08.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Глава двадцать четвертая. Январь 2000

     На Земле, в командном центре базы "Европа", осунувшийся от постоянного нервного напряжения, близкого сегодня к пиковой точке, шеф проекта "Икс-ком дефенс" Майкл Батт вдруг оторвался от экранов сопровождения и обернулся к помощнику.
     - Брюс, вели стюарту, чтоб принес рома.
     - Сэр? - растерялся де Григ. - Рома?
     - Рома, черт побери! - тихо повторил Батт. - У меня сейчас сердце остановится...
     Брюс зашептал в переговорник-интерком и спустя две минуты в командный торопливо вошел официант с подносом в руках. На подносе стояла пузатая бутылка темного стекла, низкий стакан и блюдце с бутербродами. "Rum" - гласила этикетка на бутылке.
     Батт поставил ее рядом с собой на пульт, рядом с торчащим на штанге микрофончиком. Налил на три пальца и залпом осушил стакан, чувствуя как перехватывает горло, как по жилам прокатывается огненная волна. На бутерброды он даже не глянул.
     И снова прикипел взглядом к экранам.

*** *** ***

     Танки МакМаннамана, Бржизы, Сонтдрупа и Лутченко первыми покинули "Эвенджер" и повисли над марсианской равниной. Красная поверхность, испещренная небольшими кратерами, расстилалась под бронированными днищами земных машин. Посадочные опоры "Эвенджера" попирали рыжую пыль. Вдали, еле заметная, вставала зыбкая стена защитного поля. Небо было розовым, белесо-розовым с разводами, как молоко с кровью, которое плохо размешали. семь высоких, метров по пятнадцать, четырехгранных пирамид диковинными зубами торчали посреди накрытого силовым колпаком пространства. Поверхность пирамид была изъедена метеоритами и временем; страшно было даже подумать об их возрасте. Но посреди некоторых из четырех граней виднелась стандартные сероватые плиты входных шлюзов. Любой из икс-комовцев не раз видел такие плиты - на базах чужаков. Еще на Земле.
     На Марсе было куда сумрачнее, чем Пир себе представлял. Неясная мгла цвета крови скрывала даль, казалось, что в полутьме танцуют призраки в красных плащах. На самой границе видимости.
     Оперативники разбивались на тройки и разлетались прочь от "Эвенджера". Когда последняя тройка покинула крафт, "Эвенджер" бесшумно - разряженная атмосфера Марса плохо передавала звуки - задраил кормовой шлюз и невесомо ушел в зенит. Дойдя до границы колпака, "Эвенджер" разом исчез из виду.
     Они остались один на один с чужой планетой. Один на один с вражеской базой. С твердыней чужаков из космоса. Чужаки оставались чужаками и на Марсе, но сами они давно привыкли к смене миров. Сколько планет уже завоевано со времен Предвечного Яйца? И не счесть. Одним больше - все равно это казалось чужакам неизбежным.
     Правда, до сих пор сообществу пяти рас не приходилось сталкиваться с таким упорным и отчаянным сопротивлением аборигенов. И никогда еще не приходилось оборонять основную базу.
     Что ж, все когда-нибудь происходит впервые!
     Сектоиды в пирамидках-башенках приготовились к бою. Кибердиски беззвучно выплыли на поверхность из скрытых эллингов, похожих сверху на круглые кратеры полутораметрового диаметра.
     Бой начинался.
     Тройка Пира - сам Пир, Завадски и Уильям Раш - набрала высоту и двинулась в направлении дальней четверки пирамид. Паллистер, Бейли и Роберт Карди - к левой из ближних. Дориго, Олаэча и Берт Нильсен - к правой из ближних.
     Танки уже миновали условную линию, соединяющую ближние пирамиды, и утюжили пространство между ними и границей защитного поля.
     Зеленые плазменные импульсы, не сопровождаемые привычным звуком, влипли в синеватую броню ховертанка. Станислав Бржиза тотчас завертелся, давая панораму. Цель!
     Красная точка-целеуказатель высветилась в шлемах икс-комовцев.
     - Беру, - сорвавшимся голосом сказал Люциус Теннон, манипулируя с психоусилителем. Все псионики почувствовали, как невидимая энергия многих разумов вдруг в одном месте потеряла однородность, скомкалась, сжалась в крохотную ослепительную точку и выплеснулась на прячущегося в мелком кратере сектоида с хэви плазмой в руках.
     Сектоид умело сопротивлялся. Пси-уровень у него был пониже, чем у мастеров мысленного контроля икс-команды, но все же достаточно высок, чтоб отразить первую атаку.
     - Держись! - на помощь Теннону пришел Виталий Самусенко. Его шквальная волна смела оборонительные психоредуты сектоида. Уронив хэви плазму, головастик послушно поднялся на ноги и, словно марионетка, пошел в мутные сумерки, вдоль границы поля, и скоро должен был скрыться от взглядов за левой пирамидой. Впрочем, теперь Виталию Самусенко не нужно было его видеть глазами - достаточно и того, что он видел одурманенного чужака мысленно.
     - Веду! - сцепив зубы, предупредил Самусенко. - Поддержите!
     В следующий миг вместо погасшей красной точки целеуказателя, когда сектоида взяли под контроль, вспыхнули сразу три. В косой тени пирамиды, зловеще отливая синими искорками на бронеплитах, висели два кибердиска; чуть в стороне семенил головастик, тоже стараясь держаться в тени и не попасть на глаза икс-комовцам.
     Тотчас за психоусилитель взялся Иван Шадрин. Он сконцентрировался, порождая настоящий псионический шторм. Правда, чувствовать это мог далеко не каждый из живых.
     Один из кибердисков заскользил над кратерами, вырываясь из тени. По нему сразу же стали стрелять Райт и Фернандес, и вражеский робот застыл, открывая ответную стрельбу. В движении кибердиски никогда не стреляли.
     Шадрин напрягал все силы, чтоб сломить защиту второго кибердиска и перехватить управление моторными и вариативными цепями. Холодный машинный разум робота, лишенный эмоций, сопротивлялся с яростью слепой стихии. Шадрин обрушивал на него новые и новые психоудары, но диск казался несокрушимым.
     Все это ясно чувствовал каждый икс-комовец-псионик; и Ник Завадски - не исключение. Отвлекшись всего на миг, Ник помог Шадрину. Сковал упрямую оборону кибердиска, на неуловимое мгновение заставил его рассеять внимание и отвлечься от атак Шадрина. И Шадрин куницей скользнул за несокрушимую линию обороны, в одну из узеньких щелей. Теперь он мог повелевать кибердиском, боевым роботом сектоидов, словно дистанционщик ховертанком. Шадрин влился в ледяные мысли машины. Колючие и жесткие, как жесть на морозе. Как лес замерзших кристаллов.
