10.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Глава восьмая. Май-июнь 1999

     Удачное нападение на вражескую базу сильно подстегнуло научников проекта "X-com defence". Практически сразу же выяснилось, что сектоиды - раса, обладающая очень мощными псионическими способностями. Странное поведение некоторых оперативников на последней миссии сначала объяснили результатом действия гипотетического психотронного оружия, на деле же оказалось, что этим оружием был развитый мозг "головастиков". Они были в состоянии ввергать противника в панику, и даже брать под контроль, как это случилось с Миллсом. Психотронщики взвыли от зависти, тут же в Европе была отстроена еще одна лаборатория, понаехало светил нейрофизиологии, а шеф научного отдела туманно пообещал, что вскорости и оперативники икс-команды будут в состоянии захватывать контроль над разумом и моторными функциями пришельцев. Батт выслушал это сообщение молча; впрочем, удивляться за последнее время он разучился. Биологи и ксенологи яростно спорили о целях пребывания сектоидов и других инопланетян на земле. Организмы чужаков хранили следы глубочайших генетических изменений, возможно они искали на Земле свежий генетический материал для дальнейшего совершенствования своего общества, похожего на огромный рой.
     Май прошел в общем спокойно. С уничтожением вражеской базы активность прищельцев заметно упала, а сектоиды словно затаились. Зато чаще стали встречаться флоатеры и человекозмеи. Было сбито несколько малых тарелок, на одну миссию, Пир слышал, вылетал "Скайрейнджер" с американской базы. Паллистер, Олаэча и Бейли увеличили свой личный счет убитых врагов, а заодно на деле познакомились с флоатерами.
     Семнадцатого мая спецы из оружейной лаборатории торжественно принесли в тренажерную три тяжелых плазменных ружья. На базе их последнее время называли "хэви плазма". Метод нейрокодировки был изучен целиком, все коды опознаны и разбиты по группам в соответствии с индивидуальными данными каждого икс-комовца. Всем отсканили личный код и ввели в рабочие боекомплекты. Отныне плазменное оружие оказывалось в полной власти оперативников, можно было его подбирать, бросать, перезаряжать, словом, прежние ограничения отменялись.
     Двадцать первого "Интерсепторы" долго гоняли над Приморьем абдуктор, но быстроходный корабль пришельцев легко уходил от преследования. Засекли даже место, где он садился, где-то в Якутии, но "Рейнджер" с Европейской базы просто не успел вовремя долететь. Абдуктор снялся, и с чудовищной скоростью покинул пределы земной атмосферы. Пилоты завистливо скрежетали зубами, но что они могли поделать? Техника чужаков превосходила человеческую. Впрочем, эксперты из технических лабораторий заверяли, что вот-вот разберутся с навигационными системами чужаков, их силовой установкой и элериумом-сто пятнадцать, который использовался в качестве топлива, начинки для инопланетного реактора. Еще эксперты обещали техническую революцию, и, как всегда, рекомендовали подождать с месяц. А вот потом... Батт регулярно устраивал техникам шумные разносы, но помогало это слабо: те разводили руками и говорили, что и так почти не спят. Глядя на измятые физиономии научников в это легко верилось.
     Опять появлялись шишки из ООН, под конец месяца на базе поднялась суета, и тут из Лимы донесся вопль о помощи. Инопланетяне высадили очередную террор-группу. Флоатеры.
     Икс-команда поднялась по сигналу "ALERT". Все уже стало привычным, десятка оперативников и дистанционщик, Стив МакМаннаман, за считанные минуты заняли места в брюхе десантного "Рейнджера". Вместо Артура Миллса, проходившего психологическое конденционирование, и погибших Мбиды и Ивасаки шли новички: итальянец Гаэтано Скаветти, взрывной, как Везувий; маленький немец Зигфрид Бергер и Фрэнк Тернер, раньше сотрудничавший с британской контрразведкой. Скаветти вместо Мбиды управлялся на тренировках со "Шкаром", и, надо сказать, не без успеха.
     До Лимы было часов пять-шесть лету. Пир, пристроив в специально измененном захвате "хэви плазму", дремал в ожидании рекомендаций экспертной группы, которые, как обычно, оглашал ван Торенс. Это была первая миссия, когда с самого начала вместо стандартных лазерных винтовок взяли две единицы оружия чужаков, на это решились Пир и Ревеню. Батт возражать не стал. Да и что он мог возразить? Некоторый запас плазменного оружия и обойм к нему всегда хранился на базе "Европа", хотя почти все, что захватывали в миссиях, впоследствии продавалось. Содержание двух баз обходилось в кругленькую сумму и приходилось торговать инопланетными диковинками.
     Ван Торенс вышел на связь, когда "Рейнджер" несся над бескрайними амазонскими джунглями. Пир с товарищами тотчас пробудились от неглубокой путевой спячки.
     Голландец выглядел достаточно веселым.
     - Привет, головорезы! - поздоровался он и неожиданно помахал рукой, хотя раньше никогда так не делал. - Есть хорошие новости.
     - Хорошие! - проворчал Ревеню. - Тут террор, а он о хороших новостях!
