05.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



(С) Владимир Васильев, 1996-1997

UFO: Враг неизвестен

Роман о несбывшемся


Пролог

     Геннадий Лихачев, полковник "X-com defence".

     Никто не верит, что с самого начала нас было только восемь. Восемь крепких бесшабашных парней, натасканных в Лондонском спеццентре, которым было все равно с кем воевать - с террористами, с мафией, с инопланетянами. В то время, летом девяносто восьмого года, никто из нас по-настоящему не верил в существование угрозы из космоса. Все это воспринималось как увлекательная игра и - конечно - прибыльная работа. Ведь платили нам как нигде, по сорок тысяч долларов в месяц. За такие деньги можно было делать вид, что ты веришь не то что в инопланетян - в господа бога, в дьявола, в лох-несское чудовище и снежного человека - во что угодно. Сначала мы были убеждены, что нас готовят по линии ИНТЕРПОЛА, потому что в восьмерке был представлен чуть не весь земной шар: двое американцев - Алан Паллистер и Патрик Рейнольдс, немец Юрген Штейнбах, здоровенный негр из Камеруна Джордж Мбида, чилиец Хуан Олаэча, маленький, казалось составленный из сплошных пружинок японец Ооно Ивасаки, австралиец Ник Завадски и ваш покорный слуга - Геннадий Лихачев. Понятно, россиянин. До лета девяносто восьмого я тихо и мирно служил в отделе по борьбе с терроризмом российского ФСБ. Угоны самолетов, теракты в Чечне и около, дурацкие взрывы в московском метро, словом, обычный рутинный бой с тенью, потому что терактов меньше не становилось, зато постоянно прибавлялось жестокости и вовсе не прибавлялось смысла. Конец тысячелетия как всегда выдался бешеным - бурлил весь земной шар. Недавний развал некогда великих держав - Советского Союза, Канады и Великобритании, плюс еще к ним рухнувшая Югославия, пошатнул равновесие, кое-как державшееся со времен второй мировой войны. Даже в Европе стало неспокойно. Папа в Ватикане возвестил о пришествии Смутных Дней - возможно, он был и прав.
     Только мне было все равно, я был молод и горяч, упивался риском и лез на рожон, за что был прозван Пироксилином, попросту - Пиром.
     Первые слухи о проекте "Х-ком дефенс" дошли до меня в начале апреля. Вернувшийся из Парижа Леха Стравичев (в госпитале валялся, что-то там из внутренностей ему пришивали за груду валюты) рассказал, что в парижское представительство ИНТЕРПОЛа понаехало психологов и они отбирают людей в новый проект. Я пожал плечами - к нашему ведомству это не имело ни малейшего отношения. Как выяснилось, я ошибался. В июне эти же психологи возникли в Москве и стали потихоньку таскать ребят из разных отделов и служб на собеседование. Восьмого июня шеф вызвал меня и троих ребят из команды по борьбе с наркотиками. Витя Буценко, напарник мой, матерился на чем свет, потому что на мне висела незаконченная операция в Солнцево. Но шеф на Витю так гаркнул, что содрогнулся даже я. Впрочем, Буценко в помощь тут же отрядили сразу двоих из резерва и он смирился.
     Психологи оказались невероятными занудами. Первый же вопрос поверг меня в недоумение - спросили, знаю ли я что такое "ксенофобия". Может быть, они полагали, что у нас служат только балбесы с одной извилиной, прямой, как черенок от лопаты, уж и не знаю. Во всяком случае, я обиделся и сообщил, что да, знаю; а также знаю для чего служат презервативы и унитаз. Потом меня долго пытали, без всякой системы (хотя, я мог ее просто не уловить). Лишь вечером меня вежливо поблагодарили и выставили за дверь, исполненного глубокого недоумения. Поразмыслив на досуге, я пришел к выводу, что одной из целей собеседования было выяснение достаточно тривиальной вещи - отнесусь ли я к угрозе извне как к реальности, или решу, что сошел с ума.
