03.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Глава двенадцатая. Июль 1999

     Брать вражескую базу на Тасмании решено было через день после штурма "Азии". Объединенная команда оперативников двух баз собралась и выбила полтора десятка человекозмей и двух хризалидов за какие-то сорок минут, не потеряв при этом ни одного человека. Еще совсем недавно убийственные импульсы из плазменных пистолетов теперь поглощались силовой паутиной защитных костюмов, разбивались о рукотворную броню, не причиняя вреда икс-комовцам. Батт, кажется, слегка оттаял, но объявил, что Адам Дориго отстраняется от миссий на неделю. Видимо, его насторожила безрассудная отвага бывшего полицейского, граничащая с безумием. Дориго молча подчинился, не высказав недовольства, хотя было явственно видно, что он считает такое решение несправедливым. Впрочем, тренироваться он не прекратил.
     Паллистер, Олаэча и Бейли вернулись на "Америку", ведь там тоже хватало мелкой работы: скауты разных калибров засекались над двумя континентами западного полушария с завидной регулярностью и с такой же регулярностью сбивались. "Азию" спешно комплектовали всем оборудованием и вооружением, поскольку понятно было: однажды обнаружив базу "X-com defence" чужаки ее в покое уже не оставят.
     А человекозмеи, лишившись опорной точки на Земле, развернули программу тотального террора.
     Восемнадцатого июля Пиру позвонил выздоровевший Ник Завадски. Из Вены, уже покинув больницу. Завтра он должен был появиться на базе, бодрый и исполненный готовности "задать перцу чертовым инопланетникам, клянусь любимым винчестером бабушки!" Пир улыбался и с удовольствием болтал с приятелем и коллегой, оторвавшись от непостижимых тестов психоинженеров. Сигнал "ALERT" прозвучал посреди разговора.
     - А, тьма им в печенку! - ругнулся Пир. - У нас вылет, Ник. Я побежал.
     - Оторвите им головы, - пожелал Завадски на прощание. - До завтра, Пир. Смотри, не забудь "Скорлупу"...
     Пир уже вгонял усик телескопической антенны в трубку-переговорник. Ноги несли его в тревожный рукав. Казалось, разум для этого ему совершенно не нужен, тело знало что делать, а Пир мог в этот самый момент, к примеру, спать. Впрочем, разум действительно в эти секунды отступал куда-то вглубь, давая полную свободу действий рефлексам. Пир натягивал похрустывающие пластины тяжелой "Скорлупы", активировал базовые системы наведения и ориентации боекомплекта, шевелил головой, устраивая ее внутри шлема поудобнее, подтягивал вечно ослабевающий пояс с аптечкой и гранатами, проверял крепления и зажимы хэви плазмы у кресла в "Рейнджере", перебрасывался короткими рубленными фразами с товарищами... А сознание его пребывало в неком загадочном трансе.
     Кем он становился, россиянин Геннадий Лихачев по прозвищу "Пироксилин", а проще - Пир? Машиной для уничтожения разумных нелюдей? Убийцей убийц? Киллером на правительственном содержании?
     Но только не человеком. Человеком в этом уродливом мире денег и предательства Пир так и не стал. Потому что люди как раз гибнут в первую очередь. И исподволь всплывала странная и нелогичная мысль - а стоит ли этот мир защищать, пусть даже от нелюдей?
     Пир не мог ответить. Он просто щелчком вгонял обойму в приемный паз хэви плазмы и становился у плавно опускающегося трапа. Палец застывал на спусковом крючке, а глаза ловили красную точку целеуказателя.
     Будущее рассудит. Всех. И нас, икс-комовцев, и их, пришельцев из бездонных глубин космоса. Никто ведь не говорил, что их мир лучше этого, каким бы он ни был.
     Касание. Свет в щелях. Миссия начата.
     Террор в Лагосе.
     За бортами - жарко, горячая, как из духовки, волна влажного воздуха ворвалась в просторное брюхо "Скайрейнджера". Плоский диск ховертанка с бугорком башенки проворно выплывает наружу и дает первую панораму целей.
     - Человекозмеи! - объявил МакМаннаман громко. Он прикипел к стационарному пульту сбоку от хода в пилотскую кабину. Башенка танка с сухим шелестом повернулась к цели плюнула зеленоватым импульсом. Ответные выстрелы влипли в синевато-серую броню, не причинив видимого вреда. Пир соскочил с трапа, стреляя, и тут же упал на одно колено. Хэви плазма плясала у него в руках, покорная командам целеуказателя.
     "Рейнджер", как часто делали пилоты, сел рядом с дорогой, полной на этот раз брошенных автомобилей. У некоторых еще работали двигатели, источая удушливый углекислотный шлейф. Между автомобилей шныряли желтопузые человекозмеи; видимо, пытались встретить десант "икс-команды" должным образом. Танк, Пир и прыгнувший с левой стороны трапа Костя Белов спели троим из чужаков короткие поминальные гимны.
     - Осторожно! - предупредил Белов, падая за серебристый ствол шасси. Перед глазами у него зачернели тугие баллоны спаренных колес.
     Танк взмыл повыше, ловя вражеские импульсы непробиваемым брюхом-днищем. Насколько Пир знал, на днище броня была самой толстой и надежной. И силовая и композитная.
     Икс-комовцы рассыпались широкой цепью, отбив встречный огонь человекозмей. Чужаки задели троих: Пеева, Язерского и Тюрамаза, но серьезных повреждений никто из оперативников не получил. Пир и Сегерсен уже пересекали забитую автомобилями ленту бетона.
     - Загадка, - проворчал на командном де Григ, неотрывно глядя на экраны слежения. - Почему террор-команды пользуются плазменными пистолетами? Слепому ведь видно, что эту проблему мы решили новой броней. Что у них тактики полные идиоты, получается? Не понимаю...
     Майкл Батт и ван Торенс лишь покосились на Брюса. Да сто раз спасибо вражеским тактикам! Могут вообще безоружные команды посылать, если хотят. Проект "Икс-ком" вовсе не против...
     Тем временем в Лагосе под силовым колпаком продолжали звучать выстрелы.
     - Костя, вон, между гаражами один засел!
     - Вижу. Щаз-з я ему...
     Трескучий разрыв вражеской гранаты мало что оставил от обеих гаражей. Равно как и от вражеского солдата. Белов выглянул из укрытия и рывком перебросил тело на десяток метров вперед. Откуда-то слева по нему снова стреляли. Только откуда?
     - Пир, прощупай откуда бьют! Кажется, это не пистолет, тля...
     - Добро...
     Пир ужом прополз по шершавому бетону и скоро засек желтопузика-стрелка: тот притаился на плоской крыше не то магазинчика, не то мастерской. Убитый хозяин лежал на пороге и на его черном лице застыло выражение беспредельного удивления. Видимо, он никогда раньше не встречал человекозмей.
     Пир тут же отдал цель товарищам, потому что самому стрелять было неудобно. Бравая ирландка Бреди сняла пришельца с расстояния в полторы сотни метров. Одиночным.
     - Йэп, мэм! - изумился Пир. - Научите меня печь пироги, а?
     - Сначала я надеру тебе задницу, Пир.
     Пир ухмыльнулся.
     - Договорились! Мой номер в левом секторе, а Завадского как раз нет...
     Оперативники и публика на командном не стали сдерживать смех.
     Жаль, что долго смеяться не пришлось.
     Пир приподнялся, повертел головой, оценивая обстановку. И тут же увидел хризалида. Так сложилось, что на предыдущих миссиях хризалиды уничтожались сразу, да так, что от них не оставалось практически ничего, что можно было бы потом изучить и оценить. Может быть поэтому серо-черных террористов, спутников человекозмей, никто до сих пор не воспринимал всерьез.
