03.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



1 2 3 4

8.
     Путь преграждала глубокая пропасть, дно которой терялось в густом тумане. Боббин торопился, он чувствовал, что развязка приближается. Можно было бы спуститься вниз по винтовой лестнице, которая находилась в этом месте, и пройти по дну ущелья, а потом взобраться на перевал снова, но сколько уйдет на это времени, молодой маг не мог себе представить. Ему нужно добраться до нужного места как можно быстрее. Неужели он вырвался из когтей дракона и избежал гибели в недрах ужасного смерча для того, чтобы...
     Смерч! Он уничтожил его заклинанием раскручивания... А что если "раскрутить" спираль винтовой лестницы?
     Боббин стал у первых ступенек лестницы и подняв посох, запел свое заклинание. Лестница задрожала, затем взметнулась в небо и рухнула на другой край пропасти, превратившись в не очень надежный мост, который все же подходил для того, чтобы быстро перебраться на другой край пропасти.
     Боббин осторожно перебрался по этому мостику на другой край пропасти и стал спускаться с горы. Он увидел удивительный город, выкованный целиком из железа, внешне похожий на кузнечную наковальню огромного размера. "Город Кузнецов!" - догадался Боббин и, засмотревшись во все глаза на такую диковину, споткнулся обо что-то и полетел кувырком наземь. Но тут же вскочил, готовый к бою.
     Каково же было его удивление, когда он увидел, что это всего лишь спящий мальчик. Спал он так крепко, что не проснулся даже от толчка споткнувшегося о него Боббина.
     - Эй, парень, просыпайся! - Боббин опять толкнул ребенка. Тот что-то пробормотал во сне, но не проснулся. - Вставай! - молодой маг тряс спящего за плечо, но тот никак не реагировал на попытки разбудить его. Тогда Боббин решил применить магические средства и пропел заклинание пробуждения.
     Мальчик проснулся, потянулся и с удивлением уставился на Ткача.
     - Ты кто такой? - не очень приветливо спросил он Боббина.
     - Меня зовут Боббин Тредбар, я странствующий маг и ищу по свету истину.
     - А меня зовут Расти Найлбендер, я из Гильдии Кузнецов и выполняю здесь важное задание, - надувшись от гордости, сказал мальчик.
     - Какое же задание? - вежливо поинтересовался Боббин.
     - Оно настолько важно, что я не могу о нем сообщать первому встречному!
     Боббин пожал плечами, подумав: "Видать настолько важное, что ты завалился спать, чтобы его побыстрее выполнить". Расти внимательно смотрел на Боббина. Увидев, что тот ничем не проявляет интереса, мальчик подчеркнуто встревоженно оглянулся и, поманив Боббина пальцем, прошептал ему на ухо:
     - Мы, Кузнецы, выполняем особый заказ епископа Мэндибла! Он заказал нам огромное количество мечей, целых десять тысяч штук, для своей армии. Мы как раз заканчиваем нашу работу, но нам не хватило дров для последней партии оружия. Я послан с важным заданием достать дров, но запомни: я тебе ничего не рассказывал и ты ничего не слышал!
     - Само собой, Расти Найлбендер, мое слово - могила! А мог бы у вас в городе отдохнуть и перекусить путешественник? - Боббину очень не понравилось известие о том, что мирному епископу вместо дарохранительниц и кадил вдруг потребовалось десять тысяч мечей.
     - Даже и не пытайся, Ткач! В былые времена тебя, конечно, пустили бы, накормили бы, напоили, дали бы приют, а сейчас - нет! Епископ строго-настрого приказал не пускать чужеземцев в город, а тех, кто особенно будет стремиться туда, - захватывать и держать до его прибытия. А мы, Кузнецы, - народ серьезный, шутить не любим.
     Тут Расти напустил на себя подозрительный вид и поинтересовался:
     - А что тебя занесло в наши края?
     - Я ищу своих родичей, похожих на лебедей. Скажи, Расти, ты не видел здесь стаи из нескольких лебедей? - нелишне было узнать не появлялись ли здесь Старейшины.
     - Нет, лебедей здесь не было! А теперь уходи, чужеземец, и не отвлекай меня от выполнения задания! - Расти решительно хотел показать, что он исключительно работящий парень.
     - Конечно. Прощай, Расти, желаю тебе успешно выполнить твое задание! - с этими словами Боббин скрылся за гребнем горы. Сделал несколько подчеркнуто громких, якобы удаляющихся шагов и затаился. Подождав несколько минут, Боббин осторожно выглянул из за камня и поискал взглядом Расти. Как он и ожидал, мальчик опять завалился спать, прямо на то самое место, где его застиг Ткач.
     Боббин осторожно подошел к ребенку. Расти мирно спал, похрапывая во сне. И тут вдруг Боббину вспомнилось заклинание, услышанное у озерного отражения. Тогда он смотрел на самого себя... А если он его пропоет сейчас, то он сможет опять посмотреть на себя чужими глазами...
     Боббин поднял посох и тихо запел заклинание озера. Со звуком маленького гонга лежащий на земле мальчик превратился в молодого одетого в плащ Ткача. Потрясенный таким превращением Боббин некоторое время постоял над ним, глядя на самого себя чужими глазами... Потом поднял руку и посмотрел на нее. Это была ладонь двенадцатилетнего ребенка! Мало того, вся одежда на нем тоже принадлежала Расти! Это было полное превращение, чудо, о котором он не слышал даже в древних сказаниях! Он даже не предполагал, что такое возможно, тем более возможно для него...
     Боббин покачал головой и не торопясь двинулся к городу Кузнецов. Вблизи город поражал воображение, но уже ничем не напоминал наковальни.
     - Эй, Найлбендер! - окликнули его из воротной башни. - Тебя разыскивал твой мастер, причем ругался при этом, на чем свет стоит. На твоем месте я бы поспешил к нему!
     - А ты открой ворота, я и поспешу, - Боббин был рад тому, что его принимают за Расти Найлбендера.
     Ворота со скрипом опустились, и Боббин беспрепятственно вошел внутрь. Вошел и сразу открыл рот от удивления. Вокруг кипела работа: вздымались меха горнов, полыхало пламя, звенели кузнечные молотки, которые ритмично опускали и поднимали мускулистые руки кузнецов. На стенах играли багровые отсветы и тени. Судя по всему, Расти не наврал, у Кузнецов действительно был большой заказ.
     Боббин двинулся дальше по городу, поднимаясь по лестницам и спускаясь вниз, пока не забрел к какому-то одинокому горну, у которого стоял один мастер, внимательно наблюдая за пламенем. Увидев Боббина, он закричал:
     - А-а, это ты проклятый лентяй! Прошло четыре часа, как я послал тебя за дровами, ты все это время где-то прошлялся и что же? Ты возвращаешься всего лишь с одной палкой! Нет, больше я этого терпеть не стану, будь проклят тот день, когда я, уступая просьбам твоей матери, согласился взять тебя в обучение! Хватит, моему терпению пришел конец, теперь я буду поступать с тобой по-своему! - с этими словами мастер вырвал из рук Боббина магический посох, схватил его за ухо и поволок в чулан. Силы Боббина были силами двенадцатилетнего ребенка и он не смог ничего сделать против мощных рук разъяренного кузнеца.
     Дверь чулана с грохотом захлопнулась за Ткачом. Боббин огляделся: в углу чулана была навалена куча соломы... Будь у него в руках посох Ткачей, он в мановение ока отпер бы дверь, а так ему ничего не оставалось, как завалиться спать на солому, уповая на старую мудрость, что утро вечера мудренее. Тем более, что Боббин здорово устал от всех своих похождений и приключений...

9.
     Мастер-кузнец, ругаясь и вспоминая всех святых, наблюдал за огнем в горне. Он выполнял важную работу - изготовлял последний меч из партии, заказанной епископом Мэндиблом. Его задача была украсить клинок орнаментом и древними заклинаниями. Гильдии вообще придавали большое значение финальным работам. Считалось, что удачное начало и благоприятный конец, сулят успешное продолжение трудов в дальнейшем и, как следствие, благополучие, сытость и процветание. Поэтому для последнего меча был выделен самый лучший кузнец, а помощник для него - ленивый Расти Найлбендер. Горн ни в коем случае не должен был потухнуть, это сулило неудачу в дальнейшем и поэтому мастер страшно разгневался, когда увидел Боббина в образе мальчика с одной лишь палкой в руках. Последние дрова догорели и кузнец, недолго думая, бросил в топку посох Боббина. Потом он посмотрел на пламя и здорово удивился, увидев на простой "палке" загадочные руны и символы. "Вот ведь придурок! Угораздило же его притащить посох какого-то волшебника..," - с раздражением подумал мастер. Он очень торопился закончить работу для епископа Мэндибла и поэтому не стал ломать голову над этой загадкой, а пошел к соседям, занять дровишек и спокойно продолжить изготовление меча.
     Тем временем старый дракон с опаленным хвостом пролетал над горным плато и с высоты своего полета увидел спящего на камнях Расти Найлбендера в образе молодого мага в ткаческом капюшоне только без посоха. Дракон осторожно приземлился и подошел поближе к спящему.
     - Ну что, Ткач, тебе все же не удалось уйти от меня, - сказал дракон и набросился на мальчика...
     Пиршество дракона длилось недолго, он был очень голоден и зол на Боббина, вскоре он покинул место своего преступления, пробормотав:
     - Магия Ткачей - ничто пред драконьими зубами!
     Некому было сказать, что дракон ошибается и никто не видел, как неслышно распахнулся проход между царствами живых и мертвых и душа Расти Найлбендера отлетела в иной мир. Никто не заметил, как в этот проем выскользнула утка, уселась на один из камней горного плато и стала осматривать остатки драконьего обеда. Это была Хетчел. Она увидела изорванный плащ Ткача и прочие страшные следы пребывания огромного пресмыкающегося, но видела душу погибшего от драконьих клыков и знала, что это не Боббин.
     Утка заметила, что на месте гибели не было магического посоха, подняла голову и посмотрела на город Кузнецов. Над городом поднимался дым из многочисленных труб от горнов, домниц и прочих кузнечных печей. Высоко в небе дым сливался в странного вида облако, напоминающее своими очертаниями лебедя с распростертыми крыльями.
     - Ох! - только и сказала Хетчел при виде этого зрелища и стремглав полетела к городу Кузнецов. Прямо над городом она зависла, взмахивая крыльями и примериваясь, а потом резко спикировала в одну из труб... Хетчел попала куда нужно, прямо в ту печь, где в огне лежал волшебный посох Боббина, и, стремительно выхватив его из огня, вылетела наружу через открытую топку. Хетчел быстро нашла Боббина и просунула магический посох под дверь чулана, но не стала будить юного мага. Она долго смотрела на него, затем тяжело вздохнула, взмахнула крыльями и улетела.

10.
     Боббин Тредбар очнулся в своем нормальном виде, даже просторный плащ Ткача был на нем. "Видимо действие заклинания закончилось", - решил Боббин. Он встал и с удивлением увидел, что рядом с дверью лежит его магический посох. Боббин схватил, осмотрел его и с облегчением увидел, что посох ничуть не пострадал от всех приключений.
     Боббин вскочил и пропел на дверь заклинание "открывания", дверь послушно распахнулась и молодой маг свободно вышел из своего узилища. В коридоре никого не было и Боббин беспрепятственно спустился по лестнице вниз, прямо на галерею, окружающую Зал Советов Гильдии Кузнецов по периметру. Сверху Боббин увидел какого-то мастера, кующего меч посреди зала, Старейшину Гильдии Кузнецов и епископа Мэндибла, которые о чем-то договаривались. Удары молота гулко разносились в пустом зале, но отрывочные части беседы Боббину все же удалось услышать:
     - Я рад передать вам, ваша светлость, заказанную партию из десяти тысяч мечей, как вы и просили.
     - Благодарю тебя, Кузнец! Я всегда рад сотрудничать с тобой и с твоей Гильдией. Повторяю свое обещание, что если наш общий план осуществится, то ты возглавишь Объединенный Совет Гильдий. С тем союзником из мира Мертвых, о котором я тебе говорил, наши планы обречены на успех!
     Союзник из мира Мертвых! Все частички головоломки, как по мановению руки сложились в голове Ткача в единую картину: предупреждение Хетчел, что что-то рвется из мира Мертвых и кто-то помогает ему из нашего мира; заказ Мэндиблом магического шара, который должен показывать все будущее без изъятья; десять тысяч мечей, и самое главное - жуткая коса Повелителя Хаоса... А теперь вот и союзник из мира Теней! Так вот для кого точили стеклодувы ужасную косу древнего Повелителя Хаоса! Это Мэндибл - угроза Ткани Реальности! Это он представляет опасность для всего живого в мире Третьей эпохи! Это о нем говорилось в Темном пророчестве, а Боббин Тредбар из Гильдии Ткачей должен спасти весь мир от этого чудовища!
     Именно в тот момент, когда Боббин пришел к такому решению, а все мысли вихрем пронеслись у него в голове, кузнец закончил ковать последний из десятитысячной партии меч. В наступившей тишине он торжественно поднял его вверх, а Старейшина Гильдии Кузнецов набрал воздуха в грудь, чтобы прочитать ритуальное заклинание Кузнецов, которое должно было придать мечу необыкновенную крепость и остроту. Боббин быстро вознес руки вверх и пропел заклинание обратное тому, что услышал от точильщиков в Стеклянном городе. В полной тишине песня Ткача прозвучала явственно и звонко, а звук гонга раздался отчетливо и гулко. Последний меч, который должен был быть самым лучшим оружием во всей партии, сразу же стал ни на что не годным тупым куском железа. Епископ и Старейшина, конечно, сразу же заметили чужака.
     - Эй, ребята! В городе чужак, взять его и доставить сюда! - распорядился Старейшина и через мгновение пара дюжих парней повисла на руках Боббина и поволокла его вниз к епископу Мэндиблу. Молодой маг не стал сопротивляться. "Пришла пора поговорить с епископом", - решил Боббин, когда кузнецы тащили его вниз, и лишь крепче стиснул свой посох, боясь обронить его в свалке.
     - Держите его понадежней, ребята! - приказал Старейшина Кузнецов.
     - Нет смысла, Старейшина, ведь это же Ткач, ты что не видишь? Если бы он захотел, то легко мог бы разнести твой город на кусочки и никто из Кузнецов не смог бы помешать ему! Отпустите его! - кузнецы послушно ослабили хватку. - Ты ведь добровольно явился сюда, Ткач? С кем из нас ты хотел поговорить?
     - Если ты - епископ Мэндибл, то я пришел к тебе!
     - Ты прав, Ткач, я действительно епископ Мэндибл и я буду рад побеседовать с тобой. Почтенный Старейшина, вы позволите, чтобы я забрал нашего уважаемого гостя к себе? - Старейшина в ответ лишь безразлично махнул рукой, предоставляя епископу право увести пленника.
     Епископ и Боббин, никем не охраняемые, прошли на площадь посреди города Кузнецов, где епископа ждал оседланный ездовой дракон. Места на этом "коне" было много, дракон легко взлетел и вскоре Боббин увидел знакомую огнедышащую гору, которую наблюдал в стеклянном шаре, а под собой - мрачный замок Гильдии Клериков, глава которой сидел впереди него на мягком драконьем седле и как ни в чем ни бывало приторно вежливо разговаривал с ним о чем угодно, но только не о деле, которое привело Боббина к нему.
     Боббина и епископа встретил в зале какой-то здоровяк с лицом полного идиота и блеском абсолютной преданности в глазах.
     - Знакомься, Ткач, это мой самый верный слуга - Коб. А это, Коб, наш гость, маг из Гильдии Ткачей... Как вас зовут, мой юный друг?
     - Боббин Тредбар.
     - Я слышу по голосу, что вы довольно юны, Боббин, откройте мне секрет, каков ваш возраст, ибо заглядывать вам под капюшон мне почему-то не хочется, - епископ Мэндибл просто источал вежливость и радушие.
     - Отчего же, вы можете узнать мой юный возраст воочию, ваша светлость, - Боббин решил быть в ответ столь же учтивым.
     - Ха-ха, Коб, наш юный друг большой шутник, он предлагает нам посмотреть ему под капюшон. Запомни, Коб, не стоит этого делать, - неожиданно жестко проговорил Мэндибл. Слуга епископа с интересом слушал их диалог.
     - Извольте, ваше преосвященство, если вас столь интересует мой возраст, я удовлетворю ваше любопытство. Мне семнадцать лет.
     - Семнадцать лет! Великолепный возраст, когда кажется что весь мир лежит у твоих ног и единственное, что нужно сделать, это наклониться и поднять его. Мышцы полны сил и упруги, разум быстр и не обременен печальным опытом, кажется, что все в твоих силах: уничтожить мир или спасти его, - при этих словах Мэндибл с интересом посмотрел на Боббина.
     - Так вот, Коб, перед тобой мастер из Великой Гильдии Ткачей и мы будем просить его показать нам магическое искусство на самом простом примере. Уважаемый Боббин Тредбар, соблаговолите ли вы уважить нашу просьбу? - епископ выжидательно смотрел на Боббина.
     - Конечно, епископ, если только вы не потребуете от меня непосильного, - епископ никак не покушался на его посох и Боббин не видел никаких причин для отказа. Он ведь уже продемонстрировал свое искусство в Зале Совета Гильдии Кузнецов и не мог понять, зачем Мэндиблу нужен повторный показ.
     - Хотел бы я знать, в чем предел магии Ткачей... Нет, Боббин, вам будет несложно выполнить мою просьбу. Она заключается лишь в том, чтобы вы покинули запертую мной клетку.
     - А что будет, если я не смогу выполнить вашу просьбу или не захочу ее выполнять? - все-таки Боббин хотел узнать причины такого желания епископа.
     - Ничего не будет, мой юный друг, за исключением того, что это будет означать, что вы самозванец и, как следствие, наша беседа, на которой вы столь убедительно настаивали, не состоится.
     - Ну что ж, если этот вопрос столь важен для вас, ваша светлость, то я готов! - и Боббин добровольно вошел в железную клетку, которая стояла у одной из стен. Из этого угла Боббин увидел, что у противоположной стены была подставка, на которой стоял уже знакомый магический шар. "Должно быть Стеклодувы все-таки выполнили заказ епископа", - подумал юный Ткач. В других клетках сидели различные животные, но Боббин не обратил на них внимания, только древний летающий ящер в соседней камере привлек его.
     Коб запер дверь на тяжелый, надежный с виду замок и отошел поближе к наблюдающему с интересом Мэндиблу. Боббин пропел заклинание "открывания" и тяжелый замок с лязгом отвалился, а железная решетчатая дверь распахнулась. Коб с открытым от удивления ртом глядел на то, как молодой маг выходит из только что запертой клетки. Епископ же, казалось, не удивился такому чуду и лишь удовлетворенно засмеялся.
     - Видел, Коб? Вот это пример подлинной магии Ткачей! - епископ подошел поближе к Боббину. - Позвольте пожать вашу волшебную руку, мой юный друг, - и епископ протянул ладонь Боббину.
     Боббину не хотелось жать руку Мэндиблу, но их разговор еще не состоялся и его подозрения были всего лишь подозрениями, поэтому он, скрепя сердце, хотел протянуть руку в ответ, но в тот момент, когда он перекладывал магический посох из одной руки в другую, епископ с поразительной быстротой вырвал посох у него из рук и также быстро отпрыгнул назад к Кобу.
     Боббин стоял, ошеломленный таким коварством. Епископ же не скрывал своего торжества и снова обратился к Кобу:
     - А давай-ка, Коб, попросим нашего молодого друга повторить свой фокус. Я думаю он и на этот раз не откажет нам в нашей просьбе.
     - Отдай мне мой посох, - Боббин сжав кулаки в ярости двинулся к Мэндиблу, но дорогу ему преградила мощная грудь Коба.
     - Осади, парень, - сквозь зубы проскрипел слуга епископа. Коб был здоровым мужиком и драться с ним было бесполезно.
     - Видишь, Коб, без посоха Ткач столь же бессилен, как мы с тобой. Однако новый хозяин посоха может выполнить только одно заклинание, потом он должен получить благословение от прежнего владельца, иначе его использование будет опасным. Ну что, Боббин Тредбар, ты удивлен моими познаниями в искусстве Ткачей? Не пугайся, я не буду требовать от тебя передачи посоха, я все равно не захочу им пользоваться. Все, что мне нужно - это одно заклинание! Скажем же спасибо, Коб, молодому магу из Гильдии Ткачей, который сам доставил нам все, что нужно! Пойдем Боббин Тредбар, я расскажу тебе о своих планах, ибо я не боюсь тебя, ты все равно уже не сможешь мне ничем помешать.
     Епископ Мэндибл прошел на балкон, а Боббин, сопровождаемый Кобом, повесив голову, двинулся за ним. С балкона, насколько мог достать глаз, было видно огромное кладбище, которое простиралось до самого горизонта. Мэндибл широким жестом указал на территорию кладбища:
     - Смотри же, Ткач, Клерики недаром выстроили свой замок здесь. Это то место, где Ткань Реальности наиболее тонка, именно здесь я совершу при помощи твоего посоха ее прорыв. Оттуда на мой зов выйдет Повелитель Хаоса и поведет вперед по миру мою могучую армию из живых мертвецов в десять тысяч мечей!
     - Это для него тебе была нужна Коса? - хмуро спросил Боббин.
     - А, так ты и об этом знаешь! Прекрасно, Ткач, прекрасно, люблю серьезных противников, тем большая честь победить их! Да, именно для этого, причем не только Коса, я приготовил еще кое-что. Ты скажешь почему я так уверен, что Повелитель Хаоса будет выполнять все мои приказы? Он, который никогда и никому не подчинялся! А для этого у меня есть магический шар предвидения, в котором я увижу все его действия наперед. Я увижу в нем все будущее до конца и ты знаешь, что я там уже увидел? Тебя, блуждающего по царству Мертвых! Ха-ха-ха, Ткач, признайся, ты не ожидал такого поворота!
     - У тебя все равно ничего не получится, ты не знаешь заклинаний Ткачей, - Боббин надеялся, что епископ безумен и его планы - чистая химера.
     - Ха-ха-ха! Мне ни к чему весь ваш магический перезвон, я знаю единственное заклинание, которое мне нужно, и ты сам сообщил мне его! Не догадываешься? Это заклинание "открывания", которое ты пропел мне, когда выходил из клетки! - торжество Мэндибла было полным, и Боббин почувствовал себя сломленным...
     - Уведи его, Коб! - распорядился епископ и Боббин послушно пошел впереди слуги епископа.

1 2 3 4



     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ... цветы в шляпных коробках Киев