     Через два дня меня вызвал шеф и напрямую спросил, захочу ли я работать в новом проекте. Том самом, "Х-ком дефенс". Понятно, я вежливо поинтересовался - от кого дефенс? Шеф выразительно поглядел на очкастого парня, до сих пор молча торчавшего у окна.
     - От неустановленного противника, - расплывчато ответил очкастый.
     - Другими словами, - решил я не играть в метафоры, - от зеленых человечков из летающих тарелок. Так?
     Наверное, в моем голосе сквозил скепсис, потому что шеф именно в эту секунду упомянул о сорока тысячах баксов в месяц, и что он меня отпускает с легким сердцем. Признаться, я опешил.
     - Сорок штук в месяц? Знаешь, шеф, за такие бабки я согласен воевать даже с гигантскими тараканами на Кубе. Где расписаться?
     Очкастый осклабился и подал раскрытую папку. Я оставил пару завитушек.
     Вот и все. Потом была Лондонская школа, где нас учили самым странным вещам. Впрочем, основное мне было прекрасно знакомо - зря что ли я в своем отделе семь лет парился? А потом... потом был ад и самая настоящая война. Об этом и пойдет речь. А начиналось все, наверное, так.

*** *** ***

     Солнце отсюда казалось совсем маленьким - не больше Предвечного Яйца. Гигантский корабль вынырнул из небытия на самой границе пояса астероидов. Рыжий диск Марса поблескивал серпиком освещенной стороны. Земли из точки выхода видно не было, но зеленый благодатный шар чувствовали все включенные приборы. Там пульсировала жизнь, такая редкая во Вселенной штука. Именно поэтому межзвездный транспорт и оказался здесь. Шестикилометровое веретено, перейдя в маневровый режим, скользнуло к безжизненному Марсу. Долгие часы корабль сближался с планетой и ощупывал ее лучами радаров. Потом десятки челноков отделились от матки, словно туча мальков, и устремились к поверхности. Транспортные платформы опускали вниз механозародыши, диковинные механизмы вгрызались в марсианский грунт. Изъеденные временем десятиметровые пирамиды с удивлением взирали на происходящее - миллионы лет ничто не нарушало спокойствия марсианской долины, разве что шальной метеорит вздымал облачко невесомой пыли, и вновь все застывало на долгие годы. Автоматы вырастили базу за какие-то шесть местных суток и убрались на корабль-матку. Настал черед модулей снабжения. А еще через двое суток базу обжили разбуженные Разумные. Их было достаточно много, да и клон-установки в любой момент могли вырастить новых солдат, инженеров, навигаторов, медиков... Только Лидеры и Коммандеры, родовые и военные предводители, были разбужены на корабле-матке. Остальные, низшее звено, создавались прямо здесь. На базе.
     Исполнив миссию, корабль-матка беззвучно канул в иные пространства. Теперь судьба обнаруженной живой планеты целиком попадала в руки основанной базы. Клон-установки работали с полной выкладкой - ведь предстояло вырастить множество кораблей планетного класса, боевых роботов, лабораторий, ангаров, помещений для содержания подопытных аборигенов третьей планеты...
     Хозяева базы не знали сомнений, ибо за тысячи лет успешно завоевали великое множество обитаемых миров. Все ходы давно просчитаны, любое ответное действие аборигенов предусмотрено. Еще немного, и новая планета вольется в звездную империю, а дикие аборигены растворятся в генофонде пяти рас.
     Это ли не Прогресс?


Часть первая

ЧЕРНАЯ ПОЛОСА

Глава первая. Декабрь 1998

     Прорвав сплошной слой низкой облачности, самолет заскользил над прямоугольниками полей, выруливая на посадку. Вскоре поля пропали, пошла обширная дикая пустошь, Пир и не подозревал, что в Европе такие сохранились. В России ладно, Россия всегда была страной простора и паршивых дорог, но Европа, Европа, где людей больше, чем земли, где каждый клочок возделан и ухожен... Странно. Хотя, для базы должны были выбрать именно такое место, дикое и пустынное.
