08.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Глава двадцатая. Декабрь 1999

     Стены психолаборатории отливали синим. Пир потрогал стену пальцем - наощупь она была шершавой и теплой.
     Он вздохнул и с опаской потянул за дверную ручку. Дверь с готовностью двинулась, но не на себя, как ожидал Пир, а вбок, в стену. Открылся прямоугольный проход со скругленными краями и невысоким порожком.
     Пир переступил через него и остановился. Психолаборатория была почти пуста; большая, ярко освещенная комната с единственным табуретом, намертво привинченным к полу. И все. Впрочем, нет, не все: Пир заметил, что одна из стен явно односторонне-прозрачная. То есть, те, кто за стеной, сейчас видят Пира, а Пир их - нет. Ни дать, ни взять - комната допроса.
     Пир улыбнулся и помахал невидимым наблюдателям рукой.
     - Привет, ребята! Я пришел и жду.
     До сих пор ему не приходилось здесь бывать. С психоусилителем он учился обращаться в биоцентре, минуты две ходу отсюда. Тестировали его там же, в другом зале, где ступить невозможно было, чтоб не задеть какой-нибудь загадочный провод. Раньше Пир полагал, что в лабораториях полно всяких пультов и циферблатов - пришлось убедиться, что ничего похожего там нет. Несколько кресел вроде зубоврачебных, только вместо бормашины рядом с каждым стойка с небольшим шлемом, который мог опускаться и подниматься, и множество всяких штуковин на треножниках, назначение которых Пиру так и не удалось постичь. За шлемами тянулись тонкие витые шнуры из доброй сотни разноцветных экранированных проводков каждый. И несколько компьютеров на столах. Вот и вся техника. Шлемы, насколько Пир мог судить, напрямую подключались к компьютерам, а компьютеры вязались в единую сеть. Рыжий англичанин Ричард Шеридан по прозвищу "Огненный Дик" сказал, что это, собственно, уже не компьютеры, а многопроцессорная сборка, но Пир тут же отмахнулся от технических подробностей, потому что заранее знал: ничего он не запомнит, а если и запомнит - первая же миссия сильно очистит его память от технических подробностей. Практика, боевое применение псионических усилителей - вот что его интересовало в первую очередь.
     И пси-ампами он научился работать на удивление быстро. Собственно, там и учиться-то особо было нечему. Стержень усилителя - в руку, мнемоюсты-присоски - на виски. Выбор атаки и наведение на потенциальную жертву... это было просто, не сложнее, чем процесс прицеливания и стрельбы из винтовки. Хоть новой, лазерной или плазменной, хоть старой, пулевой, с которыми Пир имел дело последние лет десять. До работы в проекте "Икс-ком" Осталась практика, работа с живыми пришельцами. С пленными.
     Для этого Пир сегодня и пришел в ту часть лаборатории, где псионики отрабатывали умение подчинить себе чужой разум, или посеять панику и обратить чужака в бегство.
     Для опытов обыкновенно отдавали чужаков-солдат - специалистами, лидерами и коммандерами занимались аналитики. Солдаты же давно перестали кого-либо, кроме псиоников, интересовать. Информации из них выжать никакой не удавалось - иерархия пришельцев просто не позволяла солдату знать что-либо помимо своих прямых функций. Солдаты умели обращаться с оружием, обыкновенно имели некоторый навык тактических действий, и умели водить небольшие космические корабли - малые и средние скауты. Солдаты-сектоиды и солдаты-флоатеры без труда управлялись с большим скаутом-крестом. Снейкмены и мутоны - с трудом, но тоже управлялись. И все. Пир с огромным удивлением обнаружил, что солдаты на самом деле - сродни рабочим муравьям. Пришельцы-главари их выращивали неведомо где сотнями и слали на смерть ничуть не заботясь о дальнейшей их судьбе. Редко какой чужак-солдат выдерживал больше трех-четырех миссий - первая же стычка с обученной икс-командой как правило становилась и последней. Стреляли чужаки зачастую хуже зеленых новичков-землян - новички ведь вербовались из спецслужб, что-что, а стрелять там умеют все.
     Именно здесь, в психолабораториях Пир понял - чужаки воюют числом, а не уменьем. Надеются на техническое превосходство. Кстати, с каждым днем тающее.