     Он пригасил в сознании картинку, которая мерцала в визоре шлема, сосредоточившись на сигналах с датчиков кибердиска. Робот видел в широченном спектре, ниже инфракрасных лучей, забираясь даже в радиодиапазон, и захватывая область ультрафиолета вверху. Его восприятие мира было совершенно чуждо человеку. Но Шадрин уже брал когда-то под контроль кибердиски, и был готов к этому.
     Нечетко очерченная фигурка, радужная, как пятно бензина на воде, возникла невдалеке. Прошла сквозь шлюз и замерла. Тотчас рецепторы донесли вяжущий вкус боли - сектоид стрелял по перехваченному кибердиску. В упор, торопливо, очередями. Внешний слой брони ныл и нестерпимо чесался - мозг Шадрина растерянно переводил беспорядочные ощущения робота на понятный людям язык чувств.
     Шадрин активировал плазменный излучатель и сгустил энергию около сопла, доводя оружие до готовности.
     Готово.
     Выстрел.
     Еще выстрел.
     Все это происходило слишком быстро для постороннего наблюдателя, но Шадрин, захватив контроль над роботом, невольно принял его ритм жизни. Если, конечно, функционирование кибердиска можно назвать жизнью.
     Сектоид, разорванный мощными плазменными импульсами на части, даже вскрикнуть не успел перед смертью. Хэви плазма упала в рыхлую марсианскую пыль.
     За приоткрытым шлюзом, в пирамидке, прятался еще кто-то, Шадрин чувствовал это благодаря сенсорам кибердиска. Синеватый летающий блин реагировал на тепло живых тел.
     - Все в порядке, Ваня, придерживай его! - зло прокричал Виталий Самусенко, вскидывая бластерную установку и вгоняя продолговатую, как муравьиное яйцо, ракету в зарядоприемник. Сухо клацнул фиксатор и под рукой икс-комовца на крохотном пультике загорелся зеленоватый огонек готовности. Чуть в стороне готовился стрелять и Берт Нильсен.
     Самусенко, осторожно манипулируя коротким пестиком тачпеда, провесил виртуальную траекторию и обозначил цель. Шлюз в той самой пирамидке, перед которой висел перехваченный кибердиск.
     - Первая! - крикнул Самусенко прежним голосом, нажимая на спуск. Из широкого ствола бластер-установки выплеснулся оживший снаряд-ракета. Он унесся в разряженную пустоту над марсианской равниной, в точности следуя каждому изгибу виртуальной траектории, спроецированной на реальную местность. Несколько лихих виражей - и снаряд скользнул в щель приоткрытого шлюза пирамиды. Дрогнула земля. Точнее, дрогнул Марс, почва, но никто этого не почувствовал, ведь все икс-комовцы висели на антигравах. Единственными следами в рыжей пыли между колечками кратеров были четырехпалые следы сектоидов и отпечатки опор недавно садившегося "Эвенджера".
     Остальные шлюзы пирамиды тотчас сорвало взрывной волной. Серый дым вырвался из трещин, быстро утекая и теряя плотность.
     Вторая бластер-ракета обратила в ничто невзятый под контроль кибердиск. Третья, пущенная Рудваляйтом, диск Шадрина.
     Псионик ощутил болезненный толчок в виски и ослабил мысленную хватку. Иначе он мог просто погибнуть.
     На миг его коснулась пустота, когда диск перестал существовать, а чувства еще жили информацией с его рецепторов. Но Шадрин привычно вернул к жизни собственные, человеческие рецепторы. Мир опять стал объемным и красноватым, и даже гнетущий марсианский пейзаж показался родным и знакомым после ощущений инопланетного робота.
     Пока Нильсен помогал разобраться с засевшими во левой пирамиде сектоидами, Адам Дориго и Хуан Олаэча, вооруженные простыми лазерными пистолетами, снизились у правой, ближней пирамиды. Серый металл шлюзовых щитов вблизи казался теплым, но это был обман: марсианский день дышал стужей, температура у поверхности равнялась минус двадцати по Цельсию, но в "Скорлупе" это, конечно же, не ощущалось.
     Дориго сбросил высоту перед лицевой стороной щита. Одновременно с этим Олаэча впечатал в марсианскую пыль рубчатый след башмака перед правым шлюзом.
     - Входим! - резко выдохнул Дориго, мысленно приказывая шлюзу открыться. Умение открывать двери, мембраны и шлюзы чужаков давно перешло в область подсознательных навыков у каждого икс-комовца.
     Вглубь пирамиды вел высокий и невероятно узкий ход-коридор. В нем вряд ли бы разошлись даже два сектоида, не говоря уж о людях в "Скорлупе". За правым шлюзом Олаэча обнаружил такой же ход, но вдобавок ко всему в коридоре, вытянув в руке плазменный пистолет и поблескивая в темноте глазами, стоял сектоид. Олаэча упал на колено, и вовремя - плазменный импульс ушел в открытый проем шлюза чуть выше макушки его шлема. Чилиец помешкал, собираясь передать цель кому-нибудь из псиоников, чтоб захватить под контроль сектоида в коридоре, но псионики все как один были заняты. И тогда Олаэча выстрелил. Одновременно выстрелил и головастик, на этот раз целясь ниже. "Скорлупа" защитила Олаэчу, но внешний слой брони, поглотив импульс, сильно нагрелся и даже через слой прокладки и ткань комбинезона кожу на груди обожгло. Оба, и сектоид, и чилиец, словно два дуэлянта, сделали еще по выстрелу, но лазерник землянина уже перечеркнул жизнь в сером теле чужака, и выстрел того оказался очень неточным, оплавив рыжий камень, из которого неведомо кто неведомо когда сложил эту пирамиду с коридором внутри. Головастик, беззвучно раскрыв безгубый рот, осел на пол.
     Земляне все никак не могли привыкнуть, что все вокруг происходит беззвучно: беззвучно падает на камни оружие, беззвучно стреляет, беззвучно умирают враги...
     Олаэча, кривясь от ожога, проворно встал с колен.
     Дориго уже успел добраться до конца коридорчика. В центре пирамиды нашлось тесное квадратное помещение; слой бурой пыли скопился на полу толстым ковром. В пыли виднелись четыре тропинки, ведущие к массивному каменному возвышению, похожему на алтарь в языческом капище. На алтаре аккуратными стопочками лежали обоймы к плазменным ружьям, пистолетам и хэви плазме. А за алтарем прятался сектоид, но Дориго заметил его еще из коридорчика. Едва тот попытался выстрелить из укрытия, икс-комовец снял его метким импульсом, прямо в глаз. Над упавшим телом взметнулось облачко невесомой пыли.
     Из правого коридорчика показался Хуан Олаэча. На груди у него виднелось темное пятно от принятого "Скорлупой" плазменного импульса.
     - Санта Мария! - сказал Олаэча сердито. - Он в меня попал!
     - Цел? - на всякий случай спросил Дориго.