     - Ввиду того, что сегодня - вечер тридцать первого мая, а значит конец месяца и время подведения итогов, вам рекомендовано даже не пытаться брать пленных. Работайте на уничтожение, вынесите флоатеров, чтоб их коммандеры содрогнулись на центральной базе!
     - Центральной базе? - удивился Завадски. - Впервые о такой слышу!
     - А чего? - Пир зевнул, прикрываясь ладонью и рассудительно ткнул в потолок указательным пальцем. - Должна же быть у них центральная база?
     Ван Торенс часто закивал:
     - Вот-вот. Коммандер сектоидов, которого взяли на мозамбикской базе, раскололся. Кажется, случайно, но он упомянул об общей большой станции в пределах Солнечной системы. Наши лингвисты и специалисты по дознанию крутят его и так, и эдак - молчит, зараза.
     Ван Торенс кашлянул в кулак.
     - То бишь, о чем это я? Ага, о терроре. Шокеры даже не берите с собой, оставляйте в "Рейнджере". Вы окажетесь на месте несколько раньше, чем было рассчитано, ветер над Атлантикой помог. Поэтому, появление в пределах колпака будет для флоатеров слегка неожиданным. Воспользуйтесь этим.
     - Марк, а почему на террор идем мы, а не ребята с американской базы? Южная Америка, кажется, в их зоне, - спросил Завадски, прищурившись.
     - Исключено, - ответил ван Торенс. - Их десятку еще не укомплектовали "Скорлупой". Куда их под плазму? Да и опыта у них маловато, разве что Паллистер, Олаэча и Бейли порох нюхали. Ну, Ален Эванс еще.
     - Да чего ты, Ник? - Пир ткнул приятеля локтем. - Недоспал, что ли?
     Завадски отмахнулся, что-то бормоча; Пир разобрал только слово "бабушка".
     "Рейнджер" подбирался к высокогорью. Близилось время высадки.
     - Кстати, техническая лаборатория приступила к разработке нового корабля. Пока - чистого истребителя, но вскоре сядут и за крафт-десантника.
     - Знаем, - ответил Ревеню. - Думаешь, мы на базе только по мишеням палим, тренажеры мучаем да спим?
     Ван Торенс хохотнул.
     - Ладно, готовьтесь!
     Завадски развел руками.
     - Что тут готовиться?
     Готовиться и впрямь было нечего. Пир опять задремал. В себя его привел гул посадочных турбин и ощущение проколотого колпака. Пир потянулся к хэви плазме и отщелкнул держатель.
     Касание. Турбины утихают. С лязгом откидывается трап, в "Рейнджер" вливается поток свежего воздуха Анд и дневной свет. МакМаннаман склонился над пультом, танк оживает.
     - Цели слева! - тут же огласил дистанционщик. Ревеню и Завадски одновременно соскочили с трапа. Совсем рядом с севшим "Рейнджером" висел над жиденькими кустиками флоатер. Позади него возвышались два здания; в проходе между ними прятался за телефонной будкой еще один; чуть дальше с голого места удирал третий. Все были вооружены тяжелой плазмой.
     Висящий над кустиами чужак успел выстрелить дважды, и танк, самая большая мишень, ткнулся в кусты и вдруг развалился на части. Его специально делали так, чтоб не взорвался в гуще оперативников.
     Завадски, присев у шасси занялся вражеским снайпером, Ревеню с леденящим душу спокойствием разнес сначала телефонную будку, благо импульс из хэви плазмы мало что оставлял от таких целей, потом накрыл ближнего флоатера, и, спустя миг, второго. Красные метки целеуказателей погасли в десяти шлемах одновременно. Летун на высоте с запозданием вскрикнул и спустя несколько секунд взорвался, хотя сначала просто осел на газон перед зданием. Наверное, выстрелом повредило антигравитационную установку. У левого дома обрушился угол, потом рухнули две стены. Потом над развалинами возникло облачко черного, как смола, дыма.
     "Резина у него внутри, что ли?" - недоуменно-рассеяно подумал Завадски и ринулся из-под шасси в проход между зданиями, следом за Ревеню, прижимаясь к стене. Проход был широкий.
     Пир, Скаветти, Тернер и Бергер пошли цепью; позади севшего "Рейнджера" расстилалась ровная зеленая лужайка. За ней виднелся ровный асфальт шоссе, пустынного, а за шоссе сплошной стеной стояли дома.
     Белов, Чонгради, Дориго и Келлер вытянулись во вторую цепь.
     Пир, шедший первым слева, уложил вынырнувшего из-за угла на дорогу флоатера единственным выстрелом. Флоатеру оторвало голову. Пир глянул назад, и сразу увидел мелькнувший за развалинами фиолетовый плащ. Тут же Пир выстрелил, и попал очень удачно. Шар под флоатером взорвался в поперечном проходе. Ревеню и Завадски натолкнулись на плотную стену взрывной волны.
     - Отлично, Пир! - прокомментировал Завадски. - Только в нас не попади.