     В общем, солдат, чаще всего живучих мутонов, подобранных после миссий, сразу отдавали псионикам. И на них икс-команда училась применять новое оружие.
     Что же касается пятой расы, пока малоизученной, этериалов, то единственный пленный этериал-солдат до сих пор исследовался медиками. Похоже, что эта раса и впрямь главенствовала над остальными. Медики поражались - по их мнению такое существо не смогло бы выжить в условиях даже слабой гравитации. Этериалы, похоже, придерживались иного мнения. Они были слепы и глухи, утратив все чувства за ненадобностью - все заменил им развитый мозг. Они видели чужими глазами, слышали чужими ушами, вторгались в чужие мысли...
     Вот зачем они окружали себя остальными расами, догадался Пир. Этериалы - суперпаразиты. Им нужны другие виды живых существ. Чтоб править ими... и жить за их счет.
     И еще одно: этериалы не клонировались, как прочие чужаки. Вряд ли способ их размножения можно было назвать естественным, но каждый этериал, безусловно, являлся индивидуальностью, в то время как представители четырех других рас были похожи на собратьев, словно те же муравьи.
     Дверь за Пиром, незаметно затворившаяся, вновь скользнула вбок. Пир обернулся, хотя все произошло совершенно бесшумно. Еле заметное колебание воздуха, едва ощутимая дрожь пола под чужими шагами, интуиция, наконец - Пир был опытным человеком и обостренные чувства не раз спасали ему жизнь, еще в отделе по борьбе с терроризмом. Да и здесь, в рамках проекта "X-com defence" - тоже.
     "Ребята", к которым недавно обращался Пир, воплотились в миловидную девушку. Даже безликий светло-синий халат с эмблемкой над нагрудным карманом был ей к лицу.
     - Добрый день, - приветливо поздоровалась девушка. - Меня зовут Марта. Вы - Лихачев?
     - Да, - излишне сухо отозвался Пир.
     - Пойдемте. Вы ошиблись дверью, полковник...
     Пир вышел за девушкой в коридор, и свернул налево. В десяти метрах от первой обнаружилась вторая дверь. Точно такая же.
     За дверью хозяйничал полумрак. Пир вошел. Комната таких же размеров, как и та, где он находился только что. Только не пустая.
     Одна стена, как Пир и полагал, прозрачная. С этой стороны прозрачная. Длинный стол, разделяющий комнату на две неравных части, помещался ближе к прозрачной стене, вдоль нее. У стола - несколько кожаных кресел на тонких дюралевых ножках. На столе - по три монитора напротив каждого кресла и маленькие, размером с книгу, кирпичики портативных компьютеров. Слева от стола - солидная кремовая стойка, похожая на кухонный комбайн, только светодиодных глазков и кнопок-сенсоров на ней было побольше. У противоположной стены - стеллажи; на стеллажах - коробки с лазерными дисками и десяток пси-ампов в жестких кожаных чехлах.
     Кроме вошедших Пира и Марты в комнате находилось двое: уже знакомый Пиру ученый-псионик Евгений Лукиненко, и его лаборант, одновременно и закадычный друг Серега. Серегиной фамилии Пир не знал, знал только, что Лукиненко со своим лаборантом и одновременно закадычным другом одно время работали в каком-то секретном институте в Алма-Ате, потом, с развалом Союза, долгое время кисли где-то в Волгограде, пока весной девяносто девятого их работами не заинтересовался Хильд, руководитель научников проекта. Понятно, что талантливого Лукиненко вместе с лаборантом и одновременно закадычным другом Серегой тут же изъяли из Волгограда и запустили в лаборатории базы "Европа". По старой совковой привычке Лукиненко и Серега с немерянным петросяновским энтузазизмом окунулись в работу, первое время даже ночуя в лабораториях - тогда как раз бились над принципом работы майнд-проба, пси-сканера. Но потом первоначальный пыл слегка пригас, и оба стали просто работать в рамках проекта - настойчиво, последовательно, и, что главное, плодотворно. И не даром, как приходилось в Алма-Ате и Волгограде. Что немедленно сказалось на их положении: Лукиненко быстро возглавил псионическую программу проекта, а закадычный друг Серега сделался старшим лаборантом базы и для смеху носил капитанские нашивки на рабочем халате. А результатами работы псиоников уже вовсю пользовались икс-комовцы. Собственно, психоусилители были детищем Лукиненко и его команды.