     - Вроде цел... Слушай Адам, я не понимаю, как головастики обходятся без скафандров? Здесь же воздуха нет совсем, чем они дышат? Это же Марс!
     - Откуда я знаю? - удивился Дориго. Подобная мысль ему в голову как-то не приходила. Хотя, действительно странно. Человек без "Скорлупы" умер бы здесь почти сразу.
     - Ладно, пошли...
     Они углубились в два других коридора и вышли из пирамиды через противоположные шлюзы. Олаэча заметил, как впереди, над местом, где еще недавно висели два кибердиска, курится легкий стремительный дымок. Почва там была уже не красной, а черно-коричневой, выжженной. Взрыв разметал пыль и обнажил скальную породу, твердую и безжизненную.
     Пир тем временем снижался перед средней пирамидой, у которой был лишь один вход. Завадски немного отстал, когда помогал Шадрину смять психооборону кибердиска, ныне уже уничтоженного. Раш, единственный из боевой группы вооруженный плазменным ружьем, потому что не опасался попасть под вражеский контроль, тоже стремительно снижался.
     Правее них Паллистер и Бейли зависли перед шлюзом очередной пирамиды. Они не успели спуститься; шлюз открылся и изнутри на мгновение выглянул сектоид. Выглянул, и спрятался. А секундой позже на Бейли и Паллистера обрушилась плотная волна псионической атаки. Завадски снова замедлился, пропуская через мозг невидимые волны, извергнутые сектоидами.
     И Бейли, и Паллистер умели противостоять псионическим атакам. Но атакующий сектоид, видимо, был очень сильным псиоником, и к тому же расстояние до него едва равнялось пяти метрам.
     И, к сожалению, в пирамидке прятался не один сектоид, а больше.
     Бейли вдруг опустил оружие и стремительно полетел прочь, в пустоту. Все псионики икс-команды физически ощутили исходящую от него волну смятения и ужаса.
     А Паллистер вдруг развернулся и несколько раз выстрелил в ближайшего к нему икс-комовца - в Виталия Самусенко. Лазерные импульсы "Скорлупа" держала прекрасно, но Самусенко предпочел побыстрее убраться за острую верхушку ближайшей пирамиды.
     - Паллистер под контролем! - прозвучало в шлеме у каждого оперативника.
     На Земле, в командном центре, воцарилась мертвая тишина. Все замерли, затаив дыхание и вперившись взглядами в экраны.
     Коммандер Алан Паллистер, из первой восьмерки, теперь воевал за чужаков. А Большой Дик Бейли получил такой удар по психике, что поддался панике и выпал из боя.
     Ник Завадски понял, что теперь все зависит от его быстроты. Потому что Алан Паллистер - опытнее большинства землян. Разве что Олаэча, Пир, Дориго да сам Ник Завадски с ним могут тягаться. Если не сбить контроль, Паллистер успеет попросту убить несколько человек.
     И Ник выжал из антиграва все, на что тот был способен. Полсотни метров до входа в пирамиду, где прятались сектоиды-псионики, он преодолел за несколько секунд. Хорошо еще, что перегрузки здесь переносились шутя - все-таки треть от нормальной силы тяжести...
     Шлюз распахнулся. Ноктовизор подстроился по ходу, раздвигая царящие внутри пирамиды плотные багровые сумерки. А вон и первый сектоид...
     Ник направил психоусилитель на чужака и хладнокровно набросил на его разум прочную петлю контроля. А в следующий миг Завадски уже смотрел на мир глазами сектоида. Это было давно знакомое ощущение: взгляд с низкой точки, несколько иная фокусировка и фиксация части теплового спектра. Сектоид был родовым лидером, специалистом-псиоником, но классом пониже нынешнего Завадского...
     Ричард Бейли у самой границы силового колпака сразу замедлил хаотичный стремительный полет и завис, оглядываясь. Рука с лазерным пистолетом вновь согнулась в локте. Бейли был мокрым и испуганным, но беспричинная паника разом схлынула у него из души.
     Завадски видел это краем глаза. "Прекрасно!" - подумалось ему.
     Он заставил головастика поднять плазменное ружье и выстрелить в соседа, присевшего напротив бокового шлюза. Второй сектоид удивленно обернулся и жалобно закатил глаза. В упор из ружья - шансов выжить у него не было никаких.
     Завадски тут же ощутил перераспределение псионических полей. Один из очагов, еще секунду назад мощный и замкнутый, вдруг резко ослабел и раскрылся, а потом стал быстро гаснуть, пока не затух вовсе. Алан Паллистер неловко рухнул метра на полтора, но потом замедлился, уронил на камни пистолет-лазерник и, как немногим ранее Ричард Бейли, быстро полетел прочь, в сторону от боя. Вяжущее поле контроля отпустило его, но подавленная селф-составляющая психики отдалась эхом в подкорке, вызвав беспричинный страх и желание укрыться где-нибудь в стороне.
     На Земле облегченно вздохнули, хотя Паллистер по-прежнему оставался небоевой единицей. Майкл Батт хватил еще стакан рома, а сидящий рядом Ринат Нарыков, завороженно уставившись в экран, не глядя протянул руку к бутылке и хлебнул прямо из горлышка.
     - С Паллистера контроль снят! - с плохо скрываемой радостью объявил Марк ван Торенс. Его голос придал силы всем: и тем, кто был сейчас там, на Марсе, в Сидонии, и тем, кто оставался на Земле, на базах "X-com defence".
     Том Додж, идущий вдоль дальней кромки поля, приложил к плечу бластер-установку.
     - Ник, выходи из пирамиды! - сказал он сквозь зубы. Завадски сразу все понял. Не снимая контроля и не закрывая шлюза, он выскользнул наружу и тут же свечой ушел вверх, к острой верхушке пирамиды. Спустя пару секунд в открытый проем шлюза влетела бластер-ракета и обратила в прах все, что находилось внутри, и в коридорах, и в центральной комнатке. Снова выкорчевало из стен серые щиты шлюзов, зелеными вспышками расцвели плазменные обоймы на каменном алтаре, а тела сектоидов испарились за считанные мгновения.
     Пир облегченно вздохнул, переглянулся с Рашем, и ворвался внутрь пирамиды с одним входом. Она была непохожа на остальные: вместо узких коридоров в каменной толще и тесного помещения в центре, здесь оказался довольно просторный зал, освещенный обычным синеватым светом кораблей и помещений инопланетян. Пол складывался из зеленых квадратных плит, а в углу виднелись красноватые столбы большого силового лифта.
     Когда Пир скользнул в шлюз, зал был пуст, но спустя секунду в лифте возник сектоид. Наверное, поднялся снизу, из подземных помещений базы. Он наудачу пальнул по Пиру, но попал в стену. Сектоиды всегда стреляли неважно...
     Пир дал длинную очередь из лазерника, одновременно отгоняя липкую псионическую волну, что обрушилась на него, словно ком снега. Рядом уже стоял Раш и тоже стрелял. Сектоид получил свое и стек по наклонной стене на красный квадрат лифтовой платформы.