     - Ладно, - буркнул Пир и ушел вперед, оставляя в проходе товарищей. Туда же отправились Чонгради с ракетницей и Белов Костя. Остальные так же, цепью, бежали по лужайке.
     Пир свернул налево, за здание, и двинулся параллельно шоссе. Впереди маячила будка регулировщика на широком перекрестке.
     Скаветти первым отследил сразу двух флоатеров, за шоссе, у стены двухэтажного милого домика с римскими колонными у портала. "Шкар" дал две очереди; чужаков разбросало взрывами, колонны сразу перестали казаться новенькими: их нещадно иссекли осколки, а у окон сизыми облаками закурился вонючий дым. На шум из соседних домов показалось еще трое летунов с плазменными ружьями, они пробовали стрелять, но плотный огонь икс-комовцев смел их. Двое остались у обочины, один спрятался в дом. Скаветти еще разок пальнул из автопушки, стену домика как ножом срезало. В дыму заметались два силуэта, Тернер, Бергер и Дориго уйти им не дали. Итого на шоссе и рядом положили шестерых. Если и остались еще чужаки под силовым колпаком, их должно быть немного.
     Пир, проворно бежавший вдоль стены дома к перекрестку, не успел достичь угла: за поперечной дорогой из дома показался летун; чуть левее из-за фонтана выглянул еще один. Хэви плазма плюнула зеленым огнем, и тот, что за фонтаном, свалился в воду.
     - Эх! - с досадой вздохнул Пир, пригибаясь. - Фонтан изуродовал!
     Вода вытекала на асфальт сквозь широкий оплавленный пролом, сразу переставший дымить.
     Секундой позже плазменный импульс угодил Пиру в левую руку. Его бросило на землю. Скорлупа в месте попадания потемнела и изогнулась.
     Келлер, великолепный стрелок, помог Пиру: он снял флоатера с двух сотен метров, с лужайки. Потом сорвал с пояса аптечку и ринулся к Пиру.
     Ревеню и Завадски напрасно прошли развалины и целые дома насквозь, Дьюла Чонгради зря выискивал цель для своей ракетницы, Дориго, Тернер, Скаветти и Бергер безуспешно шастали в домиках за шоссе: десант флоатеров был уничтожен в три приема, за каких-то десять минут. Кибердисков или других роботов икс-комовцы не встретили. Пир уже уверился, что вот-вот подадут сигнал на эвакуацию, но тут из командного поступила странная команда: прекратить двигаться и ждать. Ждать в зоне террора, под колпаком, хотя всех чужаков уже убили. И все стали ждать. Пять минут, десять. Первым не выдержал Адам Дориго.
     - Эй, Командный! Когда назад-то? - спросил он. - Долго еще тут торчать?
     Ван Торенс откликнулся тотчас. Голос у него был словно бы виноватый - скорее всего голлландец сам не понимал причин неожиданной задержки оперативников в зоне террора. Но приказ есть приказ, и он тоже вынужден был подчиняться, точно так же, как любой из икс-команды.
     - Терпение, парни. Прогнозисты уловили какие-то расхождения со своими схемами. Скоро все прояснится - еще минут десять-двадцать, не больше.
     Из-за туманной стены защитного поля доносилось басовитое урчание вертолетных двигателей. Запах гари и горячей пыли висел повсюду, забивая ноздри и горло. Пир недовольно поморщился, поправляя шлем. Даже фильтры помогали неважно.
     Он подтянул ослабевший после беготни и ползанья пояс с запасными обоймами и парой гранат, и опустился на безобразную глыбу, отвалившуюся от угла дома. Взрыв, который повредил этот дом, несомненно был сильным. В обнажившейся арматуре путалась кирпичная крошка, а сквозь зияющие пробоины в стенах виднелась сильно попорченная обстановка угловой комнаты. Изуродованный выстрелами фонтан виднелся прямо перед домом.
     - Шарон, что датчики движения?
     - Чисто... Выводят гражданских из подвала. Проследи.
     Спецы из группы сопровождения деловито переговаривались в эфире. Пир невнимательно слушал. Сигнала на возвращение к "Рейнджеру" никто по-прежнему не давал.
     - Пир, - послышался голос Завадского. - Я иду к тебе.
     - Сказали же - оставаться на местах, - проворчал Пир. По правде говоря, он совсем не был против того, чтобы Ник вышел из-за угла. Ну какая, скажите, разница, будут они ждать вместе или в полусотне шагов друг от друга?
     - Да ну их к монахам! - сказал Завадски. - Я тут торчу на открытом месте, как сапог на плацу. Если кто остался, о лучшей цели ему и мечтать нечего.
     - Положим, я тоже не в крепости сижу... - вздохнул Пир.
     Ник пружинистым шагом направился к полуразрушенному взрывом коттеджу. Лужайка, по которой он шел, чернела безобразными пятнами ожогов. Спустя полминуты Ник уже сидел на той же глыбе, что и Пир, положив винтовку на колени и глядел на текущий из поврежденного фонтана ручеек.
     - Чего это с ними сегодня, ты не в курсе? - спросил он, роясь в кармане на бедре. Говорил он, понятно, о прогнозистах.