     Сверху база походила на заброшенный много лет назад лагерь - Пир видел такие в Сибири. Несколько рядов колючей проволоки, приземистые ангары, пяток длинных бараков непонятного назначения. И взлетно-посадочная полоса, смотревшаяся среди бараков дико. Пир знал, что база вообще-то находится под землей, а на поверхности остался какой-то неясный камуфляж, да замаскированные антенны ближнего обнаружения. Где-то невдалеке прятались шахты ракетной защиты; их сразу не разглядишь, что и неудивительно.
     Грязно-серый "Рисентикл" выбросил из-под брюха шасси и нырнул к полосе. Шины со скрежетом встретили бетон, и полет перешел в стремительный бег по пригнанным друг к дружке квадратным плитам. Взвыли турбины, запущенные на реверс, и восемь пассажиров подались вперед, но ремни удержали всех в креслах.
     - С посадочкой, - проворчал Завадски и заерзал, поправляя ремни.
     Мбида обратил к нему черную физиономию и весело оскалился.
     - Все-таки людям в небе не место. Даже в этих железных болванках на реактивном ходу...
     Завадски неопределенно повел плечами:
     - Где же людям место?
     - На земле.
     - Или на дереве? - вставил Рейнольдс, хулигански ухмыляясь. Темнокожий африканец тотчас заколотил себя кулаками в грудь и издал вопль отдаленно напоминающий крик Тарзана. Все захохотали, а Рейнольдс и Мбида довольно хлопнули ладонью в ладонь - в сказанном не было ничего обидного, а камерунец ничего не имел против, если приходилось на секунду обратиться в Хозяина Джунглей.
     Самолет тем временем замедлился и покатил прочь с посадочной полосы, забирая все дальше вправо. Из кабины показался курчавый пилот, тот что помоложе.
     - Прибыли, икс-команда! - бросил он беспечно. - Прекращайте стучать зубами.
     Олаэча переглянулся с Пиром.
     - Можно я его пристрелю? - спросил чилиец бесстрастно.
     Лихачев развел руками:
     - Да ради бога!
     Чилиец выпростал указательный палец в сторону пилота и изобразил губами нечто вроде "Ба-бах!"
     - Давайте, давайте, герои! Вытряхивайтесь! Завтра о вас узнает благодарное человечество!
     - Я его точно пристрелю, - вздохнул Олаэча. - На первом же вылете.
     - А назад кто вас повезет? Инопланетяне?
     Чилиец презрительно выпятил нижнюю губу.
     - Если ты, темная душонка, думаешь, что любой из нас не в состоянии управлять твоим гробом, то мне тебя искренне жаль.
     Пилот не нашелся что ответить и Завадски снисходительно похлопал его по плечу.
     - Вот так-то, парень. Это тебе не форсаж с перепугу врубить. А с твоим гробом справилась бы даже моя бабушка!
     Пассажиры тянулись к трапу, с трудом расходясь с пилотом в тесном проходе. Пир нырнул в открытый овал последним. Над севшим самолетом нависало низкое свинцовое небо. Порывистый ветер швырял в лицо мелкую, холодную до отвращения пыль. Внизу у трапа стояло несколько человек в штатском и трое аэродромных рабочих в одинаковых синих комбинезонах с одинаковой сине-красной эмблемой над нагрудным карманом. Чуть впереди остальных, заложив руки за спину, покачивался с носков на пятки грузный мужчина с резкими чертами лица и взглядом, от которого хотелось спрятаться. На мужчине был мундир с такой же сине-красной эмблемой.
     - Добро пожаловать на базу "Европа", - сказал он зычно. - Я ваш босс, ребята. Как перелет?
