10.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Часть вторая

"AVENGE" - ЗНАЧИТ "МСТИТЬ"

Глава четырнадцатая. Октябрь 1999

     Пир увидел их издалека - два десятка плотных здоровых парней, державшихся в громадном зале Венского аэропорта Асперн обособленной группой. Одеты они были кто во что, в руках держали небольшие спортивные сумки.
     У будущих икс-комовцев не могло быть много вещей.
     У Пира вещей не было вовсе, даже такой вот небольшой сумки. Он неторопливо приблизился.
     - Икс-команда? - спросил он, сам не понимая зачем, потому что ни малейшего сомнения не оставалось.
     Один из группы внимательно осмотрел Пира.
     - Ты из Лондонского?
     - Да, - ответил Пир, не совсем понимая к чему подобный вопрос.
     Эту группу готовили в Стокгольме, в Седермальме. Теперь проект "X-com defence" имел несколько спеццентров по подготовке оперативников, причем два из них - в Европе. Пир готовился в Лондонском, тогда - единственном.
     - О'кей, - сказал парень Пиру. - Меня зовут Роджер Лесьер. Я пока за старшего, так что будь добр, делай, что и все, ладно?
     - Ладно, - согласился Пир.
     Он знал, что на резервную полосу должен был сесть "Рисентикл" с базы "Европа" и забрать икс-комовцев-новичков. Утром позвонил лично Майкл Батт и предложил Пиру лететь с группой, чтоб не присылать отдельный транспортник. Пир не возражал - чего ради него одного жечь пропасть топлива, гонять практически впустую здоровенный самолет и морочить голову всегда уставшим пилотам?
     "Рисентикл" сел спустя четверть часа. Аэродромщик в форменном комбинезоне вынырнул из неприметной двери в самом безлюдном углу зала и призывно помахал рукой Лесьеру. Видимо, они уже встречались сегодня.
     - Эй, ребята, двинули! - скомандовал Лесьер и подхватил сумку. Остальные молча, конечно молча, последовали его примеру и потянулись к двери в безлюдном углу.
     В самолет Пир вошел последним. Оставалось одно-единственное свободное место, в третьем ряду, рядом с голубоглазым пареньком, похожим на подростка.
     - Привет, - сказал паренек. По английски он говорил неважно. Точнее, произношение у него было ужасное, слова же он подбирал легко и непринужденно. - Я - Хари Кирвисниеми, из Тампере. А ты?
     - Из России. Гена, - коротко ответил Пир, пожимая твердую и мозолистую, как у опытного яхтсмена, руку.
     - Чего это из Лондона тебя одного прислали? Там же цикл позже начался, чем у нас, так? Или у вас цикл короче? И почему только тебя? Или остальных - на другие базы?
     Пир вопросительно уставился на маленького финна. Потом сообразил: никто так и не понял, что он не новичок. Эти ребята думают, что Пир только-только завершил курс подготовки, как и все они.
     Пир пожал плечами. Не ответил, значит не соврал...
     Он думал, что вылетит из проекта. После того террора в Барселоне, когда Толик Воронин и Войцех Язерский полегли от его руки, и Ник Завадски, больше, чем просто друг, едва не погиб. Наверное, это везение, что первое время после Барселоны Пир провел в непрекращающемся беспамятстве. Когда врачи его вытянули и из очень тяжелого состояния в просто тяжелое и сознание стало возвращаться все чаще, было еще не до раздумий, но чувство времени проснулось, а всем известно, что время - умелый лекарь. Когда Пир стал и вовсе выздоравливать, события двадцать четвертого июля уже казались чем-то давним и полустертым. В душе осталась пустота. Пир вдруг понял, что не сделал в жизни ничего такого, что могло бы хоть как-то уравновесить убийство друзей-оперативников. То есть, он конечно шел под огонь террористов и в Донецке, и в Симферополе в девяносто восьмом, и раньше - в Москве, Ацхали и Питере, и еще в десятке мест. Наверное, он спасал чьи-то жизни, но этих спасенных Пир либо вообще никогда не видел, либо видел мельком, несколько секунд, когда уводил заложников, прячась за терриконами, или вытаскивал на Ялтинском шоссе девчонок-одиннадцатиклассниц из полусгоревшего "Икаруса"... Как-то все это казалось несерьезно. Да и можно ли оправдать смерть Воронина и Язерского? И Кости Белова? Оправдать-то можно, только смириться...
     В общем, Пир считал, что в жизни у него что-то оборвалось и закончилось. Но Батт считал иначе.
     "Пир, - сказал он с экрана терминала экстренной связи, который неведомо как появился у изголовья больничной койки когда сознание бродило неизвестно где, - ты нужен. Ты нужен мне и ты нужен проекту. Мне жаль, что так все сложилось в Барселоне... но мы на войне. Никто не знает чужаков так, как ты и Завадски. Нам нужен твой опыт и твое умение. Вместо того, чтобы думать об убитых даже не тобой - а теми же чужаками - Воронине и Язерском, подумай о желторотых новичках, никогда прежде не ходивших против сектоидов или мутонов, которых ты сможешь спасти просто потому, что опытнее их. Я даже не стану тебя уговаривать, Пир. Я просто жду тебя на базе едва ты поправишься."
     Пир подумал: пока на второй чаше весов ничего нет... почти. Так может там еще что-нибудь и окажется? Хуже, во всяком случае, не будет.
     И он согласился. Врачи поставили его на ноги к исходу октября.
     "Рисентикл" разбежался по полосе и ушел вверх. Небо в иллюминаторе было почти таким же, как без малого год назад, в декабре, когда на "Европу" летели первые оперативники. Пир вздохнул. Теперь половина из той восьмерки мертва, а Пир и Завадски прошлись по самому краю, удержавшись в мире живых благодаря не то везению, не то искусству венских медиков. Или благодаря и тому и другому одновременно. Во всяком случае, Пира сшили заново. Как он тогда в Барселоне принес на себе раненого Ника Завадского врачи понимать отказались. Да и "американцы" Паллистер и Олаэча не раз уже попадались медикам в лапы, и, понятно, не без оснований.
     - Эх, - сказал маленький финн. - Хоть бы сразу в дело пустили, что ли... Говорят, новичков первое время в миссии берут редко...
     Пир молча покосился на соседа.
     "А кому надо, чтоб ты нарвался на плазменный импульс в тесном пространстве чужого корабля потому что не знаешь, где имеют обыкновение прятаться чужаки? Или тупо смотрел на брошенную из-за угла силовую гранату, вместо того, чтоб уносить ноги, если это еще возможно?" - подумал Пир.
     - Вас из хэви плазмы учили стрелять? - поинтересовался финн, ничуть не смущенный молчанием Пира.
     - Да.
     - Много стрелял?
     - Много.
     - Везет тебе, - вздохнул Хари. - А нам по четверти обоймы выдали, и все.
     - Из чего же вы стреляли? - спросил Пир несколько удивленно.
     - Из лазеров в основном. Ну, и из плазменных пистолетов. К ним обойм было завались.
     "Для миссий обоймы берегут, что ли? Хотя, для их производства элериум нужен. Небось, научники жмутся, берегут", - догадался Пир.
     - Вот на "Америке" один из новичков на первой же миссии троих алиенов положил, - сообщил Хари. - У них как-то демократичнее, что ли. Подумаешь, старики...
     Пир вздохнул. Объяснять этому рвущемуся к гибели пареньку, что европейская команда ходит на самые трудные и опасные миссии, а американцам достаются задания попроще? Смысл?
     И он не стал объяснять. Время объяснит. Если оно будет у тебя, Хари Кирвисниеми, икс-комовец, пока не ходивший в дело. Не беспокойся, не засидишься в девках, как школьница-затворница. Сам потом будешь снисходительно похлопывать новичков по плечам. Если будет у тебя время, Хари Кирвисниеми...
     Знакомый пейзаж окрестностей базы проползал под брюхом снижающегося самолета. Над полигоном сновало несколько танков. Пир глядел в иллюминатор и вспоминал, как впервые увидел новый танк и как едва не принял его за кибердиск.
     Сверху окрестности базы выглядели совершенно так же, как и прошлой зимой - ряды колючки, унылые бараки...
     На этот раз их встречали только трое, и Майкла Батта среди встречавших не было. Ну, конечно, тогда проект только начинался и они были первыми оперативниками, почти что героями. Правда, героями дня завтрашнего... А сегодня таких героев на каждой базе по четыре десятка.
     Хмуро-жесткий мужчина в форменном комбинезоне "X-com defence" с нашивками сержанта велел новичкам построиться. Пир спокойно подождал пока ребята с сумками образуют ровную шеренгу и уже совсем было собрался обойти ее и направиться в свою комнату-каюту в первом жилом блоке, когда сержант его окликнул. Жестко, чтоб не сказать грубо.
     - Эй, ты, желторотый! Тебя это тоже касается.
     Пир вопросительно поглядел на сержанта.
     - Что?
     - В строй давай!
     Пир растерялся. А потом ему вдруг стало смешно и даже забавно. Он пристроился к шеренге и замер. Правда, глаза выкатывать, как новобранцы, не стал.
     - Значит так, - начал сержант, глядя в низкое октябрьское небо. - Вы приехали на войну. Оставьте здесь, за пределами базы все ваши розовые сопли и геройские мысли. С сегодняшнего дня вы шагу не ступите сами. Без моего разрешения. Пока я не решу, что вас можно отправить в бой. И если кто пикнет - вылетит из проекта тотчас же.
     "Бог мой, - подумал Пир изумленно. - Что тут творится-то?"
     - Всем ясно? - гаркнул сержант так, что содрогнулись, наверное, елочки на полигоне.
     - Так точно, сэр! - слаженно гаркнули в ответ новобранцы. Вся шеренга, кроме, понятно, Пира.
     Сержант это заметил. Медленно, вразвалочку, он приблизился и встал напротив Пира, едва не касаясь носом его лица.
     - А тебе ясно, умник?
     - Так точно, сэр! - Пир решил принять игру.
     Сержант несколько долгих секунд пристально Пира разглядывал.
     - То-то же... А чтоб не был самым умным, назначаю дневальным на сегодня!
     Пир с трудом подавил желание захохотать. Господи, да что за казарменного ублюдка прислали в проект?
     Шеренга перестроилась в колонну и потянулась за сержантом к капониру, переходящему в тоннель к главному шлюзу. Сержант негромко переговаривался с двоими в штатском, которые во время стартового внушения стояли в стороне и молчали, словно рыбы.
     Первым делом новобранцев отвели на склад. Вместо знакомой физиономии Крота Пир увидел рослого долдона-кладовщика с квадратной челюстью и рыжим ежиком на черепе. Долдон принялся сноровисто метать новичкам прозрачные пакеты с комбинезонами, потом - с ботинками, а напоследок выдал нашивки рядовых.
     Пир наконец решил, что с него хватит, покинул шеренгу и подошел к окошку. Пакетик с нашивками шлепнулся на деревянную стойку.
     - Дай-ка мне капитанские, парень. Такие я уже относил.
     Долдон вопросительно взглянул на сержанта. Сержант - на Пира, и при этом наливался кровью, как удачливый москит.
     - Ты кто такой, леший тебя раздери? - спросил он зло.
     Пир не успел ответить - по рукаву, ведущему к псионик-лабороториям, шел человек в форме икс-комовца с нашивками капитана. Посреди коридора он замер, взглянув в сторону склада.
     - Пир! Разрази меня гром!
     Растопырив руки, он бросился к Лихачеву и сграбастал его в охапку.
     - Ты как?
     - Отремонтирован, - нашел в себе силы улыбнуться Пир. А ведь в тот проклятый день он мог бы убить и этого бравого капитана...
     - Это Адам Дориго, - прошептал Хари Кирвисниеми соседу, - я его на фотках видел.
     - Так что, выходит... С нами летел сам Лихачев?
     - Выходит!
     Шеренга впечатленно пялилась на Пира и Дориго.
     - Пошли, пошли... - Дориго взял у Лихачева из рук пакеты с одеждой и ботинками и всучил крайнему новобранцу.
     - Занесешь во вторую каюту...
     - Есть, сэр! - восторженно отозвался новобранец.
     Опомнившийся сержант сделал шаг вперед.
     - Сэр! Приношу свои извинения. Я не зна...
     - Иди в задницу, сержант, - добродушно сказал Пир. Сержант осекся.
     И они пошли в жилой модуль. Хорошо знакомым путем.
     - Что это у вас за уставщина? - спросил Пир с интересом.
     Дориго махнул рукой:
     - А... После летних миссий ООН решило, что у нас дисциплины не хватает. Ну и наслали какого-то офицерья из НАТО.
     - И что Батт?
     - А что Батт? Кладет на них с прибором.
     - И без последствий?
     Дориго пожал плечами:
     - А какие последствия? Военных раздолбали на первой же миссии, они большой скаут так и не сумели захватить. Ну, Батт и плюнул на них. Прогнать не может, вот и терпит.
     - Понятно. А ребята как?
     Пиру словно нож в сердце воткнулся. Они как раз проходили мимо стенда с фамилиями икс-комовцев, живых и погибших. На траурные рамки вокруг фамилий Воронина, Язерского и Белова Пир старался не смотреть. Появился еще один стенд, с фамилиями пилотов. Там рамок было поменьше, но они тоже чернели в нескольких местах...
     Напротив фамилии Дориго стояли цифры 23 и 6
     - Ого! - с уважением сказал Пир. - Растешь!
     У самого Пира было двадцать девять убитых чужаков. И трое пленных.
     - Расту, - согласился Адам. - Ты о ребятах спрашивал. Ахмет Тюрамаз погиб в Кардиффе... В начале сентября. Тухлый террор тогда получился, там шестеро наших полегло, но кроме Ахмета ты никого не знаешь, новички все. А старички держатся. Ну, о Нике ты все знаешь...
     Это было верно - с Завадским Пир регулярно перезванивался.
     - ...Густаф и Коля Шадрин теперь на "Молнии" ходят; Чукарин, Самусенко и Джошуа - тоже. Пеев в госпитале, неделю назад мутон его подстрелил. А ирландку нашу помнишь, а Пир? Косит алиенов, как грибы по осени. Ну и баба!
     - Трахнул ее кто-нибудь или нет? - спросил Пир мрачно.
     - Не знаю, - честно ответил Дориго. - Меня она как-то из ресторанчика выбросила...
     И он довольно заржал, хлопнув Пира по плечу. Пир тоже улыбнулся, понимая, что цинизм Адама напускной.
     У поворота в жилой модуль номер один они столкнулись с торопящимся Ником Завадским.
     - Пир! - заорал австралиец. - Мне сказали, что ты прилетел. Вот, бегу...
     И они обнялись. А Пир вдруг отстраненно подумал:
     "Я в него уже стрелял. Что еще нас ждет в этой войне, где враг, сколько не воюй, остается неизвестным?"


Глава пятнадцатая. Октябрь 1999

     В командном центре базы "Европа" Пир бывал нечасто. Только когда не попадал в команду, ушедшую на миссию. Впрочем, теперь оперативников стало побольше, да и кораблей на базе теперь было два - "Рейнджер", присланный вместо уничтоженного в Барселоне еще в июле, и новый крафт, зовущийся "Лайтнинг", "Молния". Насколько антигравитационные танки походили на вражеские кибердиски, настолько же и "Молния" была похожа на средний скаут. Такой же овал добрых десяти метров в поперечнике с обтекаемым плазменным излучателем на макушке. Внутри было теснее, чем в "Рейнджере", да и пилотская кабина практически не была отделена от основного отсека. В центре высился конус силовой установки, мало чем отличающийся от тех, что Пир не раз видел на сбитых тарелках чужаков. Необычная система силовых полей, что охватывали севшую "Молнию", позволяла в буквальном смысле прокалывать борта, проходить сквозь обшивку крафт-корабля, правда не в произвольном месте, а в шести жестко определенных. Плюс обычный десантный люк. "Молния" летала почти в три раза быстрее "Скайрейнджера" и вражеские тарелки теперь не могли просто оторваться и уйти от икс-команды, а бортовое оружие снижало практически до нуля время между посадкой поврежденных кораблей чужаков и началом миссии по захвату. Разработали и собрали "Молнию" относительно недавно, в середине сентября, но она уже успела завоевать симпатии и оперативников, и пилотов, и руководителей проекта. Вот только инопланетяне вряд ли испытывали к новому кораблю симпатию...
     Кроме крафт-"Молнии" в дело уже ввели пару новых истребителей, нареченных "Файрштормами". Вообще-то эти аппараты копировали основные принципы конструкции летающих тарелок чужаков - центральное расположение двигателя, принцип действия силовой установки, материал внешней оболочки. Но кое-что свое, кое-какие оригинальные решения в устройство новых кораблей земные инженеры все же внесли. "Файрштормы" были вдвое меньше "Молнии" по размеру и несли сразу по два плазменных орудия, а по скорости раза в полтора превосходили крафт. "Файрштормы" летали быстрее вражеских тарелок. Просто быстрее. Впервые техника землян, пусть и с использованием чужих технологий, оказалась действеннее вражеской. Земляне были хорошими учениками...
     Кроме того, разрабатывался еще один корабль, который по мысли конструкторов должен был стать венцом крафт-программы. Корабль, способный нести и многочисленную команду оперативников, и танки, способный, если нужно, покидать пределы земной атмосферы и вести бой в космосе. Пусть в ближнем, но в космосе. Еще на подлете к родной планете. Кому приятно воевать в собственном доме? И поле боя намеревались перенести поближе к логову чужаков, которое, несомненно, было устроено где-то в пределах Солнечной системы. Правда, логово это еще предстояло отыскать.
     Этот корабль условно звали "Эвенджером". То есть "Мстителем". И ждали его, как дождя после засухи.