     - Приступ бдительности, - вздохнул Пир. - Небось, перед НАТОвцами выпендриваются.
     Завадски наконец добыл из кармана зеленый пластиковый пакетик с жареным миндалем, надорвал его и поднял лицевую пластину шлема.
     - Держи! - сказал он.
     Пир протянул ладонь и тоже поднял пластину. Горка коричневых продолговатых орешков высыпалась ему в руку.
     С минуту оба молча грызли содержимое пакета.
     - Жена моя любила миндаль, - неожиданно сказал Завадски. - И еще фисташки.
     Пир на секунду перестал жевать.
     - Жена? - переспросил он осторожно. Не понравилось ему слово "любила". Смущало прошедшее время, а в таких случаях нужно быть посдержаннее. Даже с друзьями.
     - Ага. Я ведь был женат раньше.
     - Я не знал, - тихо отозвался Пир.
     - Конечно, не знал, - Ник пожал плечами. - Я ведь тебе никогда не рассказывал.
     Пир молчал. Он не знал, какой вопрос сейчас прозвучит уместно. Казалось, что никакой.
     - Мы три года прожили вместе, - Ник пошуршал пакетом. - Она все уговаривала меня бросить работу в отделе. Опасно, говорила. Я смеялся.
     Ник умолк. Миндаль у него кончился. Пир внимательно глядел на Завадского, а у того взгляд блуждал по испещренной трещинами и пятнами стене, по грязно-серому потоку воды, растекшемуся по асфальту.
     - А потом она сказала мне, что уходит. К другому. К такому, который не проводит на работе собственный день рождения.
     - И..? - несмело спросил Пир.
     - И ушла. Через неделю она погибла - разбилась на машине. Ее отец пришел ко мне и вылил мне в морду целый галлон виски - все, что я не успел влить в себя, потому что уже знал обо всем. Представляешь, Пир, он решил, что я это подстроил, я и наша контора. Мать Синтии требовала суда. Тот осел, к которому Синтия ушла, пытался начистить мне физиономию. Родственники проклинали меня, словно я и вправду был к этому причастен.
     Завадски снова умолк, скомкал пустой пакет и бросил под ноги.
     - А ты был женат? - неожиданно спросил он Пира.
     - Н-нет... - Пир пожал плечами. - Не был.
     - А почему?
     Пир задумался. В самом деле - почему? Как объяснить этому славному парню из благополучной Австралии, что у него, россиянина Геннадия Лихачева, до сих пор нет своего угла? Что мать и сестра в Вологде ютятся в крошечной квартирке? Что в России большинство людей снедаемы бытовыми проблемами, которые иностранцам из развитых стран просто непонятны?
     Кстати, какого черта Пир до сих пор не купил своим приличное жилье? С момента поступления в проект "Икс-ком дефенс" он наконец-то может это позволить. Не то, что раньше, на гроши, получаемые в кассе отдела по борьбе с терроризмом...
     - Не знаю, Ник. Некогда было. Да и не на ком. У меня и девчонок-то знакомых не было. Я и спал чаще всего в конторе... На столе. В курьерской такой стол был - мечта идиота. Аэродром, не стол, зеленым сукном обитый. Ботинки, бывало, сбросишь, почту на стул свалишь, куртку под голову... Только шеф ругался.
     Завадски грустно покачал головой.
     - Никогда мне не понять вас, русских.
     Пир улыбнулся.
     - Нам самим себя не понять... - он помолчал с полминуты. - А чем у тебя все закончилось-то?
     Завадски наклонил голову.
     - Да ничем. Уехал я. К бабушке. А потом меня в проект завербовали.
     - Икс-команда! - наконец ожил командный. - Добро на возвращение! Стягивайтесь к "Рейнджеру". Отлично сегодня поработали!
     - Ага, очнулись, - проворчал Дориго откуда-то издалека. - Не прошло и полгода. И чего было тянуть?
     - Разговорчики! - прикрикнул на него Ник Завадски. - Ноги в руки - и в "Рейнджер"!
     И добавил, обернувшись к Лихачеву:
     - Пошли, Пир.
     Только на следующий день на базу из Лимы сообщили, что под развалинами нашли тело неизвестного зверя. Пир слышал об этом, но краем уха и подробностей не знал.
     Это была самая безупречно проведенная миссия за пять месяцев.
     Наступил июнь; утром второго числа по вещанию базы Батт объявил о двух вещах: ООН довольно действиями участников проекта "X-com defence", а следовательно трудности с финансированием пока преодолены, и второе - независимой агентурной сетью в Антарктиде засечена база пришельцев.
     - Ну, радость! - Завадски всплеснул руками и ткнул локтем Пира. - Слыхал, дружище? Час от часу не легче.
     Пир, удравший из медчасти к себе в каюту, зевнул и отмахнулся:
     - А ты чего ждал? Ты не в армию спасения нанимался...