     Паллистер, формально числившийся старшим, щелкнул каблуками:
     - Отлично, сэр! Лучше, чем рейсом "Майами эйркросс"!
     В ту же секунду из-за самолета, урча электромотором, выкатился пятнистый микроавтобус, больше похожий на армейский бронетранспортер. И на нем нашлась эмблема, но маленькая, почти незаметная среди камуфляжных разводов.
     - В автобус! - скомандовал человек в мундире. Не подчиниться ему было невозможно.
     Окошки в автобусе были маленькие, что еще более усиливало сходство с бронетранспортером. За толстыми стеклами - или пластиком - уныло полз декабрьский день. "Еще час-два, и стемнеет, - подумал Пир рассеянно. - А времени всего-то-навсего три пополудни... Зима!"
     Не снижая скорости, автобус юркнул в незаметный капонир невдалеке от полосы; капонир постепенно превратился в бетонный тоннель. Загрохотал открываемый шлюз, и в окошки хлынул искусственный свет. База "Европа" встречала первых оперативников.
     - Прошу, - человек в мундире широко повел рукой. - Теперь это ваш дом. Надеюсь, ненадолго. В том смысле, что наша работа быстро станет ненужной.
     - Нет уж, - проворчал Завадски. - Я бы подольше хотел, за сорок-то штук в месяц!
     Мбида набрал воздуха в грудь, собираясь выразить солидарность с австралийцем, но человек в мундире так на него посмотрел, что пыл камерунца сразу же угас. Как спичка под ливнем. Да и Завадски присмирел да притих.
     Тем временем все оказались в небольшом зале; кресла выстроились ровными рядами - рядов было десятка полтора. Под потолком мерцала огромная шарообразная люстра, расписанная под земной глобус. На низенькой сцене стояли два стола красного дерева и широкая трибуна.
     - Прошу садиться, - пригласил человек в мундире. Молчаливый народ в штатском еще до приглашения занял дальние кресла во втором ряду. Позади, у самой стены, тоже сидело человек тридцать. На многих были белые халаты, из чего Пир заключил, что это скорее всего научники. Свет люстры-глобуса отражался от стекол множества очков.
     Восьмерка приезжих чинно расселась в первом ряду. Человек в мундире, невзирая на свою комплекцию, легко вспрыгнул на сцену и стал рядом с трибуной, окинув зал тяжелым взглядом.
     - Итак, господа, вы на базе "Европа", входящей в проект "Икс-ком дефенс". Я Майкл Батт, руководитель проекта, следовательно, ваша мама, ваш папа и ваш господь бог на все время действия проекта. Если кому интересно, мое воинское звание - генерал воздушно-десантных войск, прошел Кувейт, Боснию и Кавказские операции всего трилистника. Еще раньше была Кампучия, но это несущественно. Подчиняемся мы непосредственно ООН, точнее, специальной комиссии при ООН. В подробности вдаваться не буду, кто захочет - милости прошу, в библиотеке имеется полная подборка документов. Вон те господа во втором ряду - мои заместители, правда тут не все, кое-кто отсутствует по делам. Публика в задних рядах - ученые, инженеры, врачи, психологи, лингвисты, словом - наш могучий интеллект. Полагаю, работы у них хватит. Вот эти милые ребята в первом ряду, это наши солдаты, оперативники "икс-ком". Уверяю, все, как один, сущие головорезы, поэтому остальным нечего опасаться, база всегда будет в безопасности. Пока их всего восемь, но если дела заладятся, а я уверен, что так и произойдет, штат будет значительно расширен. Кстати, не только за счет оперативников. Кроме того, на базе полно обслуживающего персонала - техников, работников сервис-служб, пилотов и прочих почтенных трудяг, которых редко видишь и о которых редко задумываешься, но которые тащат на себе всю теневую работу.