     - Мы нашли вход в базу! - сообщил Пир остальным. - Центральная пирамида, в дальнем ряду!
     Он дал внешний обзор, прокрутив остальным картинку подхода к нужной пирамиде.
     - Держите лифт под прицелом! - посоветовали с Земли.
     Что ж, разумный приказ! Раш с Пиром разбежались по углам зала и присели, вжавшись спинами в стены.
     Снаружи вновь завязалась псионическая дуэль: Марк Готье заметил у одной из еще необследованных пирамид сектоида, и немедленно отдал его Шадрину. Тот лихо поставил контроль, загнал сектоида внутрь пирамиды, застрелив попутно еще одного внутри, но тут третий чужак, незамеченный, в полумраке убил контролируемого. Шадрин оторвался от психоусилителя и, не теряя времени, вогнал и в эту пирамиду бластерную ракету. Тактика "выжженного Марса" вполне себя оправдывала.
     Танк МакМаннамана в дальнем секторе сцепился с третьим кибердиском, но эта дуэль не затянулась надолго: шотландец, несмотря на то, что "Эвенджер" вел воздушный бой сразу с двумя беттлшипами и оттого пульты управления танками немилосердно трясло на виражах, четко и точно провесил виртуальную траекторию. Яркая вспышка поглотила вражеского робота. Сектоида, который прятался невдалеке в кратере накрыло осколками брони.
     Еще один кибердиск прижал Халефа Аль-Мусаи и Стефана Унгера вплотную к самой дальней пирамиде, но всех опередил Игорь Чукарин: несколько выверенных очередей принудили диск сначала отступить к самой границе поля, а потом, наверное, повредили что-то в аппаратуре ориентации: диск странно накренился и с ходу врезался в массивное подножие пирамиды. Синеватое свечение брони и тусклые молнии под днищем погасли, робот осел на каменистую марсианскую почву, а потом взорвался.
     Последние две пирамиды очистили даже не приближаясь: один из икс-комовцев с бластерной установкой сносил щит шлюза, а второй тут же вгонял ракету в проделанную дыру.
     Осталось прочесать местность вокруг пирамид, к чему тут же и приступили, быстро и слаженно. Двух сектоидов застрелил Масанори Ямашита, еще двух - сектоид, которого взял под контроль Ник Завадски, а потом этот сектоид и сам лег под выстрелом Фернандеса. По одному головастику убили Адам Дориго и Хуан Олаэча.
     И все. Подходы к базе теперь были чисты. Откровенно говоря, и сами икс-комовцы, и эксперты на Земле пребывали в уверенности, что внешнее охранение окажется повнушительнее. Впрочем, никто не возражал; да к тому же еще неизвестно было что ждет оперативников внизу.
     - Что "Эвенджер"? - спросил Завадски азартно. Он, как и все остальные, спешил к пирамидке с лифтом.
     - Сбил один из беттлшипов - не чувствовали, как почва содрогалась?
     - Я чувствовал, - сказал Пир.
     - И я, - присоединился Раш. Остальные не могли этим похвастаться, потому что использовали антигравы. Многие, особенно псионики, вообще еще не сделали по поверхности Марса ни единого шага.
     - А второй?
     - Вторым занимаются "Файрштормы".
     - "Эвенджер"-то цел?
     - Поврежден, но незначительно. Сейчас он сядет.
     Эксперты лихорадочно совещались в командном. Буквально через пару минут они изложили текущие рекомендации: оставить на поверхности Паллистера, Бейли, еще толком не пришедших в себя, троих из боевой группы - Райта, Унгера и Фернандеса, а также псионика Лиона Дуярди. И один танк, под управлением Валерия Лутченко.
     Остальным трем танкам и двадцати человекам предстояло спуститься под поверхность Марса. Непосредственно на базу.
     Минут через пять, проколов колпак силового поля, недалеко от пирамид сел "Эвенджер". Правый борт его был опален чужим оружием, но от этого только возникало впечатление надежности: мол, крепок и надежен крафт икс-команды. Не берет его плазма вражеских беттлшипов.
     Танк сразу же повис над "Эвенджером"; Паллистера и Бейли отослали внутрь, хотя оба уже рвались в бой, злые на себя и раздосадованные до предела. Один из пилотов вооружившись аптечкой, отправился делать им инъекции стимуляторов.
     Икс-комовцы в зале с зелеными плитами еще раз проверили снаряжение и зарядили оружие.
     - Готовы, икс-команда? - запросила Земля.
     Хор азартных и злых голосов утвердительно проревел: "Готовы!!"
     - Вторая фаза! Удачи вам!
     Танк Станислава Бржизы заполнил собой все пространство силового лифта-столба. А в следующий миг плавно ушел вниз. Под землю. Точнее, под Марс. Спустился на один уровень, и быстро дал панораму.
     Пустой квадратный отсек с таким же зеленым полом. Ни одной двери. А лифт уводит еще глубже.
     - Побудь в стволе лифта! - посоветовал Завадски и обратился к остальным: - Спускаемся на этот уровень!
     Через пару минут вся двадцатка и танки были уровнем ниже поверхности.
     - Давай, Стас, дальше! - выдохнул Завадски в микрофон.
     Бржиза опустился еще на уровень. Снова квадратный отсек, но на этот раз проходной. Четыре коридора разбегались в разные стороны, крестом. Отсек был стандартным, как на любой другой базе. И лифт тоже был стандартным. Может быть, база вообще окажется стандартной? Почему-то всем казалось, что она должна оказаться побольше других, тех, что захватывались и уничтожались иск-командой на Земле.
     Танк освободил шахту лифта; тотчас вниз спустилась машина МакМаннамана и Сонтдрупа. Бржиза направил серый диск танка в один из коридоров, и сразу же увидел впереди хризалида. В зале, чем-то напоминающем музей, с вертикальными полупрозрачными цилиндрами. Цилиндры размеренно мерцали, а внутри у них смутно угадывалось нечто зоологическое: сначала - скелет, потом скелет покрытый сетью мышц и сухожилий, а также общая схема кровообращения, и, наконец, внешний вид какого-то незнакомого существа в обычном состоянии: серая шерсть, тяжелый взгляд узеньких белесых глазок... Хищный оскал косомордой твари напоминал сардоническую улыбку.
     Что за создание было заключено в цилиндр, никто из икс-комовцев не знал. Гораздо сильнее их сейчас волновало другое создание, которое разгуливало на свободе и только и ждало, чтоб наброситься на кого-нибудь из живых и вонзить в желанную плоть кольчатую плеть яйцеклада.
     Яйцеклад с легкостью пробивает "Скорлупу" - это знал каждый из икс-комовцев. Хэви плазма - не всегда пробивает, а яйцеклад хризалида - всегда. Жизнь вообще-то сильнее техники, даже если жизнь эта порождена не природой, а прихотью генетиков.