     Пир был уверен, что руководство проекта не отпустит его на очередную миссию из-за ранения в Лиме. И поэтому злился. После того, как ему обработали раненую руку он послал медиков подальше и решил не прерывать тренировок. За что и получил от Батта незамедлительную выволочку, спустя какие-то полтора часа после выступления шефа по радио, и был с помпой водворен в госпитальные покои.
     Сутки ушли на подготовку к вылету на снежный материк. Подгонялось оружие, проверялись доспехи, психологи накачивали оперативников, словно спортсменов перед Олимпиадой. У многих еще свежи были воспоминания о последнем терроре и высокогорный воздух, казалось, еще обжигал легкие, а приходилось снова лезть в самое пекло - вражескую базу.
     Третьего вечером "Скайрейнджер" вылетел с базы "Европа" и взял курс на юг. База чужаков была расположена в полутора тысячах километров от полюса, недалеко от антарктической станции "Мак-Мердо". На этот раз летели без танка, потерянного в Лиме. Двенадцать человек - "холодная дюжина", как прозвала их группа сопровождения. Из первой восьмерки шел только Ник Завадски; из опытных икс-комовцев - Везунчик Ревеню, Адам Дориго, Дьюла Чонгради и Вернер Келлер; из тертых в боях - Артур Миллс и Костя Белов; из понюхавших миссии - Тернер, Скаветти и Бергер; плюс трое новичков - австралиец из Брисбена Майкл Строрм, смуглый курчавый турок Ахмет Тюрамаз и меланхоличный швед Густаф Сегерсен. Пир, снова пославший подальше постельный режим и разругавшийся с врачами, со смешанными чувствами провожал товарищей взглядом. Да и разве мог он, единственный из оперативников, остающийся на базе, не придти сюда, в ангар, к урчащему турбинами "Рейнджеру", готовому взмыть в небо, голубеющее в конце стартового тоннеля? И Стив МакМаннаман пришел, мрачный, как Арктика зимой. На складе имелся еще один танк, с ракетной установкой на борту вместо пушки, но решено было брать вражескую базу без танков. А значит дистанционщикам - МакМаннаману и его напарнику Станиславу Бржизе - оставалось только скрипеть зубами, и надеяться, что либо новые танки привезут, либо руководство изменит мнение относительно состава оперативной группы.
     Пир оставался в ангаре до тех пор, пока транспортник с гулом не исчез в тоннеле. Потом вздохнул и побрел на командный, к ван Торенсу, надеясь, что Батт его не выгонит. По правде говоря, надеялся он не очень.
     Дистанционщики направились следом за ним.
     Те, кто летел на задание, расслабились в десантном отсеке. Спинки кресел были откинуты. Отсек, где расположились двенадцать икс-комовцев, больше напоминал салон пассажирского лайнера, только кресла стояли гораздо реже и не по два-три в ряд, а по одному. Рядом с каждым сверкали хромом и пластмассой зажимы и крепления для оружия и снаряжения. Впереди, над овальным люком в кабину пилотов, мерцал большой экран. Сейчас на него транслировали новости из Лондона, но ближе к началу миссии на связь выйдет командный центр проекта и ставший уже привычным и родным голландец ван Торенс спокойным и уверенным голосом расскажет, что новенького им может встретиться в предстоящей операции.
     - Hi, ребята! - возник ван Торенс. - Вам большой привет от Пира; вон он сидит.
     На экране на миг возник нахохлившийся и недовольный, как намокший воробей, Геннадий Лихачев, лейтенант из первой восьмерки. Рядом с ним сидели присмиревшие в присутствии начальства дистанционщики. Батт на них и Пира косился, но молчал.
     - Вот что значит боевой офицер! - восхитился Завадски. - Дисциплина дисциплиной, но ведь понимает, что Пир сейчас в койке не улежит...
     - А ты познакомь шефа со своей бабушкой, - с самой серьезной миной посоветовал Ревеню и все оперативники дружно захохотали. Улыбнулись и в командном центре, по ту сторону экрана. Включая самого Батта.
     - А что? - Завадски ничуть не смутился. - Это идея! Надо будет обдумать и позвонить бабушке.
     - А меня ты решил не спрашивать? - осведомился Батт грозно, но глаза его смеялись.
     - Это будет сюрпризом, шеф! - не растерялся Завадски.
     - Ладно, - отрезал Батт. - Хватит болтать. Марк, прошу.
     - Ага, - отозвался ван Торенс. - Итак, что у нас плохого: да ничего. Эксперты с семидесятипроцентной вероятностью считают, что это будет база флоатеров, а не сектоидов.
     - Это еще почему? - подал голос Дориго. - Сектоидов мы встречали в основном в южном полушарии, а единственный абдуктор флоатеров - в северном. И второй абдуктор, который не догнали, тоже в северном.
     - Во втором абдукторе могли быть и не флоатеры. И Лима расположена в южном полушарии, если ты не знаешь...
     - Знаю, - огрызнулся Дориго.