     - Здравствуй, Пир! - поздоровался Серега, не отрываясь от клавиатуры. Пир покосился - Серега играл в тетрис на совершенно немыслимой скорости. Кирпичики валились из-за верхнего обреза экрана, словно были настоящими и свинцовыми, а пальцами Серега цокотел по клавишам со сноровкой и частотой свадебного пианиста.
     - Приветствую, полковник! - поздоровался Лукиненко, отрываясь от клавиатуры соседнего компьютера. Пир с интересом взглянул во что играл сам профессор. Оказалось - в стрип-покер. Причем, полуобнаженная девица показывалась на всех трех мониторах профессорского компьютера. С трех разных точек. Ракурсы были весьма смелые.
     - Ого! - Пир присвистнул. - Работа в разгаре, я смотрю?
     - Тебя ждали, - сказал Серега и бросил, наконец, тетрис. Стаканчик на его экране как раз доверху наполнился угловатыми блоками и ехидная надпись "GAME OVER" перечеркнула экран точно посередине.
     - Ага, - подтвердил Лукиненко с явным сожалением оставляя игру. - Ждали. Зараза этот Боровиков! Такую игру, понимаешь, подсунул...
     - Это он ее расписал на три экрана? - поинтересовался Пир.
     - Нет. Этот ваш, как его... валлиец.
     - А, Раш?
     - Точно, Раш.
     - Понятно, - вздохнул Пир. - Свободное время, значит, появилось у оперативничков. Ладно, примем меры...
     Лукиненко вытащил из недр памяти рабочую программу.
     - Начнем, пожалуй... Сегодня я лично буду наблюдать за твоей работой, Геннадий Палыч, а дальше будешь общаться в основном с Мартой. Если все пойдет как надо, конечно...
     Пир покосился на Марту - та мечтательно улыбалась.
     Серега вопросительно взглянул на своего шефа и одновременно закадычного друга. Лукиненко согласно кивнул.
     - Карцер! - позвал Серега, пригибаясь к микрофонной стойкой. - Ведите!
     Карцером на базе называли блок, где помещались пленные чужаки.
     - Бери усилитель, - Лукиненко указал на стеллаж. - Любой, они стандартные...
     Пир послушно прошел к дальней стене и взял крайний стержень из чехла. Пси-амп был приятно тяжелым и почему-то казался очень надежной и безотказной вещью. Только проверить это еще никому не удалось - слишком мало прошло времени со дня изготовления первого на Земле пси-ампа.
     В коридоре послышались торопливые шаги - Пир решил, что ведут чужака-солдата, но вместо этого в комнату ввалился Ник Завадски, взмыленный и веселый.
     - Мое почтение, профессор! Hi, Серьйога! Здравствуй, Марточка!
     Неизменно улыбающуюся Марту Ник, пробегая мимо, чмокнул в щеку.
     - Привет, Пир!
     Ладони старейших оперативников базы с треском встретились, расколов вальяжную тишину лаборатории.
     - Как миссия? - спросил Пир с интересом.
     - А, пустяки, харвестер флоатеров. Расковыряли его, как бог черепаху. Лидера взяли.
     - Лидера? - заинтересовался Лукиненко и немедленно потянулся к выключателю внутренней связи.
     - Эй, Загуменнов, где новый лидер? В карцере? Вели, чтоб в третью его немедля, на рейзографию! Я скоро подойду. И Эдгару напомни, чтоб за верхним барьером следил, опять угробите ассоциативные цепочки - шкуру спущу... Ага.
     - Ты чего приперся? - вполголоса спросил Пир приятеля.
     - На тебя поглядеть, - огрызнулся тот. - Как ты с пси-ампом прыгать станешь.
     - Прыгать? - удивился Пир.
     - Да ладно, ладно. Помочь тебе хочу, неужели непонятно?
     - Чем ты мне можешь помочь? - с сомнением и несколько мрачновато вздохнул Пир.
     - Дружеским участием. Пси-амп проверил? Давай, мнемоюсты на виски... Этот левее. Так смотреть не мешает.