     Обыкновенно в командном находилось совсем мало народу. Операторы за пультами, обслуга Умного Мака в гермозоне, да дежурная смена со следящей. Мельком заглянув в большой зал, Пир направился к кабинету Майкла Батта. Секретарша, стрекотавшая на раздвижной клавиатуре терминала, подняла на Пира неуместно строгий взгляд. Пир не знал ее: раньше у босса была другая, миловидная гаитяночка по имени Люсьен. Новая внушала смутные мысли об айсбергах, зимних буранах и снежных полях.
     - Вы Лихачев? - осведомилась мисс Холод.
     - Да, мэм, - не слишком-то приветливо отозвался Пир. Не любил он отрицательные температуры. Предпочитал жару.
     - Мистер Батт ждет вас.
     - Спасибо.
     Можно подумать, что это ее заслуга - то, что Батт ждет Пира!
     Пир тихо фыркнул, перехватив полный колючих ледышек взгляд. Как ни парадоксально, но секретарша босса все-таки была удивительно красива. Вот только прикасаться к ней совсем не хотелось: это была красота ядовитой змеи или хищного насекомого. Красота издалека.
     Отворилась старомодная, обитая кожей дверь. Пир скользнул в открывшуюся щель - перед Т-образным столом Батта сидели на вертящихся черных креслах Брюс де Григ и Марк ван Торенс. Де Григ неподвижно; ван Торенс медленно и размеренно, как маятник огромных часов, поворачивался вправо-влево вместе с креслом.
     - Входи, входи, Пир, - Батт поднялся из-за стола, протягивая руку. Встали и его заместители.
     - Как тебе перемены? Не бьют по глазам?
     - Бьют, - честно признался Пир. - Меня еще за шлюзом один сержант построил.
     - Ну и учинил бы ему выволочку не отходя от кассы, - удивился Батт. - Что не учинил?
     - Откуда я знал, что у вас тут филиал Лонглендовских казарм? Когда я улетал все было иначе...
     Пир тут же пожалел о последних словах, потому что снова вспомнил злополучную барселонскую бойню. И собеседники вспомнили, Пир понял это по устремленным в ковер взглядам.
     - Ладно, садись, - Батт указал на третье кресло перед своим столом, пустовавшее. Пир опустился на шершавый дорогой баракан.
     - Как самочувствие-то? - поинтересовался Батт. С умыслом, понятно. Он не произносил слов, о которых все равно догадывался Пир, и знал, что Пир догадывается. - Готов к новым дракам?
     - Готов, шеф. А самочувствие нормальное. Как у должника, собирающегося раз и навсегда расплатиться с кредиторами.
     - Не боишься, что... опять? Как тогда?
     - Боюсь, - снова честно, чтоб не вилять, ответил Пир. - Но я надеюсь, вы что-нибудь придумаете.
     - Понятно, - Батт вздохнул. - Мы действительно кое-что придумали.
     Пир с надеждой воззрился на шефа.
     - Расскажи, Брюс, - велел Батт и взялся за сигару.
     "Что? - Пир удивился. - Он же раньше, вроде, не курил... Впрочем, тут не то что закуришь..."
     Де Григ кашлянул в кулак, и слегка повернулся в кресле, чтоб удобнее было обращаться к Пиру.
     - Ты уже появлялся в психолабораториях?
     - Нет. Не успел. А что?
     - В двух словах, - объяснил де Григ, - попадание-непопадание под контроль пришельцев двигательно-моторных функций человека подчиняется достаточно простому закону. У каждого из нас есть некий порог внушаемости. Чем он выше, тем труднее чужакам захватывать контроль над этим человеком. Понятно?
     - Понятно, - тихо сказал Пир. - И у меня этот порог низкий?
     - В том-то и дело, что неизвестно. Псионики не успели установить твой порог. Твою психосилу. Для этого нужно не меньше месяца в лабораториях проторчать. Не беспрерывно, конечно, каждый день, скажем, по часу. Тогда можно вычислить порог психосилы с достаточной точностью. Вообще-то на вероятность успешной псионической атаки влияют еще кое-какие факторы...
     - Какие, например? - перебил Пир.
     - Например, расстояние от атакующего до потенциальной жертвы. Например, осознанное противодействие захвату контроля, эдакий навык псионической обороны. Например, твое физическое состояние. В смысле не ранен ли ты, не голоден ли, выспался ли сегодня... Это, понятно, в меньшей степени. Но тоже влияет.
     - Понятно. Ну, а в итоге-то что? - спросил Пир напряженно. Он сообразил, что разговор этот неспроста.
     - В итоге получается, что в миссии против сектоидов и этериалов мы стараемся посылать людей с максимальной псионической силой и максимальным навыком работы с психоусилителями...
     - С чем?
     - С психоусилителями, пси-ампами. С приборами, которые с одной стороны помогают противостоять вражеским атакам на мозг, а с другой - позволяют нам самим брать под контроль чужаков.
     У Пира перехватило дух.
     - И что? Удавалось такое?
     Де Григ улыбнулся и кивнул головой. Марк тоже улыбался, а Майкл Батт задумчиво пускал дымные колечки.
     - Да, Пир. Пару раз удавалось. И полагаю, что с каждым днем удаваться будет все чаще. Но не об этом сейчас речь.
     Де Григ на некоторое время умолк, словно собираясь с мыслями.
     - Сейчас речь о том, что мы хотим предложить тебе одну вещь... Пока психотехники не установят порог твоей, Пир, психосилы и не научат отражать вражеские попытки покопаться у тебя под черепушкой.
     - Кажется я догадался, - угрюмо сказал Пир. - Вы хотите предложить мне роль няньки для прибывающих в проект новичков. Чтоб снова не перестрелял полкоманды на каком-нибудь терроре...
     Де Григ терпеливо ждал, пока Пир не выговорится.
     - ...спасибо огромное. Лучше уж сразу выгнали бы. Легче по крайней мере.
     Пир скрипнул зубами. Повисла напряженная тишина.
     - Ты закончил? - уточнил де Григ хладнокровно. - Я продолжу, с твоего позволения.
     Пир смолчал. А что он мог сказать?