     - ...но не в этом дело, - невозмутимо продолжил ван Торенс. - Скорее всего, что на базе будут не сектоиды. Это хорошо - исключается возможность псионических атак. Флоатеры, конечно, покрепче и солдаты куда более опасные, чем головастики, но и вы, ребята, прямо скажу - не сахар. Пусть у нас похуже оружие и снаряжение - пока похуже, зато мы воюем за свой собственный дом. А солдаты любой расы пришельцев вообще не знают, что такое дом. Их просто клонируют, словно цыплят в инкубаторе, прямо здесь, в окрестностях Земли. Но с другой стороны, они мало страшатся смерти, потому что генетически запрограммированы ее не бояться. Поэтому они - хорошие солдаты. Я не имею в виду сектоидов, их солдаты - скорее внешняя охрана в миссиях по захвату живых людей и животных, которых они пускают под ножи своих генных инженеров. Флоатеры же - прирожденные солдаты и террористы. Они сильны и жестоки, их организм усилен кибернетическими внедрениями, а часть уязвимых органов просто удалена.
     - То-то мы их вынесли в первой же миссии! - довольно и не без саморекламы сказал Завадски. - Да еще троих в плен взяли. И в Лиме дали им прикурить...
     - Это большая удача, поверьте мне, - сказал ван Торенс. - Я ничуть не умаляю достоинств каждого из вас, но скорее всего флоатеры просто не воспринимали землян всерьез. Что можно ожидать от такой по их мнению отсталой расы, как мы? Икс-команда просто застала их врасплох, когда они собирались в очередной раз похитить несколько тупоголовых аборигенов. А в Лиме они ожидали нас несколько позже. Не стоит обольщаться результатами тех миссий. Лучше вспомните, как легко мы теряли людей в других.
     Ван Торенс отпил из высокого стакана и продолжил:
     - Прошлый раз на базе мы встретили два кибердиска, и один - наверху, у лифта. Есть основания полагать, что на и этот раз их будет столько же.
     - Стоп! - поднял руку научник в белом халате, сидящий в первом ряду кресел для экспертов в командном пункте. Пир узнал его, это был Сендер, который вместе с Дражаном Чукичем представлял икс-команде плазменные пистолеты в январе. - А никому в голову не приходила мысль, что флоатеры могут использовать других роботов, нежели кибердиски? Вспомните того неизвестного зверя из Лимы!
     Один из советников по стратегии с сомнением покачал головой:
     - Сомнительно. Мы знаем, что обе расы пришельцев используют однотипное снаряжение и оружие, и, похоже, совершенно идентичные боевые и разведывательные корабли. С чего бы им использовать роботов разных систем? А что до зверя - его инопланетное происхождение, мягко говоря, сомнительно. Да и мало что от него осталось, если говорить начистоту.
     - Но из пленного инженера мы выудили сведения о другом роботе, двуногом. Мы назвали его сектопод, разве вы не знакомились с отчетом технической группы?
     - Знакомился, - ответил эксперт невозмутимо. - Возможно вы и правы, Сендер. Я лично скептически отношусь к вашим идеям, но учитывать их, безусловно, нужно. Марк, расскажите, пожалуйста о втором роботе.
     - Хорошо, - ван Торенс вызвал на экран портативного компьютера, стоящего рядом с видеодатчиком, что передавал изображение на экран "Рейнджера", соответствующий раздел. - Двуногий боевой робот, условное название "сектопод", маневренная, быстрая и снаряженная мощным оружием машина. По предварительным прикидкам, более опасна, чем кибердиск. Честно говоря, кибердиски вовсе не показались опасными, так, икс-команда?
     Оперативники сдержанно загалдели.
     - Так вот, это самое странное, что произошло до сих пор. Такое впечатление, что они тоже пока не запрограммированы воспринимать людей, как противника. Они способны значительно на большее, чем довелось увидеть в четырех миссиях. И это не пустые слова. Сектоподы, по нашему мнению, наиболее мощное оружие, доступное пришельцам. Поэтому вы должны быть готовы встретить их так же, как встретили кибердиски.
     - Мы-то готовы, - сказал Ревеню. - Главное, чтоб они готовы не были.
     - А вот на это рассчитывать как раз не стоит. Кто знает, сколько планет уже покорили эти расы? Сколько тысячелетий они в космосе?
     - Спросите у пленных, - пожал плечами Ревеню Везунчик.
     - К тому же, - задумчиво сказал Сендер, - на базе могут оказаться человекозмеи или вовсе неизвестная нам раса.
     Ван Торенс только руками развел.
     Внизу, под "Рейнджером" расстилался снежный континент, царство холода и зимы. Нашли же чужаки место для базы... Хотя, они-то как раз и должны выбирать безлюдные места. Более безлюдное место на Земле чем Антарктида трудно было даже представить.
     Группа сопровождения на "Джураях" и транспортных вертолетах держалась несколько сзади. "Интерсепторы" во всю мощь своей пары импульсных двигателей утюжили небо над базой. В Антарктиде в разгаре была зима, свирепствовали бураны и снег вился везде: в небе, струился над поверхностью, белый-белый, как мысли самой Зимы.
     - Не забыли включить подогрев "Скорлупы"? - напомнил Завадски остальным. - Минут десять будет холодно...