     Краем глаза Пир видел, как в комнату за прозрачной стеной втолкнули рослого, но какого-то поникшего мутона. Зеленая кожа его, казалось, выцвела и испачкалась. Вид у чужака был на редкость угрюмый. Он, волоча ноги, добрел до табурета, взгромоздился на него и безучастно уставился в пустоту.
     Марта уже сидела за крайним слева компьютером, а по трем экранам перед ней змеились разноцветные графики и диаграммы. Серега вполголоса переговаривался с профессором.
     - Итак, Геннадий, Палыч, - сказал вскоре Лукиненко, - вот он перед тобой, кровный враг, мутон-солдат, пришелец из космоса. В пределах прямой видимости. Задача: взять его под контроль и удерживать две с половиной минуты - на первый раз хватит. И в течение этого времени принудить к выполнению простейших действий. Ясненько?
     - Куда уж яснее, - отозвался Пир.
     - Помнишь все уроки? - спросил профессор. - Ничего не нужно повторить?
     - Помню, спасибо.
     - Отлично. Серега, Марта, готовы?
     - Ага, - сказал Серега.
     - Все готово, Евгений Валерьевич, - ангельским голоском пропела Марта.
     - Замечательно. Базовые действия: дважды обойти комнату по кругу против часовой стрелки; потом дважды - в обратную сторону. Подобрать пистолет, разрядить его и бросить к стене. К любой, неважно какой именно...
     - А у него есть пистолет? - поинтересовался Пир.
     - Увидишь, не переспрашивай. Дальше: шесть раз присесть, два раза отжаться от пола...
     В стороне ехидно захихикал Завадски; Пир метнул на него мстительный взгляд, но смолчал.
     - ... подойти к нашей стене и поклониться. Потом лечь на пол, и снять контроль. Повтори.
     - Два раза обойти комнату против часовой, два - по часовой, подобрать и разрядить пистолет, отбросить его к стене. Шесть раз присесть, два раза отжаться, подойти к прозрачной стене, поклониться и лечь на пол. Потом снимать контроль. Все.
     - Замечательно, Геннадий Палыч! Ты прекрасный ученик. Начинай.
     Пир глубоко вздохнул и направил излучатель психоусилителя на мутона. Стены не могли ему помешать - пси-волны не ведали препятствий из вещества. Он вспомнил все, чему научился за последние дни в лабораториях. Вспомнил и сосредоточился. Перевел усилитель в режим "Mind control". И попытался вторгнуться в чужие мысли.
     Сначала ему показалось, что в затылке образовалась дыра и оттуда тянет ледяным сквозняком. Потом - что под череп налили раскаленного металла. Мутон в соседней комнате тревожно завертел головой и нехотя сполз с табуретки.
     В голове загудело, словно в улье.
     - Сильнее, Пир, - услышал он негромкий голос Завадского. - Представь себе, что ты - фиолетовая стрела, и тебе нужно пробить башку этого мутона насквозь...
     Пир собрался. И представил.
     В тот же миг пол ушел у него из под ног. Сквозняк, жар и гудение обрушились на него с удвоенной силой, и на этот раз одновременно. А потом Пир, почти без паузы, умер и воскрес.
     Чужие мысли были твердыми и острыми, как жесть.
     Тоска. Жестокая тоска. Яркий синий свет под потолками. Короткие и ясные приказы Высших. Маленький корабль, полет, зловещая овальная тень на фоне пушистых облаков. ("Файршторм" - узнал Пир) Буйство поврежденных приборов, хаотичное снижение, больше похожее на падение раненой птицы. Посадка. Попытки вызвать Высших; инструкции по ремонту корабля, блаженная волна уверенности и веры, как всегда после приказов Высших.
     Потом - гул примитивных движителей. Корабль аборигенов. Пара антигравитационных платформ и несколько невысоких силуэтов в сером. Вспышки выстрелов... Боль. Боль и темнота...
     Пир содрогнулся. Находиться в чужом сознании было совсем непросто. Он мысленно потянулся к пленному мутону, словно пытался действительно забраться ему в голову. Целиком.
     Вспышка. Пир потряс головой и открыл глаза. Он был там, за стеной. Опираясь зеленой рукой о пол, встал. Чужое-свое тело слушалось. Так. Два круга. В эту... нет в противоположную сторону.
     Размеренный шаг, мышцы работают как нужно, но тоска, тоска, без мысленного прикосновения Высших...