     База функционирует уже четыре недели, и к январю, надеюсь, превратится в самостоятельную боевую единицу. Если первые три месяца активной работы дадут положительные результаты, в рамках проекта будут заложены еще две-три базы. Одна - точно в Северной Америке, остальные - в местах наибольшей активности противника, каковую наши аналитики предсказали на лето будущего года. Полагаю, не нужно также подробно объяснять, почему первая база расположена в Европе - чтобы прикрывать наибольшее число стран-участниц проекта и тем самым получить верную надежду на рост финансирования.
     Не думаю, что длинные речи хоть как-то повлияют на наш успех, поэтому буду заканчивать. Сейчас я покажу прибывшим базу, остальные знают что им делать. Всем спасибо.
     Сдержанный гул заклубился в маленьком зале - переговаривались в основном люди в белых халатах, потихоньку пробираясь к выходу. Пир слышал обрывки фраз и пытался склеить их в нечто целое, нечто имеющее смысл.
     - ...зерное оружие уже шаг вперед по сравнению...
     - ... не думаю. Скорее, разведывательно-оперативные...
     - ... Конечно, двойная! Ну, ты, святая простота!
     - ... база где-нибудь в Солнечной системе. Уран или спутники гигантов. Я бы не стал обустраиваться на Земле, это невыгодно сразу по трем причинам...
     - ... они же не люди, не забывай. С чего ты взял, что они станут думать, как мы?
     Похоже, к гостям из космоса здесь относились спокойно и без скепсиса. Как к противнику в обычной войне. Пир подумал, что ему придется сделать некоторое усилие, чтобы научиться относиться к инопланетянам так же. Но усилие небольшое. Иначе, наверное, его бы не отобрали в проект.
     Тем временем, генерал Батт продолжал вещать, теперь на ходу:
     - База наша состоит из независимых модулей различного назначения. Выход из строя или захват противником одного модуля еще не означает смерти всей базы. Нетрудно понять, что сверху базу обнаружить затруднительно, хотя и не невозможно. Полагаю, все будет зависеть просто от уровня техники нашего противника. Замечу также, что в проекте задействованы новейшие технологии Земли, касающиеся оружия, средств обнаружения, мобильной и вспомогательной периферии, кораблей-носителей и истребителей-перехватчиков...
     Вот, глядите, здесь расположены лаборатории. Если научники не врут, уже к весне в наше распоряжение поступят первые образцы лазерного оружия. Хильд - это ведущий физик - уверяет, что его не нужно будет перезаряжать, начальной батареи хватит на долгие годы. Скажу откровенно - не укладывается у меня в голове подобный авангардизм, но если Хильда пригласили вести научную программу "икс-ком", значит он занимается делом, а не болтовней. К тому же, кое-какие новшества он нам уже продемонстрировал, и если бы я не видел все собственными глазами, я бы сказал, что это пока невозможно.
     Вон там - жилые модули, ресторанчики и сервис-центр. Кстати, жить вам предстоит именно там. Направо - административный блок, медицинский блок, за ним склады и тренажерная, еще дальше - ангары истребителей и десантного "Скайрейнджера".
     - "Рейнджера"? - переспросил Завадски, удивленно приподняв брови. - Это же засекреченный аппарат.
     Батт усмехнулся:
     - Кажется, я уже упоминал, что проект располагает новейшими технологиями планеты. Не так ли, рядовой?
     Австралиец немедленно выкатил глаза:
     - Так точно, сэр!
     Батт поморщился.
     - Ладно, ладно, не ори так.
     - Сэр, а какими именно истребителями располагает проект? - тактично осведомился Хуан Олаэча.
     - "Интерсептор-джи". Две единицы. Это наша главная ударная сила. На борту все мыслимое оружие, от древних "Стингеров" до "Эвеланшей" последних разработок. Кроме того, в распоряжении базы несколько смешанных звеньев - "Спитфайры", "Томкеты", "Иглы", "Хорнеты" и СУ-43. Надеюсь, с этим можно будет начать...