     Луис Эскобар упал на колено, вскинул лазерник и стал методично бить с упора. Хризалид развернулся и, утробно воя, бросился к нему. Клешни растопырились, готовые смять все препятствия на пути темно-серого монстра. Эскобар стрелял, но слабенький лазерник не мог пробить плотный хитин.
     Ник Завадски, стоя за углом гнал в соседний зал волну псионической атаки. Хризалида было легче взять под контроль, чем, скажем, кибердиск, но куда труднее, чем снейкмена, мутона или флоатера, и даже труднее, чем сектоида или этериала с приличным пси-уровнем.
     Хризалид несся по залу крупным скачками, движения его были порывисты и неприятны, напоминая, что между людьми и этими тварями - бездонная пропасть.
     Эскобар стрелял. Завадски - перекачивал через пси-амп мысленную энергию.
     Расстояние таяло. Двадцать метров. Десять. Пять.
     И тут хризалид поддался. Ник вцепился в его моторные цепочки и заставил упасть на пол, потому что остановиться тот уже не успел бы. Тяжелое темно-серое тело в мелкую фиолетовую крапинку заскользило по квадратным плитам. Хитин на клешнях и лапах щетинился острыми изогнутыми выростами, похожими на миниатюрные сабли.
     Ник вспомнил, что хризалиды очень странно пахнут.
     Рядом с Эскобаром неслышно возник Уильям Раш.
     - Дай-ка я... - сказал он и поднял плазменное ружье. Выстрел в упор из такого оружия разнес голову твари в клочья в первую же секунду. На полу осталось большое липкое пятно.
     - Да, - прошептал кто-то на командном. - Это вам не лазерник...
     Нильсен и Дориго четким тандемом ступили в дальний коридор. Изогнутая галерея вскоре привела их во второй отсек с лифтом, точно такой же как и первый. Сюда же по другой галерее спешили Ямашита, Готье и Шадрин. На базе было тихо: словно в наглухо изолированном от мира подвале, хотя здесь воздух был, а следовательно, могли разноситься и звуки.
     На выходе из отсека Адам Дориго почувствовал смутный укол-предупреждение: за углом кто-то есть. Любой из икс-комовцев вполне доверял собственной интуиции и ни за что не пренебрег бы любым предчувствием. Кто?
     - Адам, уйди за угол, - негромко попросил Берт Нильсен. - Сейчас я туда ракету...
     Дориго тотчас убрался в безопасный тупичок перед выходом из отсека. А норвежец ловко и быстро загнал ракету за угол и спрятался в другой тупичок, напротив. В уши толкнулся потревоженный воздух; Дориго понимал, что это родной, земной воздух, циркулирующий внутри "Скорлупы", и что настоящий взрыв всколыхнул чужой воздух базы, тот толкнулся в упругую оболочку "Скорлупы", а оболочка заставила дрогнуть воздух внутри.
     И все же казалось, что безумие взрыва в коридоре за углом слегка прикоснулось к икс-комовцам. Взрыв в помещении всегда казался ужаснее и сильнее, чем на открытом месте. И дым в коридоре теперь висел густой и сизый, а наверху, на поверхности Марса дым рассеивался в мгновения.
     Дориго мягко скользнул в дым. Коридор сильно напоминал стандартный подход к командному центру инопланетян, но во-первых Адам нигде не видел обычного знака, похожего на трилистник "Адидас", которым чужаки обозначали командный центр, а во-вторых снова возникло некое предчувствие... Оно не возникло на голом месте, совокупность малозаметных мелочей способна сказать наблюдательному человеку очень много и вообще очень убедительна. Сероватые стены почернели от взрыва, и даже на щитах входного шлюза виднелись темные разводы нагара. На одной из стен светлело продолговатое пятно.
     - Селацид, - уверенно сказал Нильсен. - Нарвался бы ты на плевок, Адам!
     Дориго вздохнул. Да. Даже "Скорлупа" могла бы не спасти от яда.
     Внутрь, за шлюзы, идти было рано. Они передали всем остальным икс-комовцам картинку и двинулись в обход командного, огибая слева. Спустя полминуты Дориго получил еще одно подтверждение, что это не стандартный командный модуль: во внешней стене не было ни одного окошка. А в стандартном модуле в самом центре стены всегда было хотя бы одно, и оттуда очень любили постреливать солдаты охранения базы.
     Здесь стена была глухой.
     Дориго и Нильсен, прикрывая друг друга, спешили по коридору.
     Ник Завадски, когда было покончено с хризалидом, сделал осторожный круг по залу-музею и на всякий случай заглянул в маленькую отгороженную комнатку в центре. Как он и ожидал, там нашелся столбик малого лифта, и вел он наверх, в крохотный зальчик, тоже похожий на зал музея. Там было пусто, и Ник спустился вниз.
     Эскобар, перепрыгнув через останки хризалида, направился в дальнему входу; за ним поспешил Том Додж. Пир и Карди, едва взглянув на "музей", прошли дальше, в темную оранжерею. По крайней мере, этот отсек, встречавшийся на каждой базе, обычно называли оранжереей. В нем колыхали ветвями и листьями странные темно-фиолетовые растения, а меж изломанных стен иногда прятались защитники базы. Летуны-флоатеры любили зависать над стенами и бить из плазменников сверху.
     Четвертое направление взяли Чукарин и Самусенко; едва они попали в соседний отсек с красно-синими установками на толстых трубах-треножниках (такие же установки часто попадались на крупных кораблях, особенно на беттлшипах), из бокового коридора, гоня перед собой волну перегретого колеблющегося воздуха, выполз силакоид, фиолетовый раскаленный комок.
     Целеуказатель тотчас вспыхнул, предупреждая всех оперативников, и всех, кто наблюдал за штурмом с Земли.
     - Надо полагать, по базе разгуливают террористы всех рас, - сказал ван Торенс негромко. Майкл Батт внимательно на него взглянул.
     - Скажи, - коротко велел он и ван Торенс потянулся к микрофону.
     - Икс-команда, есть мысль, что база охраняется террористами разных рас, так что будьте готовы столкнуться с кем угодно. Принцип смешанных экипажей, кажется, пришелся чужакам по вкусу.
     - Спасибо, Марк, - отозвался с Марса Завадски. - Мы учтем.
     Он, кстати, пришел к тому же выводу. Хризалид, селацид и силакоид - веселая компания встретилась им на базе! Но то ли еще будет?
     Игорь Чукарин разнес силакоида в мелкие клочья прежде чем тот успел подползти достаточно близко.
     "Зачем мутонам этот мешок кипяченого дерьма? - подумал Чукарин и переглянулся с приятелем, Виталием Самусенко. - Все равно он слишком неповоротлив и опасность представляет разве что для раненых или оглушенных."
     Мимо проскочили Уильям Раш и Хуан Олаэча; они направились в правый коридор.