     Турбины "Рейнджера" разметали снег. Никто штурмовую группу не встречал; по крайней мере никого не было видно. Впрочем, уже в десятке шагов ничего было не разглядеть: мешал падающий снег.
     Дюжина икс-комовцев слаженно высадилась из бота.
     - Вход там! - прокричал Ревеню, условный старший группы. - Не зевай!
     Вскоре в смазанном окружающем мире проступили очертания полузанесенной снегом входной пирамидки. Это было странно: ни одна тарелка не взмыла в небо и не пыталась сбить "Интерсепторы", никого не выставили во внешнее охранение... Беспечность пришельцев удивляла.
     Пир, глядя на контрольные экраны командного центра, мог видеть все, что видел каждый из товарищей. И боялся только одного: не оказалось бы это ловушкой.
     Один за другим икс-комовцы проникали в пирамидку, некоторое время потратив на то, чтобы отгрести снег от люка. Лифты. Вниз.
     Внешне база почти не отличалась от мозамбикской, разве что залы и отсеки были иначе перемешаны. Пусто, не то что в прошлый раз, сразу же у лифтов началась пальба, и сразу же погиб Джордж Мбида, хозяин джунглей...
     Пир вздохнул, глядя на экраны.
     Оперативники рассыпались, прочесывая помещения, тихо жужжали открываемые двери. Никого.
     Только спустя десять минут, когда уже было обшарено полбазы, Фрэнк Тернер засек первую цель.
     - Дьявольщина! - прошептал Пир.
     Черно-серый угловатый силуэт с длинными руками и огромными кулаками мелькнул на экране Тернера, в дальнем проходе. Тотчас же послышалось странное урчание пополам с не то скрежетом, не то шелестом. Зверь не мог издавать такие звуки. Пир не удивился бы, если оказалось, что Тернер увидел сейчас гигантское насекомое. Тем более, что он взглянул на экраны оперативной обработки: то, что он принял за кулаки на деле оказалось парой внушительного размера клешней.
     - Внимание всем! - объявил Ревеню. Сейчас оперативникам подсказывал в основном он. - Неизвестный чужак!
     Тернер выстрелил - мимо. Черно-серый обернулся и бросился навстречу, урча все громче.
     Скаветти заметил еще одного, в соседнем отсеке. Пальнул пару раз, однако обладатель клешней проскользнул сквозь дым и обломки контейнера с экспонатом совершенно неповрежденным. Но прошла секунда, и импульс из хэви плазмы разорвал его пополам. Везунчик Ревеню промахивался редко.
     Второго убил Тернер; ему понадобилось несколько попаданий из лазера, прежде чем черно-серый рухнул на квадратные плиты пола. Пришельцы не выстрелили ни разу, да, впрочем, у них и оружия-то никакого не было.
     Не успели икс-комовцы как следует осознать этот факт, как раздался первый ответный выстрел. "Скорлупа" Тернера отразила его, а вот Гаэтано Скаветти, получив мощный импульс в бок, всхлипнул и опрокинулся, выронив "Шкар". Его крутнуло, словно волчок и отбросило к стене. Выскочивший вслед за ним Тернер успел разглядеть оранжево-желтую фигуру с хэви плазмой. Выстрелил он не задумываясь. Чужак противно зарычал и осел на пол, словно надувная кукла, из которой выпустили воздух.
     - Здесь человекозмеи! - срывающимся голосом предупредил Тернер. - Вооружены хэви плазмой!
     И началось. Пришельцы атаковали сразу с нескольких сторон; спустя секунду все икс-комовцы оказались в укрытиях. За углами коридоров, за колоннами и контейнерами, просто на полу. Завадски, Дориго, Ревеню, Келлер, Строрм, Белов отстреливались, и небезуспешно. В первую же минуту положили трех оранжевых.
     Пир рассмотрел чужаков получше. Больше всего они напоминали толстых желтопузых червяков, вставших на хвост. Правда, у них была пара рук в верхней части тела и длинная узкая морда, как у рыбы-иглы. Передвигались чужаки елозя на своем толстом хвосте. Достаточно быстро, практически с той же скоростью, что и люди.
     Тюрамаз, собиравшийся проверить несколько закрытых небольших отсеков за первыми же дверьми столкнулся с желтопузым и успел выстрелить. Тот, рыкнув шлепнулся на пол, заливая ворсистый покрытие комнаты желто-зеленой жидкостью. Наверное, кровью. Хотя, есть ли кровь у червей? Ахмет брезгливо вытер подобранную хэви плазму о жесткое тело трупа и шагнул к лифту.
     Чонгради и Белов прочесывали дальние помещения. Ракетницей венгр опять так ни разу и не воспользовался.
     Ревеню добрался до коридора перед командным центром базы, убив по дороге двоих. Знакомый трилистник красовался на широких дверях. Келлер подошел с другой стороны, успев разобраться с одним; сюда же подтянулся и Завадски, тоже прикончив одного и подобрав плазменную винтовку. Как и Келлер.
     - Двинули!