     Два круга в обратную сторону. Готово. Теперь оружие...
     Рука привычно зашарила на поясе, но там не оказалось ни пистолета, ни запасной обоймы, ни гранаты. Вообще вакуумного пояса не оказалось. Ну, да, плен...
     В тот же миг в потолке на мгновение открылся квадратный люк и на пол упал пистолет... не настоящий. Имитация. Всего лишь имитация... Даже стену им не прожжешь.
     "Я тебе прожгу!" - угрожающе предупредил Пир. Чужак тотчас отступил вглубь собственного сознания, оставив Пира впереди себя.
     Нагнуться. Подобрать пистолет. Выщелкнуть обойму. Пистолет - к стене. А обойму куда? А, ладно, туда же. Так. Дальше.
     Присесть. Раз-два, раз-два... Шесть раз. Теперь отжаться...
     "Представляю, как веселится Завадски", - неожиданно подумал Пир. Ему вдруг тоже стало очень весело.
     Мутон, похоже, был в состоянии отжиматься до вечера. Усталости для него, просто не существовало. Только тоска... И жажда прикосновения Высших...
     Подойти к стене. Поклониться. Лечь.
     Все.
     Тьма.

*** *** ***

     - Эй, очнись! - кто-то осторожно хлопал Пира по щеке. Вернувшееся сознание было своим, человеческим. Пир открыл глаза. Над ним склонились Завадски и Марта, тут же виднелись и лица Сереги с профессором. Ни малейшей тревоги на их лицах не читалось.
     - Ага, приходит в себя! - обрадовался Завадски. - Ну, Пир, давай, отходи!
     - Уже, - Пир попробовал отпихнуть руку Ника, снова собравшегося похлопать его по щеке. Получилось.
     На полу валялся выключенный пси-амп. В стороне, между столом и креслом.
     Пир встал - почти без труда. Чернота и слабость быстро канули прочь.
     - Просто замечательно, Пир! - прокомментировал Лукиненко. - Для первого раза - так вообще блестяще. Будь у тебя порог внушаемости повыше, ты бы даже сознания не потерял.
     - Жив, полковник? - Завадски дружелюбно ткнул Пира кулаком в плечо. - Молодчага. Пошли, что ли, пивка тяпнем по такому случаю...
     - Иди, Геннадий Палыч, иди, - сказал Лукиненко, широко улыбаясь. - Потом запись просмотришь. Завтра тебе Марта все растолкует, расскажет. В девять, как и сегодня...
     - До завтра, полковник, - пропела Марта ангельским голоском.
     "Издевается она, что ли?" - подумал Пир, выходя вслед за Завадским во внешний коридор.
     - Послушай, френд, ты чего ржал в углу, когда я мутона отжиматься заставлял, а? Цирк тебе, что ли?
     Пир отвесил другу шутливый подзатыльник и поддался радостной волне, медленно поднимающейся в нем.
     "Могу. Я могу это. А значит, будет шанс отомстить за Язерского и Толика Воронина. Да и за всех остальных тоже."
     Но тут же Пир вспомнил жалкого пленного чужака. Его тоску. Его боль.
     И понял, что мстить обычным солдатам ему вовсе не хочется. Центр. Нужно бить во вражеский центр - в их главаря, если это живое существо, или в мозг-компьютер, если нашествием управляет машина. Вот тут его рука точно не дрогнет.
     Это будет истинной местью. Именно это, а не очередной выстрел по очередному солдату-мутону или солдату-снейкмену.
     И только это.

*** *** ***

     - Правее, Пир, правее! Они засели вон в том садике!
     Зеленая, как мутоны, живая изгородь скрывала от взгляда все, что происходило перед носом севшего "Рейнджера".
     Тут же выстрелили из хэви плазмы; зеленую стену изгороди изорвало в клочья в нескольких местах. В неровную дыру сквозь косо свисающие обгорелые веточки было видно, как три оранжевых силуэта проворно укрылись за стволами.
     Пир дал длинную очередь, скашивая молодые фруктовые деревья; снейкмены запаниковали и попытались прорваться к главной улице деревушки, но там их уже встречали Винс Вега и Хелен Бреди с тяжелыми лазерами. Винс по-детски радовался возможности не экономить заряды и жег лазером все движущееся, что замечал. Ирландка от него не отставала.