     - А мы прямо, - сказал Самусенко решительно. - Шевелись!
     Отсеки базы тянулись навстречу.
     Но базу охраняли, конечно же, не только террористы. Уже за первым поворотом, в длинном коридоре перед большим техническим отсеком, Олаэча и Раш заметили оранжевый плащ этериала. Чилиец сразу ощутил вяжущую волну псионической атаки, но равнодушный к подобным вещам валлиец немедленно открыл огонь. Этериал сломался, как стебель камыша, и осел. Под ногами у него, оказывается, шевелился силакоид, и когда оранжевый плащ соприкоснулся с горячей оболочкой террориста, вспыхнуло тусклое в искусственном освещении пламя.
     - Пойдем-ка, - поморщился Раш. - Сейчас тут вонять будет...
     Олаэча, мокрый от внезапного пота, только кивнул в ответ.
     Они не успели сделать и пары шагов, когда шлюз технического отсека приоткрылся и оттуда проворно выскользнул второй этериал. Новая волна атаки обрушилась на Олаэчу, он едва успел спрятаться за угол и вжаться в стену. Раш выстрелил в ответ, но и этериал вскинул хэви плазму. Пришлось валлийцу тоже уходить за угол.
     - Берегись, парни! - пришла на помощь Сигурни Хадсон. Она находилась в соседнем отсеке и сама не видела этериала, но по данным шлема провесить путь ракеты по широким коридорам было совсем нетрудно.
     Взрыв заставил дрогнуть пол под ногами. Раш сразу же выглянул - там, где только что стоял один этериал и горел на полу другой, только дым клубился меж обожженных стен.
     - Готов! - констатировал Раш, и в это же миг позади него, там, где остался Олаэча, сухо хлопнул лазерник. Раш обернулся.
     Чилиец, привалившийся к стене, выстрелил раз, другой, третий. Из дыма, что клубился и в соседнем коридоре тоже, на него крупными скачками несся хризалид. Раш уже собрался выстрелить, но не успел: Олаэча, видимо, попал в некую уязвимую точку, и обладатель пары могучих клешней вдруг споткнулся и рухнул, распадаясь на ходу на клочья хитина и куски иссохшей плоти.
     - Ах, ты! - изумился Раш. - Ловко, Хуан!
     Олаэча опустил лазерник. Руки у него дрожали.
     - Вилли, - попросил он сдавленным голосом. - Вкати мне стимулятора, а то поджилки трясутся... Псионики чертовы...
     Он еще не отошел от коварных атак этериалов.
     Раш потянулся за аптечкой; он заметил, что из дыма тенью показался Пир, а значит можно на секунду отвлечься и помочь чилийцу. Он и отвлекся.
     А Пир и Роберт Карди прошли до конца коридора, дважды свернули и оказались в еще одном зале-музее. Едва они возникли на пороге, частые плазменные вспышки рванулись им навстречу. Карди отшатнулся за выступ стены, Пир прыжком убрался назад, в коридор.
     - Ты видел? - сказал он, вжимаясь в стык пола и стены. - Это сектопод.
     Двуногий робот, похожий на гигантского железного цыпленка, развернул все свое вооружение в сторону входа и терпеливо ждал. Машины не спешат. Пир попытался выглянуть, но точные импульсы загнали его назад, в укрытие.
     Халеф Аль-Мусаи и Патрик Дэй, зашедшие с другой стороны, успели сделать всего по выстрелу, и сектопод перенес огонь на них. Спаренная плазменная пушка робота оставляла на тугоплавких стенах темные отметины.
     - Эй, псионики! Шарахнул бы кто бластер-ракету...
     - Сейчас, - с готовностью отозвались Сигурни Хадсон и Рудваляйт. - Берегись!
     "Хорошо, хоть ракет много", - вздохнул Пир, борясь с желанием заткнуть уши. В "Скорлупе" это все равно невозможно, да и незачем особо. Это без шлема взрывы неприятно толкались в барабанные перепонки и доставляли массу неприятных ощущений.
     Грохнуло, и в новом зале тоже стало дымно и грязно. Сектопод распался на части, длинная изогнутая тяга одной из ног отлетела прямо к Пиру и с лязгом проехалась по плитам пола.
     Пир сунулся в дым, и заметил оглушенного взрывом этериала. Тот, похоже, спустился из центральной комнатки второго уровня, и взрыв его просто контузил. Хэви плазму этериал держал стволом вниз и ошалело терся о стену у шлюза перед лифтом. Пир его добил, не задумываясь. С этими промедлишь - мигом под контроль возьмут. Лучше не рисковать.
     В дальнем конце "музея" обнаружился полуживой силакоид, тусклый и менее горячий, чем обыкновенно. Пир рискнул подобрать хэви плазму, разнес силакоида в клочья, и снова вернул в руку маленький лазерник. А хэви плазму бросил. Мало ли...
     Раш сделал инъекцию Хуану Олаэче и пристегнул аптечку на пояс. Стрельба и взрывы в соседнем отсеке-"музее" тянули его, как магнитом. Олаэча выглядел плохо: чувствовалось, что он потерял уверенность.
     - Вернулся бы ты наверх, Хуан... От греха подальше.
     Чилиец несколько раз кивнул.
     - Сейчас... Я посижу минутку...
     С ревом и шипением на Раша бросился незаметно подкравшийся рипер. Валлиец успел вскинуть ружье и наудачу выстрелить; зеленый импульс опалил шерсть на выпуклом боку. А секундой похже рипер смял Раша, вышиб у него из рук ружье, прижал к полу. Крепкие, будто алмазы, зубы сомкнулись на броне "Скорлупы".
     Лазерник в руке Олаэчи плевался желтыми стрелами, каждая оставляла на коже рипера обожженное пятно, но тот, казалось, ничего не чувствовал. Раш тяжело ворочался под звериной тушей, пытаясь или освободиться, или защитить наиболее уязвимые места. Олаэча, ругаясь по-испански, подобрал винтовку. Два выстрела, и рипер, нелепо дернувшись, тяжело осел набок. Раш отпихнул ногой оскаленную рыжую морду.
     - Твою мать! - заорал Раш. - Зверюга чертова! Как он подкрался, Хуан? Я его не услышал!
     - Я тоже. Держи, - Олаэча подал валлийцу винтовку, и голос у него был уже потверже, чем до появления рипера.
     - Спасибо... Чуть не сожрал, скотина!
     - "Скорлупу" не попортил?
     - Не знаю. Кажется, нет.
     - Пошли-ка отсюда, Вилли...
     Они двинулись к "музею", где выстрелы уже успели затихнуть.
     Пир и Карди прочесали цепочку тесных комнатушек с лифтами; убили еще одного силакоида и вернулись в основной коридор.
     - Ник! - позвал приятеля Лихачев. - Дальнее крыло, кажется, чисто. Надо разворачиваться и пройти до южной границы.