     Ревеню приказал дверям открыться, троица слаженно нырнула внутрь. Коридор перед дверью был пуст. Везунчик отправился налево, Келлер с Завадским - направо. За Ревеню с опозданием на какие-то секунды последовал Тернер.
     - Вчетвером справимся, - сказал Ревеню остальным. - Держите вход в командный, чтоб в спину нам не зашли, да прочешите базу до дальней границы!
     У дверей, куда проникли четверо икс-комовцев, остался Дориго и Белов. Миллс и Бергер пошли чуть дальше, по узким переходам между командным и боковыми отсеками, пол которых светился зыбким фиолетовым светом. Отчетливое похрустывание, с которым передвигались чужаки, оба услышали одновременно. И вжались в стены у поворота.
     Спустя пару секунд в коридор осторожно выглянул чужак. Миллс тут же прострелил ему голову. Похрустывание за углом смолкло, и Бергер, в классическом кувырке застрелил второго.
     - Ну, Рэмбо, - покачал головой Миллс. Оглянулся и прислушался - тихо. Больше они никого не встретили.
     Тюрамаз долго и безрезультатно шастал по второму этажу. Этаж был пуст. Чонгради, Строрм и Сегерсен по левому крылу тоже добрались до глухой стены никого не обнаружив. Если кто и остался на базе, то только в командном центре.
     К дверям в нижнее помещение с лифтами Ревеню с Тернером и Завадски с Келлером добрались одновременно. Так же слаженно ринулись в открытый проход, навстречу зеленым вспышкам. Снова досталось Тернеру, но броня его с честью выдержала в этот день все попадания. Ревеню плашмя упал вправо от двери, наудачу стреляя, Завадски выстрелил через плечо, и попал в безоружного чужака, сидевшего за каким-то пультом. Отбивавшегося снял Келлер, с чисто немецкой педантичностью прицелившись и плавно надавив на гашетку.
     Внизу теперь стало чисто, но остались лифты и верхняя комната.
     Завадски и Тернер на всякий случай остались внизу. Ревеню с немцем поднялись, сразу же увидев единственного уцелевшего желтопузика, скрипевшего что-то в переговорник под мерцающим экраном. Везунчик попал в желтопузика. Келлер - в экран. Остатки переговорника забрызгались желто-зеленой массой. Голос из прибора что-то проскрипел, должно быть вопросительно.
     - Финита, - сказал Ревеню и поднял хэви плазму. Пульт оплавился и почернел, выстрелив снопом ярких искр. - Конец базе.
     Для очистки совести они прочесали базу еще раз. И поднялись в антарктическую стужу, оставив логово пришельцев на разграбление группе сопровождения.
     - Бедняга Скаветти, - вздохнул Завадски в "Рейнджере". Всего лишь вздохнул. Даже к потерям можно привыкнуть.
     - Браво, ребята! - поздравил икс-комовцев Батт.
     - Какой там счет? - ревниво спросил Везунчик Ревеню. - С учетом сегодняшних, конечно.
     - У тебя - восемнадцать. У Лихачева - тринадцать. У Завадского и Келлера - девять. У Паллистера и Олаэчи с "Америки" - по семь.
     Ревеню довольно оскалился.
     - А по пленным? - спросил Завадски вкрадчиво.
     - У тебя, Ник - трое, один у Лихачева и один у покойного Ивасаки.
     Завадски удовлетворенно осклабился: ведь все понимали, что взять чужака живым - риск неизмеримо больший, чем застрелить по наводке шлем-целеуказателя.
     Чужаки дали икс-комовцам всего несколько дней отдыха: восьмого июня сектоиды учинили террор-акцию в Буэнос-Айресе. С командой головастиков справились слаженно и быстро, но не обошлось без нервотрепки: Пиру и Сегерсену пришлось идти на задание без "Скорлупы", потому что по невыясненной причине дополнительные не догрузили на "Скайрейнджер" - "Скорлупа" убитого Скаветти просто пришла в негодность, а слегка поврежденную броню Тернера забрали в починку. Батт учинил немедленный разгром комплектовщикам, еще когда "Рейнджер" был в воздухе.
     В этой миссии удалось захватить сбитый кибердиск: Келлер и Дориго, шаставшие в больших ангарах на окраине аргентинской столицы привлекли внимание двух роботов, пустившихся в охоту на икс-комовцев. Келлер одного подстрелил, и он взорвался, а на второй навел Дьюлу Чонгради с ракетницей. Так сложилось, что венгр цель не видел, и вдобавок не мог стрелять непосредственно по вражескому роботу, мешал угол внутреннего склада. Он выстрелил не в диск, а в угол, надеясь, что близкий взрыв повредит кибердиск, и не ошибся: вражеский робот отключился и рухнул, но не взорвался, а так и остался лежать на оплавленном полу ангара. Эксперты после миссии взвыли от восторга и грузили невзорвавшийся кибердиск на вертолет с таким тщанием и осторожностью, словно он состоял сплошь из богемского хрусталя.
     Икс-команда в очередной раз праздновала победу, не подозревая, что близится время, которое впоследствии будет названо "черной полосой". Конец июня и весь июль тысяча девятьсот девяносто девятого.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ...