на базе "Европа" состоялось экстренное совещание экспертной группы. Нападать на вражескую точку немедленно признали нецелесообразным; решили выждать по крайней мере неделю. На "Европе" осталось слишком мало опытных оперативников, а икс-команда американской базы все еще была недоэкипирована защитными костюмами. Де Григ предложил ход конем: вызвать самых опытных людей с "Америки", объединить их с прореженной командой европейцев и штурмовать базу чужаков как можно скорее. Батт думал долго, но в итоге дал "добро". Вылет запланировали на четырнадцатое июля, когда врачи пообещали ввести в строй достаточно опытного Тюрамаза. Получалась вполне плотная команда: Пир, Белов, Тюрамаз, Сегерсен, Паллистер, Олаэча, Бейли, Воронин, Гейслер и Шадрин. Из десятки только Воронин еще не имел на счету ни одного убитого чужака, хотя прошел уже несколько миссий. Конечно, очень не хватало Дориго и Завадского... Кстати, Ник вскоре тоже должен был приехать из Вены, потому что почти поправился. Проект "X-com defence" хорошо платил клиникам за лечение своих оперативников.
     Но вылет на базу пришлось задержать, потому что утром четырнадцатого над Атлантикой был замечен самый большой НЛО, какой до сих пор встречался над Землей. Громадный трехуровневый восьмиугольник на чудовищной скорости и высоте промчался над Европой, над Азией, оставляя далеко позади высланные "Интерсепторы".
     Пир и Дориго в тот день после завтрака зашли к пилотам; Смолянинов травил очередную байку, когда на него шикнул напарник:
     - Постой-ка, Валерка... Чего у них творится-то?
     В пилотской всегда негромко бормотал репродуктор - можно было услышать все переговоры баз с "Интерсепторами" и разговоры пилотов между собой.
     - Пятый, я его потерял час назад над Каспием!
     - Я база, пятый, на сближение не идти!
     - Понял, пятый, сопровождаю...
     Голос Батта:
     - Куда же он летит, черти б его побрали?..
     Осторожный голос де Грига:
     - Шеф, я не хочу делать поспешных выводов... но, похоже, к базе "Азия".
     - Следящая, что скажете?
     - Не исключено, шеф. База в пределах случайных отклонений от траектории.
     - Прогноз?
     - Здесь прогноз... Сейчас Умный Мак даст...
     Пауза.
     - Ага, девяностопроцентная вероятность.
     - Вероятность чего, математики хреновы? - Батт начинал сердиться, поэтому в выражениях не стеснялся.
     - Вероятность, что крейсер идет к базе "Азия", сэр!
     - Великолепно! - чувствовалось, что Батт готов метать громы и источать молнии. - Тревогу на "Азии"!
     - Есть, сэр!
     Чей-то звонкий голос зазвучал несколько тише, словно в отдалении:
     - "Азия", здесь "Европа", состояние ноль, повторяю, состояние ноль, как поняли, повторите!
     - Здесь, "Азия", объявляю состояние ноль на базе! А что происходит-то?
     - К вам идет вражеский крейсер! Девяностопроцентная вероятность непосредственной атаки базы!
     Диспетчер на "Азии" сдавленно охнул.
     - Ё-мое! - сказал Пир. - А там у них восемь чайников и ни одной "Скорлупы"! Если сектоиды - будет бойня...
     - Не каркай, - насупился Дориго. - Отобьются.
     Пилоты с надеждой смотрели на них.
     - Прогноз, какова вероятная численность десанта? - жестко спросил Батт и тут же мучительно закашлялся.
     - Запрашиваем, сэр... секундочку...
     Томительная пауза, кажется, что слышно, как дрожат натянутые до предела нервы людей в командном.
     - От десяти до пятнадцати десантников и от одного до пяти роботов или существ-террористов, сэр! Скользящая вероятность, Умный Мак не может дать приближение повыше...
     Батт негромко бросил что-то де Григу, Пир разобрал только "Проконтролируй, Брюс..." и вновь повисла короткая пауза, оттененная лишь сдержанным гулом на втором плане.
     - Может, еще мимо пролетят? - неуверенно предположил Смолянинов. - А?
     Пир не ответил, просто вскочил.
     - В командный? - спросил Дориго. Пир кивнул.
     Командный центр, куда они вбежали через три минуты, кипел. Многоголосый гул переговоров, люди перед пультами, мерцание экранов...
     Батт, уперев руки в бока, стоял перед электронной картой Евразии. По ней ползла зловещая алая точка, неумолимо приближаясь к голубому квадратику "Азии". Желтая точка - ближайший "Интерсептор" - даже на глазок двигалась втрое медленнее вражеского крейсера.
     - Не перехватят, - тоном пророка констатировал Дориго.
     - А если бы перехватили? Такая махина "Интерсептора", поди, за сто миль свалит и не почешется... Ну, попали!
     - Лихачев, Дориго, Тюрамаз, Белов, Сегерсен - немедленно подойдите в командный! - прогремело по внутренней связи.
     - Эй, шеф, мы уже здесь! - крикнул Пир.