     Батт таскал их по базе три с половиной часа. Пир отнесся к этому вполне спокойно, потому что вскользь генерал обмолвился, что аналитики не исключают прямую атаку базы противником. А значит, нужно будет знать тут каждую дыру в обшивке, и молчать даже в том случае, если рабочие станут прятать там пакеты с кокаином. И Пир привыкал к новому дому. Дому и месту службы - Батт сказал, что территорию базы покидать икс-комовцы будут крайне редко.
     В принципе, база была задумана и исполнена на манер космической станции, чтоб длительное время существовать в полной изоляции от внешнего мира. Пир не считал себя великим спецом в данном вопросе, но ему показалось, что учтена каждая мелочь, а все в целом исполнено безукоризненно. Впрочем, цену подобным рассуждениям покажет будущее - насчет этого Пир тоже не сомневался ни разу.
     Ужинали в крохотном ресторанчике-баре; восьмерка новоиспеченных икс-комовцев плюс Батт с одним из помощников едва разметились за тремя столиками. В первый день Батт разрешил пропустить по стаканчику; в дальнейшем посоветовал воздержаться от крепких напитков. Пиво, впрочем, не возбранялось, но только свободным от боевого дежурства. Кормили вкусно.
     Жилой модуль напоминал крохотный круизный теплоход - широкий коридор с вереницей дверей и уютные каютки на двоих. Пир разделил свою с Ником Завадски. Американцы Паллистер и Рейнольдс, понятно, тоже поселились вместе, камерунец Мбида и Хуан Олаэча составили третью пару, а последнюю каюту заняли Штейнбах с Ивасаки.
     Следующая неделя ушла на ознакомление с оборудованием. В первый же день с утра один из помощников Батта, назвавшийся Брюсом де Григом, отвел их на склад, где икс-комовцы облачились в форменные комбинезоны. Понятно, над нагрудными карманами красовались сине-красные эмблемы. Тут же получили и боевые комплекты, включающие на удивление легкий бронежилет, должно быть керамический, напичканный электроникой шлем и текучий маскировочный комбез, незаметно сливающийся с ботинками без шнуровки.
     В оружейной тоже нашлось чего пощупать - Пир с удовлетворением подержал в руках двадцатизарядное автоматическое ружье "Лигерт" калибра пять пятьдесят шесть с двухканальной системой лазерного наведения, обычную девятимиллиметровую "Беретту" М-92F, автоматическую ручную пушку "Шкар" с обоймами на четырнадцать выстрелов, причем обоймы были трех типов: бронебойные, сильновзрывчатые и зажигательные. Тяжелая пушка "Берта" Пиру не понравилась: во-первых она оказалась и впрямь чересчур тяжелой, во-вторых из нее было неудобно стрелять в движении и главное - отсутствовал режим автоматической стрельбы. Зато весьма порадовала ручная ракетная установка - достаточно легкая, удобная и мощная. Если пришельцы используют танки - долго их использовать им не придется.
     Из шумового сопровождения наличествовали мощные взрывпакеты с динамическим взрывателем (время задержки фиксировалось до трех минут), обычные гранаты с тем же взрывателем, сенсорные гранаты, срабатывающие на легкую вибрацию (для удержания помещений: оставь такую в проходе - первый же, кто сунется, отправится полетать) и дымовые шашки, практически безопасные, средство маскировки и морального давления.
     Несколько раз оперативникам показывали документальную хронику - разгромленные городки, разрушенные взрывами дома, убитые люди и скот. Пир насмотрелся на всякое в своем отделе, и вынужден был признать, что оружие, из которого убивали неведомые террористы, было ему незнакомо. Да и остальным тоже - и коллегам-оперативникам, и специалистам. Пир мрачно запоминал и постепенно свыкался, что новый неведомый противник - реален. Реален, как солнецный свет, как приближение нового тысячелетия, и вовсе не является плодом воображения. Потому что гибли люди, живые люди.