     - Так вот. Мы хотим предложить тебе возглавить команду по выносу малых тарелок. Собственно, скаутов. По крайней мере на месяц. Чтоб не отвлекать ударную группу, куда введем со временем и тебя. Потому что ты до сих пор остаешься одним из лучших, хотя бы по тестам. Ты, Завадски и Дориго - даже Сегерсен и Чжешуа не дотягивают до вашего уровня.
     - А Паллистер, Олаэча и Бейли?
     - Они на другой базе. С некоторых пор я мало вмешиваюсь в дела моих коллег, - подал голос Майкл Батт. - Коллеги прекрасно справляются сами.
     Пир пожал плечами:
     - Разумеется, я согласен. Пока снова не обрету форму. Да пока не научусь вашим психотропным трюкам...
     - Это не трюки, - сказал де Григ. - Это обычное умение. Даже не искусство - просто умение. Как навык езды на велосипеде. Нужно только как следует потренироваться некоторое время.
     - Понятно, - кивнул с нетерпением Пир. - Я готов.
     Настроение у него резко улучшилось. Его вовсе не собирались списать в инструкторы, как подумалось сначала. Просто... просто менялась тактика войны. Это неизбежно, когда враг неизвестен - тактика будет меняться по мере накопления информации...
     - Ты упомянул слово "команда", Брюс. Можно поподробнее?
     - Пожалуйста. Из-за того, что тарелок над Землей становится все больше, а финансирование растет не шибко быстро, мы не можем отвлекать на второстепенные миссии много народу. Но с другой стороны, давить малые тарелки тоже надо. И Умный Мак предложил достаточно нетривиальный ход: использовать быстро устаревший "Рейнджер" как носитель максимального числа танков. Конкретно, трех. Плюс к ним два оперативника, ты и еще кто-нибудь, кого нежелательно будет использовать в горячих миссиях. Может быть, работа в этой команде станет обязательным пунктом программы реабилитации и втягивания в боевой режим всех, кто будет возвращаться с лечения, не знаю. Может быть. Надо попробовать.
     - Ясно, - Пир несколько раз кивнул. - Честно говоря, я даже загорелся. Вы последнее время никакой мелочи не сбивали, а?
     Де Григ и ван Торенс широко улыбнулись, понимая, что на этот вопрос отвечать необязательно. Батт напротив, остался серьезным.
     - Напарника выберешь сам. Понятно, на Завадского или Дориго не рассчитывай. И Шадрина мы тебе не дадим.
     - Почему? Ну, Завадски и Дориго догадываюсь, но Шадрина почему нельзя? Что, поднатаскался парень?
     - У него абсолютная псионическая устойчивость. Сто единиц. Выше просто не бывает, это предел для людей.
     - Понятно, - сообразил Пир. - Будете его гонять с психоусилителем. Чтоб привыкал чужакам мозги пудрить...
     - Точно. Потом проглядишь результаты тестов, и можешь брать любого, у кого порог не выше тридцати. Или кого-нибудь из новичков, если хочешь. Кстати, научники подвесили-таки к "Скорлупе-два" антиграв. Получилась "Скорлупа-три". Ты, конечно, ее еще не испробовал?
     - Где? - Пир слегка развел руками. - В госпитале, что ли? Я до сих пор толком ничего нового не видел.
     - Ладно, попрактикуешься. Вообще удобная штука, ребята хвалят. Особенно старички, которые еще помнят миссии в простых бронежилетах. А ты пока во второй "Скорлупе" пойдешь, если что.
     - Угу. Кстати, о танкистах. Стив МакМаннаман здесь? Оклемался?
     После выстрела из вражеского шокера пятеро оперативников и дистанционщик оставались без сознания целых восемь часов после окончания миссии в Барселоне. Но после того, как сознание вернулось ко всем шестерым никаких осложнений больше не возникало. Шокер был просто шокером, оглушал жертву, только и всего. Правда, очень надежно и очень надолго. Теперь в боекомплект "Молнии" обязательно входил такой. И пяток круглых коричневых капсул с оглушающим нейропрепаратом к нему - вражеская установка была однозарядной, как детская рогатка.
     - Здесь, куда же ему деваться? Первый танк гоняет, если "Рейнджеру" вылетать приходится. Бржиза - второй танк. И еще трое дистанционщиков под рукой всегда, так что без танков не останешься, Пир. Обещаю.
     - Обрадовал, - проворчал Пир. - Ладно. Что еще? А то в тренажерную пойду... Надо в форму входить, иначе и вправду в няньки спишете.
     Батт снова поднялся и порывисто протянул руку.
     - Я не сомневался в тебе, Пир.
     Ладонь у Батта была, конечно же, жесткой и сильной. Как и сам генерал Батт, руководитель проекта "X-com defence", первое лицо на базе "Европа".
     - Спасибо, сэр, - серьезно сказал Пир. - Спасибо... за доверие. После всего, что случилось.
     Вторым номером в команду по выносу малых тарелок Пир взял парня по имени Винсент Вега, до странности похожего на молодого Траволту. Винс успел пройти десяток миссий; правда на террорах или захватах вражеских баз ему не удалось пока побывать, но зато он дважды участвовал в операциях против сбитых кораблей снабжения и однажды брал с командой "Молнии" среднюю тарелку, летающую западню, харвестер. В отличие от абдуктора - трехуровневую. Ну, и, понятно, несколько скаутов различной величины и степени поврежденности. Четверо алиенов числились у него на боевом счету. Псионическая сила Винса, увы, равнялась семи единицам, поэтому натаскивать его на работу с психоусилителями руководство сочло бессмысленным. Именно поэтому, главным образом, Пир его и выбрал. Вдобавок Винс отлично стрелял и мало чего боялся на этом свете, включая чужаков и их жутковатых созданий.
     Еще Пир заметил, что еще недавно монолитный отряд оперативников икс-ком дефенс теперь все четче распадается на две неравных группы. В меньшую входили все, у кого псионический порог перехлестывал за восемьдесят единиц; эта группа практически прекратила упражняться с реальным оружием, посвящая все время совершенствованию навыков в безмолвных ментальных дуэлях. Их работа впечатляла. Пленные чужаки, на которых практиковались псионики, превращались в сущих марионеток. Пиру иногда даже становилось их по-настоящему жалко.