     - Ну, так разворачивайтесь! - проворчал Ник. - Мы, пожалуй, займемся командным. Слышали все? У кого пси-уровень небольшой - держитесь подальше. Шадрин, Самусенко, давайте ко мне, будем пробиваться.
     - Оружие возьмите, - напомнил Пир. - В коридорах из бластерной не слишком-то постреляешь...
     - Не учи, - беззлобно огрызнулся Завадски. - И береги задницу, кажется где-то еще один рипер шляется!
     - Не учи, - не остался в долгу Пир. - Рипера я и задницей пришибу...
     Земля слушала эту короткую перебранку со смешанным чувством: с одной стороны икс-комовцы время от времени вели себя будто на пикнике, а с другой - было совершенно понятно, что с боевым духом у них все в порядке. Батт решил не вмешиваться. Он только цедил ром, глоток за глотком, и перестал замечать все вокруг. Мир сузился для него до размеров обзорного экрана.
     Дориго и Нильсен обошли командный по периметру и присоединились к Пиру с Карди. Чуть левее, через отсек, в проходах мелькали стремительные силуэты, облаченные в "Скорлупу" - Пир узнал Уильяма Раша и Хуана Олаэчу. Раш ободряюще вскинул ружье и потряс им в воздухе. Пир махнул в ответ рукой. Где-то там прочесывали коридоры базы и танки МакМаннамана, Бржизы и Сонтдрупа.
     Впереди, на выходе из оранжереи, на границе отсека шнырял еще один сектопод. Он простреливал всю галерею, и пришлось его брать в клещи, с трех сторон. В конце концов сектопода забросали гранатами, потому что разрыв бластерной ракеты мог убить и самих икс-комовцев. Ошалевшего от взрывов робота добили лазерами.
     На Ямашиту в восточном секторе базы набросился рипер, но японец был внимателен и осторожен, и успел убить зубастого монстра быстрее, чем тот добежал до него. Эскобар находился рядом, но вряд ли сумел бы помочь ему, если б рипер все же подобрался вплотную.
     Если марсианская база была и больше тех, что закладывали чужаки на Земле, то ненамного. Двоих этериалов нашли и застрелили в клон-лабораториях; Пир, борясь с дурнотой, швырнул в лабораторию силовую гранату - недоросшие мутоны в продолговатых стеклянных автоклавах производили неизгладимое впечатление. Глядеть на них не хотелось, но и оставлять тут все, как есть, тоже не хотелось.
     Главное происходило в командном центре. Ник Завадски и Иван Шадрин, сменив бластер-установки на плазменные пистолеты, открыли шлюз. Сразу стало понятно, что это не стандартный командный модуль с коридором по периметру, просторным залом в центре и спецпомещением с пультами и другой аппаратурой наверху. Здесь коридор проходил по центру, и упирался в два лифта в Т-образном тупике. Между лифтами висел селацид, летающая фасолина. Шадрин немедленно обрушил на нее волну пси-атаки - селациды, кстати, брались под контроль сравнительно легко. Вот и сейчас икс-комовец растворился в примитивных ощущениях ядовитой твари. В состоянии близком к трансу, Шадрин присел, опираясь спиной о стену. Завадски ждал, и был наготове.
     Селацид, подчиняясь воле Шадрина, вплыл в красный столб одного из лифтов и взлетел повыше. Переход с уровня на уровень был мгновенным и неощутимым.
     Просторный зал с рядами синих кресел; знакомые круглые пульты в дальних углах. В проходе, между креслами - трое этериалов. Они оборачиваются, глядя на селацида, и, кажется, они еще не понимают, что селацид одурманен.
     По крайней мере, одного пришельца селацид достал плевком; золотистый плащ проело в долю секунды и этериал в судорогах упал на кресла. Судороги его были недолгими - он быстро затих. Впрочем, Шадрин этого уже не видел, потому что импульс из хэви плазмы размазал фасолину по стене за лифтом.
     Зато Завадски сразу же попытался взять под контроль одного из этериалов. И получил такой могучий отпор, что растерялся - давление сверху превышало даже способности Ивана Шадрина, непревзойденного псионика среди землян.
     С минуту шла незримая и безмолвная борьба - двое землян внизу, двое этериалов наверху, в зале.
     На Земле напряжение достигло наивысшего накала; в командном базы "Европа" воздух едва не звенел.
     Неизвестно, чем бы все это закончилось, не появись невдалеке, у шлюза Уильям Раш. Программист из Кардиффа, который был невосприимчив к псионическому контролю. Ему даже ничего не пришлось объяснять - деловито и без излишней суеты он вошел в один из лифтов, поднялся и трижды выстрелил.
     - Все, - сказал он в микрофон шлема. - Поднимайтесь.
     Завадски и Шадрин, оглушенные, пришли в себя спустя минуту, не раньше. И поднялись уровнем выше. Убитые этериалы, завернутые в оранжево-золотистые плащи, неподвижно лежали на полу зала. Один - между кресел, тот, которого убил одурманенный селацид. Второй - напротив лифтов, прикорнув на кожухе выроненной хэви плазмы. Третий - напротив прохода между рядами кресел, на месте, где у землян стояла бы трибуна.
     Здесь вместо трибуны на массивном серо-зеленом постаменте стоял слабо пульсирующий шар, того же серо-зеленого цвета. К шару сбегался пяток трубок различного цвета и толщины, тщательно уложенных в желобки в полу.
     - Это он, - уверенно сказал Завадски, едва увидел этот шар. - Это чертов инопланетный мозг.
     Внизу, в коридор, что вел к двум лифтам, торопливо вошли Пир, Дориго, Чукарин, Самусенко, который отвлекся на этериала-медика в одном из дальних отсеков и не успел на первоначальный зов Ника, Берт Нильсен и Олаэча. Они поднялись в зал с шаром и сгрудились в проходе. Остальные вместе с танками рассредоточились по базе на случай если из укрытия выползет еще какой-нибудь чужак или террорист.
     - Земля, - устало сказал Завадски, озираясь в поисках оружия посерьезнее, чем плазменный пистолет в правой руке. - Похоже, мы нашли цель.
     - Видим, Ник, - отозвался Марк ван Торенс. - Уничтожьте его. Расстреляйте из плазменников, выжгите, чтоб ни одного нейрона целого не осталось. Или что там у этой штуки в качестве базовых ячеек?
     Ник подобрал хэви плазму убитого этериала.
     - Пир, - позвал он, не оборачиваясь. - Иди ко мне. Мы долго этого ждали.
     Пир приблизился, взяв из протянутой руки Уильяма Раша плазменное ружье.
     Икс-комовцы, пошептавшись, вытолкнули вперед еще Хуана Олаэчу и Адама Дориго.
     - Я-то чего? - спросил Дориго почему-то шепотом. - Я же не из первой восьмерки!