     Батт оглянулся, коротко и энергично махнул рукой ван Торенсу и отвернулся. Голландец заторопился к оперативникам.
     - Быстро вы! - сказал он, приблизившись. - Значит, идея такова: будете страховать оперативников азиатской базы. Сидеть за экраном и помогать советами. Насколько это возможно, конечно.
     - Понятно, - сказал Пир. - Куда идти?
     Быстро освободили место за длинным, усеянным небольшими плоскими экранами, пультом. Чуть выше, на стене, светился экран-гигант. Вскоре подоспели и остальные икс-комовцы, не только вызванные. Ван Торенс объяснялся с ними, а Пир уже сидел за одним из экранов и натягивал наушники с бусиной микрофона на тоненькой хромированной штанге. Экран вдруг ожил, и Пир невольно встряхнул головой: казалось, он надел боевой шлем и находится в тревожном рукаве. Внизу, под экраном, вспыхнули зеленые буквы: Филип Руст.
     - Привет, Филип! - сказал Пир в микрофон. - Меня зовут Гена Лихачев, но чаще меня зовут проще: Пир.
     - Hi, - отозвался Руст. Он нервничал, и не скрывал этого.
     - Я буду изредка подсказывать тебе, если нужно, - Пир говорил спокойно, но по правде говоря, нервничал и он тоже. - У тебя лазерная винтовка?
     - Да.
     - Отлично. Надеюсь, ты уже продырявил немало мишеней в тренажерной? - Пир старался не молчать, потому что на собственной шкуре убедился - самое тяжелое в миссии - это последние пятнадцать минут перед высадкой. И, как обычно это делал ван Торенс, Пир старался отвлечь своего собрата по работе разговором. По возможности - не пустым.
     С азиатской базы начали спешную эвакуацию людей и оборудования. Пройдет всего четверть часа, и там останутся только восемь оперативников, наедине с командой чужаков.
     "Ладно, - подумал Пир. - Мы им давали жару даже на их базах - так неужели в своих родных стенах спасуем?"
     - Служба наблюдения: вражеский корабль снижает скорость и теряет высоту! Похоже, сейчас будет высадка.
     - Пусть высаживаются. Стрелять пробовали?
     - Далеко, не добьем.
     - Понятно.
     Спустя десяток минут крейсер чужаков уронил на землю дымный столб десантного лифта, опустил на поверхность одиннадцать этериалов и приземистого двуногого робота-сектопода, и взмыл в зенит, уходя от радаров.
     - Этериалы! - выдохнули в командном "Европы".
     - Черт! - с досадой сказал Пир. - С этими мы еще не сталкивались. Ладно, Руст, держись, сейчас начнется!
     - Держусь...
     Оперативники с "Европы" подбадривали подопечных новичков. Из оружия у тех имелись лазерные ружья и обычные гранаты.
     - Икс-команда, эксперты говорят, что система ориентировки робота особенно боится лазерного оружия! - объявил ван Торенс. - Имейте в виду!
     - Наблюдение, откуда будет атака? - жестко спросил Батт.
     Сквозь помехи прорвался голос эвакуированных наблюдателей с носимыми маломощными рациями:
     - Группа разделилась, сэр! Пятеро отправились к центральному лифту, остальные и робот - к стартовому рукаву ангара.
     - Понятно! - сказал Пир. - Руст, разделяйтесь тоже! Занимайте коридоры вокруг лифта и держите тревожный рукав!
     - Ясно...
     Пир покосился на сидящих рядом перед такими же экранами Дориго, Белова, Тюрамаза... Под экранами светились имена оперативников "Азии" - Рудольф Штройх, Дэвид Ноктон, Анатолий Андрианов, Николай Ладога, Лион Дуярди...
     Штройх и Ладога сразу же сунулись к лифту; Руст после секундного колебания направился за ними.
     - Не спеши! - посоветовал Пир. - Жмись к стенам.
     - Знаю, - нервно огрызнулся Руст. - Не маленький.
     Как можно более миролюбиво и спокойно Пир сказал ему:
     - Эй, парень, не кипи! Я тебе буду все время капать на мозги очевидными вещами - а что еще я могу издалека?
     - Ладно, ладно... - примирительно отозвался Руст. - Я понимаю.
     Было видно, как шлюз лифта медленно отворился, за уехавшей в сторону гофрированной дверью висела - без всякой опоры - фигура в золотистом плаще. Рядом, прямо в воздухе и тоже без видимой опоры, застыла небольшая коробочка с пучком разноцветных усиков-проводков.
     Штройх вжался в стену справа от открытой двери, а Пир увидел, как рядом с первым этериалом невесомо опускается второй. Чужаки не стали пользоваться лифтом - просто спустились по шахте, и все. Не иначе, они способны летать, как флоатеры.
     Все это произошло очень быстро, невероятно быстро; Штройх и Руст одновременно выстрелили. Руст попал: чужак вдруг потерял плавность движений и мешком упал на дно шахты. Золотистый плащ накрыл его бесформенным текучим одеялом. Тотчас в ответ заверещали плазменные пистолеты. Руст спиной отворил дверь медотсека и свалился на пол. Зеленоватые импульсы плазмы проедали в стене маленькие дымящиеся дыры.