     Всех троих солдат внешнего охранения положили в считанные секунды. На садик, еще недавно ухоженный и аккуратненький, стало страшно смотреть - обгоревшие стволы да черная, усеянная пеплом земля, вот и все, что от него осталось.
     Но у икс-команды не было выхода. Боевых групп не хватало, на вылеты отправлялось всего-лишь по пять-шесть оперативников, а на малые тарелки, на скауты, бросили зеленых новичков. Небо над Землей ежедневно выплевывало десятки вражеских кораблей, словно чужаки решили взять проект измором. До какой-то части сбитых тарелок просто не доходили руки и спустя двое-трое суток чужаки чинились и улетали, а белые точки потенциальных целей исчезали с экранов следящей.
     - Внизу чисто! - сообщил Свилен Пеев. - Пошли к лифту!
     Пир трусцой пересек лужайку перед слабо дымящейся силовой колонной сбитого беттлшипа. Бронированная обувка с хрустом впечаталась в остатки хитинового панциря хризалида, несколько минут назад расстрелянного сверху Пиром и Олегом Малым. Второй хризалид напоролся на заградительную стену Веги и ирландки, от него даже хитина не осталось, все обратилось в жирный пепел.
     В лифте, на втором уровне застрелили солдата и инженера, вынырнувшего из шахты малого лифта над одной из колонн. Пеев в медотсеке убил еще одного снейкмена, получив попутно три выстрела в грудь и заметно посадив защиту "Скорлупы". Уровнем выше Пир без особых церемоний высадил дверь и швырнул в открывшийся проход два загодя взведенных взрывпакета. Олег Малый - в соседнюю, одновременно с Пиром. Эти действия были отработаны до автоматизма, но не в тренажерной, а в ежедневных схватках с чужаками в их же кораблях. У икс-команды просто не было времени подолгу возиться с каждой тарелкой.
     В коридорах расцвели несколько смертельных тротиловых роз. Визг умирающих снейкменов утонул в грохоте взрывов, дым скапливался в проходах, но Пир уже рванулся к ходовой рубке, держа хэви плазму наготове. Пеев, поднявшийся по второму, боковому лифту направился к кают-компании.
     Навигатор прятался за пультом. Как обычно.
     "Неужели они думают, что это спасет?" - подумал Пир отстраненно. Ствол хэви плазмы взглянул на пульт вражеского крейсера. И вытолкнул стремительный зеленоватый импульс.
     Пир отшатнулся, освобождая проход. Малый в двух шагах позади прижался к тускло светящейся серо-синей стене. В рубке глухо бабахнуло - это взорвалась элериумная батарея. Запах горелой изоляции толкнулся в ноздри. От навигатора мало что осталось - ошметки окровавленного мяса да неповрежденный плазменник на квадратных плитах пола.
     Явственно слышалось, как внизу мерно жужжат лазеры Веги и ирландки - видимо, там добивали солдат. Наверное, при взрыве повредилась звукоизоляция корабля.
     - Рубка - все, - сообщил Пир оперативникам. - Обшариваем уровни и выходим.
     - В каютке чисто, - сказал Пеев. - Я иду по внешнему рукаву, от малого лифта.
     - Понял, - буркнул Пир и, кивнув Малому, двинулся в противоположную сторону. К лифту.
     В треугольном отсеке, среди красно-синих стоек и продолговатых сосудов, похожих на гигантские самогонные аппараты, Малый застрелил еще одного снейкмена. И это, похоже, был последний.
     - Вроде закончили, - сказал Пир остальным. - Выходим, икс-команда!
     Спустя двенадцать минут пятеро оперативников собрались внизу, под плоским днищем крейсера.
     - Без малого час, - констатировал Пир, глядя на цветные циферки в визиографе шлема. - Долго возились.
     - Да эти козлы в садике прятались... Пока я их засек, - виновато пробормотал Пеев, поправляя продолговатое тело хэви плазмы, словно рыбину на кукане.
     - Тебе "Скорлупу" попортили, кажется? - Пир поднял глаза. Болгарин пожал плечами:
     - Да, мелочи... Процентов шестьдесят посадили...