     Почему-то чаще террористические вылазки предпринимались в Южную Америку, в малонаселенные районы. Это было похоже на предварительную разведку. А значит, вскоре приходилось ждать нашествия.
     Спустя неделю после прибытия Пира и остальных оперативников объявились трое ребят-дистанционщиков, днем позже прилетел транспортный самолет из Киото, доставивший три небольших танка. Пир с другими икс-комовцами отныне мог любоваться тренировками дистанционщиков на верхнем полигоне. Тренировки впечатляли. Танки оказались совсем небольшими, около метра в высоту, приземистыми и шустрыми. Понятно, человек внутрь поместиться не мог, зато электроники там было - Пир даже присвистнул, когда заглянул в первый раз. Зато в поле танки вытворяли такое, что отвисала челюсть - разве только по вертикальным стенам не ездили. А так их гусеницы оставили след на каждом квадратном метре полигона. Вооружение тоже понравилось Пиру - у двух автоматическая кассетная пушка с кассетой на тридцать зарядов, у третьего - восемь малых ракет. Тоже не подарок при умелой стрельбе...
     Потом пошли полевые тренировки в полной выкладке. Пир был убежден, что знает о тактике современного боя все, но в первый же день он был вынужден признаться себе, что ошибается. Во-первых, его поразили шлемы. С виду они напоминали боксерские, только предназначены были вовсе не для защиты. Хитроумная система слежения пряталась в лобной части, на висках тлели датчики наведения на цель, тщательно продуманный интерком позволял слить практически неограниченное число икс-комовцев в цельную боевую единицу. Врага достаточно было обнаружить одному - остальные тут же замечали его, фиксировали расположение относительно "своих" и могли вести прицельную стрельбу. Дым, туман, темнота - отныне все это ничуть не мешало и не сбивало с толку. Пир медленно привыкал к мысли, что по-старому ему повоевать уже не придется.
     Де Григ гонял всю восьмерку, словно солобонов на первом году. С Пира сходило по семь потов ежедневно, но приличные деньги, хорошая компания, а главное - интерес к новому в деле, которое он знал и любил, перевешивали.
     К рождеству каждый из икс-комовцев назубок знал свою роль и свое место в "Рейнджере", с закрытыми глазами мог собрать и разобрать все, что было способно выстрелить или взорваться, а в тире изрешетил не одну мишень в совершеннейшие клочья. Батт что-то ворчал вполголоса, когда соизволял посетить тренировку, но слепому было ясно, что он доволен.
     Научники расплывчато намекали, что к середине января можно будет смело распрощаться с "Береттами" и "Лигертами", но вся восьмерка отнеслась к этому скептически. На базе к тому времени прибавилось новых модулей: бригада рослых парней из "Ингланд радиовейвс" монтировала ажурные решетки объемных радарных сшивок, писк технической моды будущего века, очкастые ксенологи колдовали в отсеке для гипотетических пленных инопланетян, а научники гурьбой бегали за Баттом и требовали новых площадей под лаборатории. Батт постоянно выглядел невыспавшимся, зато и успевал везде. База напоминала встревоженный муравейник, что, впрочем, не помешало ребятам из обслуги развешать рождественские флажки, усыпать коридоры конфетти, в большом холле водрузить пушистую елочку, явно родом с верхнего полигона для икс-команды, и опутать все пригодные места километрами блесток и спиральками серпантина. В новогоднюю ночь народ шумно посидел в барах, кое-кто сумел даже основательно надраться; Пир заметил в переходах и отсеках не менее десяти Дедов Морозов, половина из которых, несомненно, являлась Санта Клаусами.
     Никто не ожидал, что аналитики, предсказывающие весеннюю активность неопознанных летающих объектов, ошибаются. Ошибаются по крайней мере на два месяца.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ... Детальное описание thermopads у нас.