     - Эй, что там с тобой? - забеспокоился Пир. Но тут же понял, что все в порядке: Руст проворно отполз от двери и встал на колени. За стенкой вновь началась стрельба. Потом разом стихла. Загудел сервомотор внутренних шлюзов между модулями базы. Раз, другой.
     - Давай, выходи, - сказал Пир и Руст осторожно двинулся к двери. Выглянул - у лифта уже никого не осталось, только лежал на полу мертвый этериал. Не тот, что подстрелил Руст минутой раньше, другой. Больше никого не было видно.
     Руст направился направо по коридору, обходя шахту против часовой стрелки.
     Где-то в стороне вновь началась пальба - теперь стало понятно, что стреляют в единственном ангаре базы. Видимо чужаки прорвались через стартовый тоннель.
     Второго чужака Руст убил здесь же, у лифта, натолкнувшись на его спину сразу за поворотом. Этериал охнул, выронил плазменный пистолет и растянулся на холодных полированных плитах пола.
     - Отлично, Филип! - похвалил Пир. - Держи темп! Только за угол сейчас не суйся, там тоже кто-нибудь может торчать...
     Он как в воду глядел: Руст не успел отбежать в сторону и припасть к решетчатой стойке напротив лифта, как шлюз быстро и бесшумно открылся, и оттуда стремительно вырвались сразу двое чужаков. Руст сразу дал очередь, и один из этериалов переломился пополам, захлебываясь смертью, но второй ответил, и ответил точно. Изображение на экране перед Пиром дрогнуло, Филип захрипел и пошатнулся.
     - Держи, гнида, - сказал он, падая. Экран перечеркнула черная точка, а спустя секунду в коридоре оглушительно грохнуло и резануло по глазам - рядом с этериалом разорвалась граната. Экран вспыхнул багровым, а потом покрылся бессмысленным серо-стальным снегом помех.
     Пир в сердцах саданул кулаком по столу. Он не уберег своего подопечного... Не предупредил.
     Тем временем на базе продолжался бой: Лион Дуярди, Дэвид Ноктон и Эрнандо Мантойя ввязались в перестрелку с двумя этериалами и сектоподом, засевшими в ангаре посреди металлических джунглей обслуживающих механизмов. Штройх и Ладога обошли шахту центрального лифта, никого больше не встретив и поспешили на помощь, к ангару. Андрианов, застигнутый стрельбой посреди тревожного рукава, медленно отползал к стене. Рядом с ним пол был изъеден плазменными импульсами.
     - Вытаскивать его надо, - прошипел кто-то на противоположном краю пульта. - Что же они делают?
     - Каспер, Каспер, не молчи! Где ты, черти тебя побери! - сердито твердил Густаф Сегерсен. И уже громче: - Он меня не слышит.
     Пир угрюмо глядел на центральные экраны.
     Каспер Кинг показался за спинами Дуярди, Ноктона и Мантойи. У него было каменное лицо и странно неправильная пластика движений. Вскинув ружье, он несколько раз выстрелил по своим. Те откатились в стороны, стараясь уйти от неожиданной опасности, и приподнявшегося Мантойю тут же достали два плазменных импульса. В проходе маячил похожий на безголового и безшеего страуса сектопод.
     - Кинг под контролем! - с досадой сказал ван Торенс. - Осторожно!
     Штройх и Ладога сумели незамеченными пробраться в ангар через боковую дверь - спустя полминуты двое этериалов были убиты, а сектопод прижат к стене и прицельно расстрелян. Андрианов наконец смог покинуть простреливаемый коридор, попутно убив еще одного чужака. Оставшихся выследили впятером, не потеряв больше никого.
     Каспера Кинга, находящегося в тупой и покорной всему прострации нашли в дальнем углу административного блока. Оружия при нем не было.
     - Отбились, - словно не в силах поверить сказал Батт. - Отбились все-таки!
     - Сэр! - доложил дежурный дальнего наблюдения. - Только что мы потеряли вражеский крейсер! Он висел в стратосфере над Евразией. А теперь ушел!
     - Понял, что подбирать будет некого, - хмыкнул ван Торенс. - Вот и ушел.
     Батт уже распекал помощников относительно комплектации баз, икс-комовцы "Европы" галдели перед пультом связи, икс-комовцы "Азии" радостно лупили друг друга по плечам посреди разгромленной, но сохраненной базы, и только Пир грустно сидел перед погасшим экраном.
     Еще одна смерть. Филип Руст. И еще - Эрнандо Мантойя. Пир не знал этих ребят. И узнать их уже никогда не придется. Не придется попить пива за разговором о том же штурме "Азии".
     Он вдруг остро ощутил, что впереди еще целая бездна смертей. Бездна. И - кто знает? - может быть одна из них уведет из этого мира его, Геннадия Лихачева.
     Почему-то раньше Пир никогда об этом не задумывался.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ... Гель лак "gelpolish".