     Вторая группа, не обладающая выдающимися псионическими способностями, оставалась просто основной ударной силой проекта, боевым подразделением, ведущим обычную войну, обычные боевые операции.
     Ник Завадски угодил в первую группу. Его псионический индекс равнялся восьмидесяти девяти. И пленных флоатеров Ник гонял нещадно, с хорошо заметным ожесточением.
     А Пир чувствовал, что ему самому уготована судьба вечного боевика. Стрелка из хэви плазмы и метателя силовых гранат. Не больше.
     Ну, может, бывалого и опытного боевика. Прошедшего все мыслимые и немыслимые миссии, огни, воды и медные трубы.
     Толком попрактиковаться с летающей "Скорлупой" Пир не успел. Первые два дня его почти все время настойчиво пытали психоинженеры. А на третий случился боевой вылет - над Каспийским морем один из "Файрштормов" сковырнул трехместную тарелку.
     Сигнал "ALERT" теперь касался не всех оперативников, а только тех, кто в это время находился на дежурстве. Да еще вспомогательное табло под мигающим пятаком красного сигнала сообщало, что в тревожный рукав следует спешить экипажу "Скайрейнджера". Другими словами, Пиру, Винсенту Веге и трем дистанционщикам.
     К счастью, из дистанционщиков дежурили и МакМаннаман, и Бржиза. И еще молчаливый датчанин Пребен Сонтдруп, успевший набраться достаточно опыта в войне против чужаков.
     Тревожный рукав, в котором торопливо экипировались всего двое оперативников выглядел до странности пустым.
     Винс появился одновременно с Пиром, откуда-то со стороны новых лабораторий, только недавно введенных в строй.
     - Hi, сэр, - напарник вовсе не пытался соблюдать субординацию. Просто он был от рождения вежлив, как легенда службы, где Пир состоял ранее, как покойный Виталий Бугров, который ко всем, абсолютно ко всем, даже к тем, кто был вдвое и втрое моложе него, обращался на "вы". Пир до сих пор помнил тихий и интеллигентный голос Бугрова, хозяина и повелителя обширнейшего архива, безотказного поставщика любой информации о любых событиях, когда-либо происходивших... Отдел по борьбе с терроризмом почувствовал себя слепым и глухим, когда Бугров неожиданно для всех умер от какой-то пустячной болезни.
     Возможно, еще и поэтому Пир выбрал в напарники именно Винса Вегу, а не кого-нибудь другого.
     - У вас вторая? - спросил Винс, глядя, как Пир облачается в защитный костюм. Он имел в виду модель "Скорлупы".
     - Да.
     Пир отвечал коротко, пытаясь сосредоточиться на предстоящем задании. У него получалось. Вполне. Ни нерешительности, ни страха, ни неуверенности в собственных силах Пир не испытывал ни в малейшей степени. Наоборот, хотелось поскорее взлететь и прибыть на место. Поймать еле заметным красным лучом целеуказателя силуэт врага, и увидеть, как зеленая молния ломает пополам головастика, бросает наземь здоровяка-мутона или сшибает в полете закутанного в фиолетовый плащ флоатера...
     "Скорлупа", тихо прошелестев, сомкнула сервосегменты. Теперь Пира даже выстрел из хэви плазмы не убил бы наверняка. Разве что, с очень близкого расстояния, почти в упор.
     Внутри "Рейнджера", напротив, совсем не чувствовалось пустоты. Все кресла, кроме двух, были убраны, зато помимо обязательного пульта дистанционщиков у левого борта техники базы смонтировали еще два. У самого шлюза на металлическом днище отсека лежали неподвижные ховертанки, похожие на притаившихся медуз. Антиграв-установки включатся только непосредственно перед высадкой - элериум приходилось беречь. До сих пор способ его синтеза в земных условиях не был найден.
     Пир вспомнил, что раньше, когда танки дистанционщиков только-только придали оперативной группе, Стив МакМаннаман пользовался переносным пультом, похожим на компьютер-ноутбук, только чуть побольше. Меняются времена... Меняются...
     Пир уселся в кресло, переступив через зажатую в держателе хэви плазму. Небритым щекам внутри шлема было щекотно и непривычно. Только теперь Пир понял, что последняя его боевая миссия успела отдалиться на целых три месяца.
     - Привет, Пир, - крикнул из-за пульта Стив МакМаннаман. - С возвращением!
     Они умудрились до сих пор ни разу не столкнутся на базе за минувшие трое суток. Шотландец чувствовал себя за пультом управления, словно бармен за стойкой. Впрочем, он и еще во времена "ноутбука" не жаловался на неудобства ни разу.
     - Привет, Стив! Где твоя команда?
     Как раз в это момент в "Рейнджер" бегом ворвались Станислав Бржиза и Пребен Сонтдруп.
     - Тормозим, танкисты? - с показной грозностью рыкнул на них МакМаннаман. - Вот, я вас!
     - Застряли, Стиви, - на ходу отмахнулся Бржиза. - Что, давно сидите?
     - С минуту. Давайте, по местам...
     Никто из них не выглядел виноватым. Да и не был, строго говоря: отпущенное на погрузку время еще не вышло.
     Дистанционщики привычно скользнули каждый за свой пульт. Тотчас "Рейнджер" дрогнул; пол с вытертой подошвами краской едва заметно сотрясла вибрация работающих турбин.
     - Поехали! - сказал по трансляции кто-то из пилотов. - Взлетаем, икс-команда!
     Ускорение упруго вжало оперативников в кресла. Танкисты, запустив стартовые тесты, дремали перед ожившими пультами.
     "Вот, дьявол! - подумал Пир с завистью. - Да они уже, поди, по сотне миссий каждый протянули..."
     Если Пир и ошибался, то не слишком.
     Когда на овальном экране материализовался подтянутый Марк ван Торенс, Пир спокойно приготовился слушать. Старина Марк, пастырь идущих в битву икс-комовцев...