     Пеев приукрашивал: посадили ему все восемьдесят процентов. Следующее попадание, скорее всего, вскрыло бы броню "Скорлупы", словно похмельный грузчик пиво поутру - с хрустом и чмоканием.
     - Еще раз полезешь на выстрелы - получишь втык, - пообещал Пир. - От Батта. Лично. Уразумел, брат-славянин?
     - Уразумел, Пир... - Пеев выглядел раскаявшимся. К сожалению, только выглядел.
     Пир сокрушенно покачал головой.
     - Ладно, потопали...
     Пятеро икс-комовцев побрели к "Рейнджеру". Пилоты проветривались на верхних перекладинках трапа и издали поразительно смахивали на сидящих на насесте кур.
     - Бардак, - сокрушенно вздохнул Пир. - Скоро курить начнут.
     Вега, идущий рядом, улыбнулся. Загадочно, как всегда. Но смолчал.
     - Эй, фоллоу! - Пир повысил голос. - Добро "Джураям" на взлет! Крейсер ваш, пастбище готово.
     - О'кей, о'кей, - радостно отозвался в шлемофоне голос кого-то из технарей. - Запускаемся...
     Группа поддержки и технической эвакуации, в обиходе - харвест-команда, готовилась пройти сквозь колпак защитного поля и выскрести из захваченного корабля все ценное, что там найдется.
     В "Рейнджере" Пир сунул хэви плазму в зажим, содрал шлем, бросил на соседнее сидение и взглянул на часы.
     - Черт! - посетовал он. - На обед не успеем.
     Хелен Бреди приподнялась над спинками соседнего ряда кресел.
     - Я сделаю тебе сэндвичи, Пир. Хочешь? - улыбнулась ирландка.
     - И мне! И мне тоже! - встрял Олег Малый. - Прямо сейчас.
     Пеев довольно засмеялся и поскреб броню на груди.
     - Вот, проклятье! - пожаловался болгарин. - Больно!
     - Я тебя предупреждал, - хладнокровно сказал ему Пир. - Влезешь под прямые - неделю ныть будет. Долан говорил, от плазменников что-то нервное происходит, индукция, что ли.
     - Взлетаем, - предупредили пилоты. - Пристегнитесь.
     - Щаз, - буркнул Пир в ответ, но послушно пристегнулся. - Может, еще колыбельную споете?
     Остальные тоже пристегнулись. Пир уже вознамерился поспать, когда на экране над овальным люком в пилотский отсек проявился Ник Завадски в полном боевом облачении. В опущенной руке он держал синеватый стержень психоусилителя.
     - Как дела, Пир? - осведомился он деловито. - Возвращаетесь?
     - Ага.
     - Взяли?
     - Взяли. Только что закончили.
     - Снейкмены?
     - Да.
     - Что так долго?
     - Хризалидов было двое, - Пир зевнул. - Пеев, зараза, опять в грудину схлопотал. Не то два, не то три. Чуть не посадил защиту к чертям свинячьим.
     - Ну и влил бы ему по самое не могу, - посоветовал Ник. - Первый раз, что ли?
     - А толку? - уныло спросил Пир. - На пару дней построится, а потом опять за свое. Знаем, проходили.
     Пеев возмущенно заерзал у себя в кресле, но смолчал. Завадскому только попадись под руку, это не Пир...
     - Ох, дождется он, - пообещал Завадски с угрозой. - Ладно, поздравляем.
     - Спасибо. - Ответил Пир. - Привет бабушке.
     - Слушай, Пир, - неожиданно заинтересовался Ник. - Сколько ж мы с тобой уже не виделись, а?
     Пир пожал плечами под броней:
     - Недели две. А что?
     Ник хохотнул:
     - Так! Записочку тебе оставить на кровати, что ли?
     Ник Завадски и Пир по-прежнему занимали комнату номер два жилого блока базы "Европа". С самого первого дня проекта.
     - Оставь, - ухмыльнулся Пир. - Я даже знаю, что ты в ней нацарапаешь: "Ай лав ю, Гена." На большее тебя точно не хватит.
     Ник, запрокинув голову, беззвучно засмеялся.
     Турбины "Рейнджера" взвыли. Железная птица проколола колпак силового поля и взяла курс на Европу. На базу. Центральную базу проекта "X-com defence".

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ... http://evrovagonka-wood.ru/ Отделка потолка кухни имитацией бруса.