     - Ничего, - успокоил его ван Торенс. - Мы здесь, на командном, тоже решили, что это правильно... Жаль, Паллистер не может к вам присоединиться. И все наши, кто погиб за прошедший год.
     - Ну? - спросил Ник. - Готовы, братцы?
     Они подняли оружие, но в этот же миг каждого, кто был в зале, захлестнула мысленная волна. Это не была волна псионической атаки, это была густой и тяжелый, словно патока, информационный занавес.
     - Разумные, остановитесь!!!
     Четверка перед вражеским шаром-мозгом в недоумении переглянулась.
     - Опустите оружие! Вы не можете уничтожить меня.
     - Это почему же? - подозрительно спросили Ник и Пир в один голос. Завадски стоял, будто на угольях, боясь какого нибудь подвоха, но почему-то не мог нажать на гашетку.
     - Вы не можете уничтожить меня, потому что вы - часть нас.
     Перед глазами у каждого, кто стоял в зале, вдруг возникла яркая и отчетливая картина - цветущая долина под красным небом, необычные растения, зверь, похожий на хамелеона на одной из близких веток. Ветка покачивалась в струях ветра. Вдалеке виднелась изогнутая лента реки.
     - Миллионы лет назад Марс был живой и обитаемой планетой. Жизнь сюда принесли мы, пять рас, издавна путешествующих по Космосу...
     - Завадски, что там у вас? - встревоженно позвала Земля. Уже с минуту никто из тех, кто поднялся в зал, не отвечал на вызовы. Остальные - Эскобар, Ямашита, Дэй, Теннон, Карди - отвечали. Но все они находились на нижнем уровне базы. Так же, как и танки дистанционщиков. А кто поднялся к вражескому мозгу - молчал.
     - Когда Марс стал умирать, мы посеяли жизнь на вашей планете и долгие годы приглядывали за вами. А на Марсе стало совсем пусто, если не считать наших кораблей.
     Картинка сменилась. Над знакомой долиной пирамид висели чужие корабли, огромные и исполненные невысказанной мощи. Могучие наземные машины вгрызались в каменистую марсианскую почву.
     - Вы - наше детище. Поэтому вы не можете уничтожить нас. Подумайте, вся наша технологическая мощь станет вашей. Вам станут доступны звезды...
     - К звездам, - вдруг глухо сказал Пир, - мы и сами дотянемся. Без вас. И уж точно никого не станем там убивать, как это делаете вы.
     Он снова поднял оружие, и трое его товарищей, словно очнувшись от сна - тоже.
     - Нет! - выдохнул мозг.
     - Да, - сказал Пир жестко и выстрелил. Импульс обратил в пепел часть выпуклой оболочки.
     Они стреляли раз за разом, пока голос от шара на постаменте не утих до невнятного шепота, а потом и не пропал вовсе; а от самого шара остались лишь горелые пятна на плоской металлической поверхности да ошметки серо-зеленой оболочки, похожей на жеваный пластик.
     - ...что у вас происходит? Отвечайте, отвечайте, черт побери, Ник, Пир, Дориго!
     К ним снова прорвалась Земля.
     - Все, - устало сказал Ник Завадски. - Ничего уже не происходит. Мозг мы расстреляли в клочки. Война окончена.
     Пир опустил плазменное ружье.
     Война окончена. Как приятно это слышать! Это значит, что никто больше не умрет от выстрела из чужого оружия, никто не превратится в хитинового монстра с невероятно быстрым метаболизмом, никто, попав под управление пришельцев, не обратится в марионетку и не убьет своих же товарищей икс-комовцев. Никто.
     Единственное, о чем жалел Пир, это о том, что к слову "никто" нельзя добавить другое слово. Не менее желанное.
     "Никогда".
     Космос огромен. И никто - опять же никто не сможет поручиться, что эта война не вспыхнет снова. Правда, если это когда-нибудь произойдет, теперь земляне будут готовы.
     - Икс-команда, выслушайте инструкции по минированию базы. Первым делом...
     Пир развернулся и направился к лифтам. Ник Завадски - тоже.
     Они пробыли на базе еще четыре часа. Потом поднялись на поверхность, и с удивлением обнаружили рядом с мирно сидящим "Эвенджером" террор-шип. Пустой, как оказалось, если, конечно, не принимать во внимание трупы мутонов и флоатеров. Заметно повеселевшие Паллистер и Бейли в компании остальных икс-комовцев, остававшихся караулить крафт, сидели на наклонной сходне, болтая ногами, а сверху неподвижно висел ховертанк Валеры Лутченко.
     - Ну и ну! - протянул Дориго, замерев на выходе из пирамиды. - Я погляжу, тут тоже рубка шла! Террор! Небось, и кибердиски были?
     - Были, были, - успокоил его Паллистер. - Рипер ведь здесь сдохнет без воздуха...
     А потом дрогнул древний Марс. Когда под поверхностью взорвались мощные динамические заряды, и все оставленные бластер-ракеты тоже взорвались от детонации. О том, что творится там, внизу, где они еще недавно находились, оперативники предпочитали не думать.
     Пир, запрокинув голову, поглядел на красное марсианское небо, на котором появлялись первые, необычайно яркие звезды. Небо казалось удивительно низким.
     Он никак не мог поверить в победу.
     "Эвенджер" стартовал спустя четыре часа. В финальной миссии на базе в Сидонии икс-команда не потеряла ни одного из икс-комовцев. Ни одного из двадцати шести.
     Пир и остальные не знали, сказал ли им правду инопланетный мозг и действительно ли человечество - детище чужаков. Но почему-то человек очень легко и очень быстро учится воевать. Дубиной или плазменником - неизменно дьявольски легко и дьявольски быстро.
     "Интересно, отчего так?" - подумал Пир, заранее зная, что ответа на свой вопрос никогда не получит.


Эпилог. Февраль 2000

     - Ну, чего? - благодушно спросил Ник Завадски прихлебывая пиво. - Как тебе Вена?
     - Красивый город, - отозвался Пир. - Жаль, холодно, так бы я дольше бродил.
     - Когда поедем?
     - А думаешь, надо?
     - Конечно, старик! У нас сейчас лето, да и бабушка моя будет тебе рада. Я столько ей о тебе рассказывал.
     - Ну, ладно, а потом?
     - О! - многозначительно протянул Завадски. - У меня есть для тебя сюрприз.
     Пир скептически покачал головой.
     - Единственное, чего я хочу, Ники, это забиться куда-нибудь в глушь, где ничто не будет напоминать о проекте "икс-ком дефенс", ну, разве что кроме твоей наглой рожи. И где я точно никогда не столкнусь с инопланетянами.
     - Так я о том и толкую, - Ник снова отхлебнул пива. - Я купил домик на Канарских островах. И два акваланга. Поехали, а?

     Июнь 1996 - январь 1997
     Москва-Евпатория-Киев-Николаев


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ... как оспорить завещание в украине