     - Вах! - сказал удивленно Винс Вега и картинно всплеснул руками. - Что стряслось? Сам Марк ван Торенс пожаловали! Или это из-за Лихачева?
     - Ты угадал, Винс. Из-за Лихачева. Надо же ему создать привычную обстановку перед миссией?
     Пир вопросительно взглянул на экран.
     - В чем дело, Марк? Что значит - привычную? Или на малые миссии группы консультируешь уже не ты?
     Голландец развел руками:
     - Именно так, Пир, не я. Теперь миссии часто накладываются, чужаки стараются проворачивать свои делишки параллельно в разных местах, чтоб икс-команда не успела сразу ко всем. Поэтому я работаю чаще с основной группой, с "Молнией".
     Пир понимающе вздохнул, снова чувствуя переменчивость времени.
     - Ладно, чего там сегодня посоветуешь? Учти, я долго не был в деле, так что старайся поподробнее.
     Марк отвлекся на секунду, коротко перекинувшись парой слов с кем-то на командном, и начал:
     - Итак, миссия сто двадцать семь, захват среднего скаута. Место посадки - устье Волги, северный Каспий. Небольшой островок, согласно нашим картам - безымянный. Экипаж скаута - мутоны, засечены четыре стандартные волны. Повторяю - четыре, поэтому будьте внимательны, чужаков может оказаться и больше. Это не стандартная для такой тарелки тройка...
     - Постой, - перебил Пир. - Вы что, научились определять расу и численность экипажа на борту вражеских кораблей?
     Марк взглянул на Пира с некоторым удивлением.
     - А тебе что, не сказали?
     - Нет. А должны были?
     Голландец пожал плечами:
     - Не знаю... Наверное. В общем, не так давно наши научники выудили у чужака-инженера принцип работы вражеских гиперпередатчиков и научились перехватывать и декодировать их импульсы. Теперь мы чаще всего знаем и расу, обслуживающую каждый конкретный корабль, и примерную численность экипажа, и даже цель полета, задание.
     - О как, - Пир покачал головой. - И какое же задание у мутонов в устье Волги?
     - Разведка. Похоже, они пытаются засечь нашу базу.
     - Тогда они сильно ошиблись к востоку, - ухмыльнулся Пир.
     - Пусть и дальше ошибаются, - сказал Винс спокойно. - Мне это нравится.
     - Пусть, - согласился ван Торенс. - Поскольку дело иметь придется с мутонами, лучше берите хэви плазму.
     - А что, - поинтересовался Пир, - кто-нибудь больше боится лазеров?
     - Человекозмеи, например, - ответил Марк. - Или сектоподы, если знать куда бить.
     - Хм... - Пир задумался. - Отстал я, однако. Надо нагонять.
     - Нагонишь. Сначала было труднее, разве нет?
     - Да, - отозвался Пир глухо. - Вначале было трудно. И в середине тоже. Пожалуй, труднее всего.
     Ван Торенс сразу понял, о чем он и поспешил сменить тему.
     - Вряд ли в экипаже будет кто-нибудь кроме солдат. Разве что, навигатор. Поэтому работайте на уничтожение. Шокеры нечего и брать. Да и туповаты мутоны, должен вам сказать... Научники жалуются.
     - Туповаты? - переспросил Пир. - Интересно. Помнится, нам рассказывали, что они действуют под непрерывным телепатическим контролем.
     - Да, это так, - подтвердил ван Торенс. - Мутоны - хорошие воины, и только. Среди них совершенно нет коммандеров и лидеров - лишь солдаты, даже на базах и больших кораблях-крейсерах. Правда, почти всегда в экипаже мутонских кораблей, начиная с больших скаутов, присутствует навигатор, и реже - инженер. Например, мы ни разу не встречали мутона-медика. Такое впечатление, что их небесные хозяева держат эту расу подальше от секретов генетики и биоинженерии.
     - Но солдаты они все-таки лучшие среди чужаков, - заметил Винс. - Это проверено.
     "Как оказалось, и недомерки-сектоиды воевать умеют, если захотят, - подумал Пир. - К сожалению. Впрочем, а чего можно было ожидать? Кто знает, сколько миров они уже покорили... Сколько икс-команд уничтожили?"
     - В общем, - подытожил ван Торенс, - выносите их и возвращайтесь. Никаких специальных заданий на эту миссию нет. Удачи, Пир! Удачи, Винс! Удачи, дистанция!
     Команда по выносу малых тарелок нестройно, но бодро загудела в ответ.
     Оставшееся время до высадки, Пир расслаблялся, закрыв глаза, в кресле. Раньше у него получалось спать, но не сегодня. Вспомнилась самая первая миссия, когда погиб Юрген Штейнбах. Тогда первая восьмерка проекта шла в полную неизвестность. Тогда была одержана первая победа в стычке с инопланетянами и пролита первая кровь, неизбежная плата за свободу и самостоятельность.
     Сосредотачиваться на предстоящей миссии Пир начал, когда пилоты объявили о снижении. "Рейнджер" гудел теперь не густым маршевым басом, а повысив тон; посадочные турбины пронзительно верещали, но в кабину эти звуки долетали еле-еле.
     Пир знал, что "Молния", в отличие от старого "Рейнджера" взлетает и садится практически бесшумно, как призрак. Вероятно, вскоре ему предстояло лично в этом убедиться. Если только сегодня все пойдет как надо.
     Дистанционщики будили неподвижные танки. Запускались антигравитационные установки в недрах синевато-серых дисков, отрывая их от поверхности. Тусклые искры вспыхивали под днищами танков, вспыхивали, и гасли.
     Касание; Пир привычно отстегнулся, взял хэви плазму и, держась за поручень, встал сразу за танками. Винсент Вега возник рядом спустя секунду.
     - Начнем, сэр...
     Пир покосился на эмблему рядового-скводди, нарисованную на рукаве "Скорлупы" Винса. Не нравилось ему это "сэр". Не может, что ли, по-простецки? "Пир" - и все.