     Хризалид двигался стремительно, но с чужеродной пластикой насекомого. Или даже краба - исполинского сероватого краба. Мощные клешни только усиливали впечатление. Он бежал к Косте Белову.
     У Пира крик застрял в горле. Белов собрался встать, и в тот же момент хризалид прыгнул, взвившись метров на пять. Желтый "Пежо", отделяющий хризалида от Белова, не зацепила ни одна членистая нога - прыгала инопланетная тварь отменно, словно гигантский кузнечик.
     - Уходи! - рявкнул Пир, стреляя. Белов недоуменно обернулся и столкнулся с ничего понятного не выражающим взглядом фасетчатых глаз. Клешни, вопреки ожиданиям, даже не шевельнулись, словно хризалид вовсе не собирался убивать Белова. Зато разошлись кривые хелицеры около рта, выпуская на волю гибкий отросток, похожий на телескопическую антенну радиоприемника. Отросток удлинялся на глазах. И через мгновение вонзился в грудь Белову, легко пронзив броню "Скорлупы-2". Белов закричал, потому что пожар, вспыхнувший в груди, быстро пожрал его разум.
     Хризалид и Белов, сцепленные гибким хоботком-отростком, простояли рядом всего две секунды. Беглые выстрелы из хэви плазмы Пира стали раздирать членистое тело террориста на части. Выстрел, другой, третий... Хризалид перестал быть единым целым. Рваные куски хитина пополам с неприятной слизью шмякались на бетон, забрызгивая его. Белов медленно, как зачарованный, опрокинулся на спину. Оружие он выронил еще раньше.
     Пир в несколько прыжков оказался рядом.
     - Костя! - склонился он над Беловым.
     У того было серое лицо. Сознание явно оставило Белова.
     Пир огляделся. Никого из товарищей рядом не осталось, все ушли в лабиринт придорожных улочек, выкуривая человекозмей из зданий на открытые места и немедленно уничтожая. Выстрелы звучали лишь изредка, потому что били икс-комовцы наверняка.
     Взвалив потяжелевшее безвольное тело Белова на плечо, Пир понес его к "Рейнджеру". Уже наполпути Белов шевельнулся.
     С момента укуса хризалидом прошло всего-навсего пять минут.
     Мощный толчок в плечо заставил Пира уронить ношу; Белов тяжело упал в траву. Продолговатый силуэт "Рейнджера" маячил совсем рядом. Пир тоже не устоял и упал, стараясь не выронить из левой руки хэви плазму.
     - Ты как, старик? - сдавленно спросил он, решив, что раненый товарищ очнулся. И только потом взглянул на Белова.
     Пир так и не понял, кто стоял перед ним. "Скорлупа" и комбинезон икс-комовца еще держались на сером, как асфальт жарким летом, теле. Лицо, искаженное до такой степени, что узнать Белова стало невероятно трудно, глядело на Пира парой белесых глаз. Казалось, зрачков глаза эти не имеют. Кулаки Белова странным образом распухли, а ноги выгнулись, будто у него начал расти дополнительный сустав на каждой. И еще Белов горбился прямо на глазах.
     - Ты чего, Костя?
     Пир попятился, потому что изменившийся Белов продолжал неуклонно надвигаться на него.
     - Лихачев, стреляй! - не своим голосом приказал Батт с командного. Пир ошалело замер. Стрелять? В кого? В раненого Костю Белова, с которым пройдена плечом к плечу не одна миссия?
     Пир не умел стрелять по своим.
     Воздев чудовищный кулак, Белов коротким движением содрал с головы боевой шлем оперативника. Челюсти у него тоже странным образом изменили форму, натянув кожу на скулах.
     - Стреляй, Лихачев! Это приказ! - люто выкрикнул в микрофон Батт.
     Пир неуверенно поднял хэви плазму.
     - Ты чего, Костя?
     Он все еще не мог поверить, что Белов уже не Белов.
     Горбатое тело, растопырив кулаки, метнулось вперед, Пир не успел увернуться и был сбит на траву. Ему показалось, что на него наехал грузовик. В следующий миг Белов навис над нам, страшный и серый. Рот приоткрылся, но внутри были не человеческие зубы, а горизонтальные коричневые хелицеры, пока больше похожие на муравьиные.
     И Пир выстрелил. В упор. Из хэви плазмы.
     Такого не могло выдержать ни одно живое существо, включая хризалида.
     Белов же лишь пошатнулся. Зеленый импульс жадно впитался его телом, раздалось тихое довольное урчание.
     Пир выстрелил вторично, импульс снова поглотился, а потом Белов вдруг содрогнулся всем корпусом, выгнулся, и, как бабочка из куколки, из его трансформированного тела вылупился влажно поблескивающий хризалид. Клочья "Скорлупы" и человеческой одежды слезали, будто чешуйки, и падали на траву. Несколько секунд - и ничто уже не напоминало в существе перед Пиром не то, что оперативника Костю Белова, а вообще человека.
     Пир убил новорожденного хризалида на месте, не дав ему даже сдвинуться с места. На этот раз хватило одного выстрела - террористу вырвало грудь вместе с головой и клешнями. Но Пир стрелял еще раз десять, бездумно опустошая обойму. Пока перед ним на траве не остались только бесформенные клочья хитина и осколки теоретически несокрушимой "Скорлупы".
     Наверное, хризалид успел перекусать нескольких местных, потому что оперативники обнаружили и убили в зоне террора еще троих людей-зомби. Точнее, сразу после выстрелов из зомби вылуплялся хризалид, но ему не давали сделать и шага.
     Только Пир этого всего не видел. Выронив хэви плазму он сидел на траве перед "Рейнджером", вертя в руках грязную форменную нашивку с надписью "Белов К. С. Россия".
     Он не выпустил ее и после миссии, когда "Рейнджер" увозил икс-команду на базу. Возвращение Пир запомнил плохо.
     Психологи умудрились промыть ему мозги за какие-то четыре дня. Собственно, уже после первых процедур Пир обрел странное спокойствие, больше смахивающее на равнодушие. Он сказал себе: прежнего Геннадия Лихачева больше нет. Есть Пир, оперативник икс-команды, бестолковое существо, натасканное на убийство, которому думать и чувствовать противопоказано. А посему - лучше не думать и не чувствовать. Пир, не изменившись в лице, выслушал длинную лекцию о том, что пораженный хризалидом человек перестает быть человеком уже в первые полсекунды. А стало быть, Белова убил не Пир, а хризалид. Пир же убил другого хризалида. Как, впрочем, и виновного в гибели Кости Белова. Пир вяло кивал, соглашаясь для виду. Свои мысли он загнал так глубоко, что и сам уже их толком не помнил. Батт сначала осторожно осведомился о самочувствии, а потом разнес вдребезги за промедление с выстрелом. У него были свои понятия о выживании команды и о подчинении приказам. В итоге Пир с неделю в операциях не участвовал.
     Приехал Ник Завадски, здоровый и злой; Ник рвался в бой и готов был в одиночку выйти против вражеской базы. Психологи закончили промывать мозги и Адаму Дориго: вроде бы боевой суицид удалось свести на нет. Прибыла команда новичков; теперь на базе числилось два с половиной десятка икс-комовцев, полных две команды даже с запасом. Сначала решили, что руководство вознамерилось снабдить базу вторым "Рейнджером", но потом поползли слухи от рабочих механических мастерских, что там, почему-то в страшной тайне, собирают нечто на манер вражеской летающей тарелки.
     - А, так это обещанный гибридный корабль! - сразу рассеял сомнения оперативников пилот Валерка Смолянинов. - Тоже мне тайна! Интересно, который из двух?
     На Смолянинова насели, и он рассказал, что спецы разрабатывали сразу два гибридных летательных аппарата на основе технологий пришельцев. Первый, условно названный "Файрштормом", чистый истребитель, наподобие "Интерсептора", только гораздо более скоростной и, в общем-то, готовый сражаться даже за пределами земной атмосферы, в ближнем космосе. Второй, нареченный "Лайтнингом", то есть "Молнией", предназначался для малых десантных операций. Грузоподъемность его проектировалась поменьше, чем у "Рейнджера" и танк на борт "Лайтнинг" брать не должен был, зато в скорости этот аппарат перекрывал все мыслимые и немыслимые пределы.
     Оперативники выслушали пилотские откровения с интересом, но без ажиотажа. Сказывалась пресыщенность инопланетными чудесами.
     Научник Долан поведал о результатах исследования останков хризалида - Пир выслушал его речь с мрачным интересом. В зале во время выступления Долана висела мертвая тишина и на Пира просто не решались взглянуть.
     - Хризалид, - говорил Долан, - наиболее необычная форма жизни, встреченная нами до сих пор. К величайшему сожалению мы сразу не распознали что за опасность они несут земным существам.
     На проекторе цветные изображения препарированных останков двух хризалидов сменялись компьютерными реконструкциями, до того реальными, что многие зрители непроизвольно вжимались в кресла.
     - Террористы человекозмей подвержены принципиально иному жизненному циклу, нежели мы или другие пришельцы. Они - короткоживущая форма, буквально сгорающая за очень небольшое время. Им отпущена всего неделя - уж не знаю кем отпущена, природой ли, злым ли гением инопланетных генетиков. За это время они протаскивают через организм невероятное количество энергии, и именно в этом причина всех недобрых чудес, которым мы недавно стали свидетелями.
     Хризалиды - биологически низшая форма жизни по отношению к нам, правда с одной оговоркой относительно устройства мозга. Наиболее близка она к некоторым земным насекомым. Прочный хитиновый скелет в состоянии выдержать достаточно сильный взрыв, но мы, слава богу, уже достигли той мощи оружия, которая для них смертельна. Клешни очень опасны в ближнем бою, но цель хризалидов - вовсе не убийство. Они вводят в тело жертвы яйцо и впрыскивают чрезвычайно активный яд-катализатор, полностью перестраивающий метаболизм пораженного организма. Темп роста клеток убыстряется в миллионы раз, сравниваясь с темпом метаболизма самих хризалидов. Жертва начинает копировать генную структуру хризалида и превращается в такое же существо с поразительной, непредставимой для нас быстротой. Понятно, что для этого нужно огромное количество энергии. Именно поэтому промежуточной форме - еще не хризалиду, но зомби - не страшны даже выстрелы из хэви плазмы. Их жаждущий топлива организм попросту поглощает энергию выстрелов или взрывов и пускает ее на ускорение трансформации. Это кажется абсурдным и невозможным, но - увы! - это именно так. Мозг хризалидов прекрасно развит, из чего можно заключить, что это хитрые и сообразительные твари, и уж конечно, очень опасные. Каждая особь несет в организме до двадцати яиц-эмбрионов. Если их вовремя не остановить, число хризалидов в зоне террора будет расти в геометрической прогрессии, и, возможно, они перекусают всех, от гражданского населения до оперативников. Даже странно, что взяв две базы человекозмей ни один из икс-комовцев не подвергся атаке хризалида. Роковое и трагическое совпадение, но - кто знает? - не столкнись мы с этими тварями на этой неделе, не пришлось бы нам очень туго в будущем?
     "Можно подумать, что нам не пришлось туго в настоящем, - отстраненно подумал Пир, тупо глядя в светящийся экран проектора. - Нам с Костей Беловым..."
     Пир не знал что до гораздо более страшного испытания осталось всего двое суток. Все это время он механически тренировался, отвечал на вопросы психологов, слушал выкладки научников и стратегов, а в голове и в душе зияла гулкая пустота. Команда слетала на захват большого скаута, вынесла шестерку мутонов; Ник Завадски вернулся веселым и азартным: в этой миссии он уложил двоих, доказав, что не потерял боевых навыков. Пира на задание не взяли. Наверное, давали время успокоиться и придти в себя.
     Можно подумать, что ему суждено когда-нибудь стать прежним.
     Двадцать четвертого июля утренние тренировки были прерваны сигналом "ALERT"; уже в тревожном рукаве стало известно, что сектоиды высадили террор-группу вблизи Барселоны. Не успели еще икс-комовцы полностью облачиться, как в рукаве показался де Григ. Стратег был короток и прямолинеен.
     - Пир! Если чувствуешь, что тебе лучше остаться - оставайся.
     Лихачев молча покачал головой. Остаться? Ни за что. Теперь он должен воевать за двоих, за себя и за Костю. И еще за всех погибших в ходе проекта. И ему предлагают остаться? Абсурд.
     - Нет, Брюс. Я не могу остаться.
     - Понятно, - ответил де Григ. - На миссию отправляются: Завадски!
     Ник тотчас убежал в ангар, к "Рейнджеру", грохоча ботинками по квадратным плитам.
     - Лихачев!
     Пир направился следом.
     - Дориго!
     Адам оскалился, хлопнул кого-то по плечу и рысцой потрусил за товарищами.
     - Воронин! Гейслер! Шадрин!
     Оперативники один за другим грузились в "Рейнджер", а оставшиеся молча ждали своей очереди. Очереди занять место в боевом самолете - или разочаровано уйти в командный и бессильно глядеть на экраны, глядеть как побеждают - или гибнут - друзья.
     - Пеев! Язерский! Чукарин! Самусенко!
     Все. Десятка. Дистанционщик МакМаннаман уже давно в "Рейнджере", тестирует свою хитрую аппаратуру.
     Двое из стариков - Тюрамаз и Сегерсен вопросительно взглянули на де Грига. Замшефа впервые появился в тревожном рукаве лично. И никогда раньше отбор на миссию не происходил подобным образом.
     - Брюс, - хрипло спросил невозмутимый швед. - Что-то случилось?
     На терроры обычно посылали самых опытных. Оставлять таких бойцов, как Тюрамаз и Сегерсен на базе без веской причины никто, конечно же, не стал бы.
     Де Григ поднял тяжелый взгляд на четверку оставшихся икс-комовцев - кроме шведа и турка в тревожном рукаве остались здоровяк Чжешуа и Хелен Бреди.
     - Мы засекли боевой крейсер над Атлантикой. Он неторопливо тянет на восток, к Европе. Не исключено, что террор в Барселоне - лишь отвлекающий маневр перед нападением на базу.
     Сегерсен кивнул:
     - Понятно. И если худшие опасения оправдаются, нам вчетвером отбивать базу?
     - Да, Густаф. Наверное, вам в помощь дадут кого-нибудь из пилотов... Но боюсь, что для них такая работа станет верным самоубийством.
     - Тогда нечего их и дергать. Попробуем вчетвером...
     - А если это будут тоже сектоиды или этериалы с их чертовой псионикой? Если, не приведи господь, человекозмеи и хризалиды? А?
     Сегерсен пожал плечами.
     - Ладно, - де Григ безнадежно махнул рукой, и в тот же миг, заглушая его слова, взвыла турбина "Скайрейнджера". Железная птица с икс-командой внутри медленно тронулась и, все убыстряясь, вкатилась в стартовый коридор. Рев двигателей стал нестерпимым.
     - Удачи! - пошевелил губами Тюрамаз, не услышав собственного голоса.
     Спустя пять минут полностью облаченные в боевое оперативники сидели перед информэкранами в командном центре.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ... Самая актуальная информация экспертиза масла моторного на сайте.