     С тихим лязгом откинулся шлюз, танки тенями скользнули наружу. Один пошел прямо, остальные - в стороны, направо и налево. Винс, оттолкнувшись, словно ныряльщик, прыгнул в светлый овал люка, но, вопреки ожиданиям, не упал на сходни, а взмыл вверх и тотчас пропал из виду. Пир тихо чертыхнулся. Не привык он, чтоб товарищи-оперативники летали, словно флоатеры. Пока не привык.
     Он шагнул на наклонный трап и соскочил вправо, к стойке шасси. В который раз - Пир, конечно, не помнил, сколько раз приходилось вот так же вскидывать оружие и соскакивать с трапа, внимательно следя за целеуказателем, в постоянной готовности выстрелить.
     "Рейнджер" сел на желтоватый песок у самой реки. Туманная граница силового колпака вырастала из воды метрах в двадцати от берега. Узкая полоса пляжа была пустынной; дальше, в глубине острова, росли старые раскидистые деревья. Тарелка мутонов села где-то там, в зарослях, проложив в кронах деревьев наклонный тоннель. Танки рассыпались веером и поплыли на высоте двух метров над песком к крайним деревьям. Винс неподвижно висел у правого борта "Рейнджера".
     Нырнув под сходни, Пир взобрался на пологий песчаный склон. Целеуказатель молчал. Ни икс-комовцы, ни танки пока никого и ничего не обнаружили.
     - Двинули, Винс, - сказал Пир напарнику. - Вон дым, видишь? Это тарелка, больше там гореть нечему.
     - Вижу сэр, - отозвался Винс и тотчас, взмыв еще выше, помчался к деревьям.
     - Стив, берите правее, тарелка дальше к югу, - позвал Пир МакМаннамана.
     - Понял, понял, дым мы тоже видим.
     Бржиза что-то неразборчиво буркнул в ответ, а Сонтдруп предпочел отмолчаться. Как всегда.
     Видимо, "Файршторм" угостил вражеский скаут парой залпов из бортовых плазменных пушек, раз тот выталкивал в осеннее волжское небо отчетливо различимый шлейфик сероватого дыма.
     Пир, у которого не было антиграва, увязал в сыпучем песке. Винс уже унесся куда-то в сплошное переплетение ветвей, на которых еще оставались редкие желтые листья.
     Первого мутона засек танк Бржизы. Здоровенный зеленый чужак спешил к поврежденному скауту с противоположного берега острова. Он тоже увязал в песке, как и Пир. Бржиза быстро передал цель Винсу и тот спокойно расстрелял мутона сверху. Чужак не ожидал нападения, и лег под плазменным огнем, выронив на песок пистолет и пси-сканер.
     - Есть один! - довольно сообщил Винс. - Я вижу корабль, сэр!
     Пир поморщился.
     - Винс, сделай одолжение, называй меня как все, ладно?
     - Хорошо, сэр! То есть, хорошо, Пир... Но мне так непривычно.
     - А мне непривычно твое "сэр".
     - Вы капитан, все таки... осторожно, мутон!
     Пир уже и сам заметил чужака, присевшего в редких, потерявших листву кустах. Мутон выстрелил, но промахнулся. Далековато было, и к тому же из пистолета легко было промазать. Пир присел на одно колено и добросовестно выкосил кусты вместе с засевшим инопланетянином.
     - Странно, - сказал откуда-то сверху Винс. - Такие здоровые, а визжат, как поросята.
     Пир фыркнул.
     - Зря удивляешься... Долан говорил, что они к размножению неспособны. А кастраты все писклявые.
     Напарник, дистанционщики и группа наблюдения на командном дружно рассмеялись.
     - Зато желтопузики рычат басом, словно яйца у них размером с арбуз! - вставил Бржиза. И сразу вернулся к делам насущным: - Вокруг тарелки чисто, в крыше у нее дыра. Танк не пролезет, Винс давай сюда.
     Пир уже успел добежать до самой тарелки. Перекрестные панорамные гифы со всех танков и шлема Винса Веги давали полную и объемную картинку. Очевидно, остальные двое (или, сколько их там?) мутонов прятались в тарелке. Наверное, чинили поврежденные системы и механизмы - Пир знал, что если сбитую тарелку не трогать, спустя двое-трое суток она улетает. Значит, чужаки умели чиниться.
     Винс плавно опускался на крышу вражеского корабля, точнее, к пробоине. С земли Пир ее не видел.
     - Я вхожу, Винс! - сказал Пир, замирая перед овальным люком в заметно обгоревшей обшивке.
     - Я тоже.
     Они ворвались в полный дыма скаут одновременно. Первого мутона Винс застрелил сразу же, тот выронил какой-то замысловатый инструмент и растянулся на полу у изувеченного пульта управления. Второй выстрелил в Пира; "Скорлупа" приняла удар, а Пир ощутил сильный толчок в живот. Но дыхание не сбилось, и в следующую секунду хэви плазма Пира извергла смертоносную очередь. Мутона швырнуло на борт, из зеленой груди толчком выплеснулась коричневая густая кровь. А потом стало тихо.
     - Готовы, - сообщил Винс танкистам. - В тарелке больше никого. Пойдемте, Пир, прочешем остров...
     Длинный и узкий остров не уместился под силовым колпаком: южная и северная оконечности выступали из-под инопланетного защитного блюдца. Внутри поля Винс, Пир и танкисты больше никого не нашли. Пнув пустую бутылку на месте чьего-то недавнего пикника, Пир обратился к Веге.
     - Ладно, возвращаемся... Командный, "Джураям" добро на взлет... Тут все чисто.
     - Видим, Пир, спасибо. Отличная работа!
     Пир, опустив хэви плазму шагал по пляжу. Волга посылала на песок шуршащие октябрьские волны. Тучи торопливо бежали по небу, предвещая скорый дождь. Экспертам и рабочей команде предстояла не очень приятная работа. Точнее, работа в не очень приятных условиях.
     Когда Пир добрел уже до самого "Рейнджера", на связи неожиданно появился Майкл Батт.
     - Эй, Пир! - позвал он.
     Лихачев вскинул голову, оторвав взгляд от песка.
     - Да, шеф?
     - С возвращением...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ...