05.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



1 2

Глава 3. Через горы, через лес

     Мерзкие и зловонные, они сидели в сторонке, кучковались, переговаривались о чем-то, издавая препротивное хлюпанье своими разлагающимися глотками. Ни один не решался подойти ко мне, видели, насколько мы различаемся, и насколько они мне отвратительны. Я сидел в одиночестве. Я так привык к нему, что даже в толпе чувствовал себя одиноким. Что уж и говорить о толпе этих гниющих тварей. М-да, зомби не могут составить костяк моей армии. Во-первых, они чересчур тупы. Но это, в принципе, и не беда - главное, они умеют выполнять приказы. Основная неприятность в том, что они жутко медлительны. Одни хромают, другие разваливаются прямо на ходу... В общем, если избегать излишнего натурализма, можно просто назвать их пушечным мясом. Их не жалко. Мне нужна настоящая армия: умные генералы, аналитики и стратеги, мощные бойцы, такие, как, например, вампиры или драконы... Но где их взять? А еще... Еще мне нужны толковые сторители, ибо уже в скором будущем я собираюсь начать осуществление своей мечты, постройку Некросса. Осталось только выбрать место и утвердиться на нем.
     Именно поэтому завтра на рассвете я подниму всю эту вонючую рухлядь и поведу за собой исследовать территорию Паледры. О, нет, я не хочу отбирать у кого-то принадлежащие ему земли. Я просто хочу занять свободный участок, заброшенное поле, болото, опушку леса. Главное - начать, а дальше все разрастется естественным путем, по законам природы.
     Едва забрезжил свет, мы двинулись в путь. Точнее, не "мы", а я и зловонная бестолковая толпа. Именно в такие моменты я начинал задумываться о прелестях ордена Смерти. Есть ли в нем вообще какие-либо прелести, если Дети Ночи на самом деле так бесславны и непривлекательны? Но я быстро отгонял от себя дурные мысли и продолжал путь.
     Когда закончился унылый пустырь, пейзаж, как по волшебству сменился на изумрудно-зеленую чащу леса. Интуиция подсказывала мне, что это эльфийские владения, и что грубо вламываться сюда с моим стадом живых мертвецов кощунственно. Но мне необходимо было разведать, как обстоят дела в эльфийском государстве, а также узнать, нет ли поблизости бесхозных просторов, и вообще, далеко ли до Великого Аркена. Зачем мне знать, где Небесная Обитель? Все просто: без разрешения королевы Эмилии Найтхевен любые мои постройки будут низложены и сожжены в течение суток.
     Сперва в лесу не было ни души. Живая половина моего лица ощущала легкий холодок ароматного эльфийского ветра, а сердце даже... сжалось от какого-то щемящего чувства. Но лишь на мгновение. После я устыдился наплыва эмоции, смущенно прочистил горло, как будто кто-то еще мог меня видеть, и широкими шагами двинулся дальше. Все-таки я так давно не слышал пения птиц. Только жутковатое карканье кладбищенских ворон. Под ногами приятно шевелилась мягкая, просто невероятно зеленая молодая травка. Это вам все-таки не острые камни мертвых и холодных пустырей, на которых даже сорняки не желают расти...
     - Стой! Кто идет?
     Писклявый голос раздался за моей спиной так громко и неожиданно, перепутал и разом разбил на кусочки все мои мысли и даже заставил меня вздрогнуть.
     - Повернись!
     - Куда? - недоуменно спросил я. На самом деле я и так вертелся во все стороны в поисках говорящего.
     - В сторону дуба. На восток.
     Я повернулся, но все-равно ничего не увидел, кроме толстенного раскидистого дерева, сплошь усыпанного желудями. Высоко в необъятном стволе зияло черное дупло. Теперь я понял, откуда говорили.
     - У-у-у! - как-то разочарованно раздалось из дупла, - ну и физиономия! Нет, конечно на левую половину еще можно смотреть, но правая - просто кошмар!
     Писклявый голосок начинал меня раздражать своей дерзостью. Я сверкнул глазами внутрь дупла и произнес:
     - Интересно было бы и на вас, уважаемый, взглянуть. Вы-то уж, наверное, писанный красавец.
     - Не красавец, - ответили из дупла, и внутри что-то зашевелилось, - а красавица.
     Из дупла легонько выпрыгнуло очаровательное крохотное существо. Оно замахало прозрачными лиловыми крылышками и повисло в воздухе. Фея! Значит, не все они погибли при Распате! Я подставил ладонь, чтобы она могла туда приземлиться и поговорить со мной, но на это крошка скривила милую мордашку.
     - Я не могу прикасаться к нежити.
     - А я... только наполовину... - глупо оправдался я.
     - Так это ты? - феины глазки сделались такими большими, что я внезапно увидел в них свое отражение.
     - Что, я?
     - Ты - Полумертвый?
     - Ну вроде как... А что?
     В присутствии этого маленького юркого существа я чувствовал себя слоном в посудной лавке. Оправдывался, как дурак, отвечал на глупые вопросы, сносил нелепые оскорбления. Наверное, так на меня действовала магия эльфийского леса.
     - О тебе ходят слухи. Точнее, ходили, сейчас перестали, - сказала фея, - говорили, что ты горел в огне во время Расплаты, но чудом выжил...
     Она поежилась и наморщила крохотный носик.
     - И, мол, теперь ты разгуливаешь по деревням и заживо пожираешь крестьянских детей. Бррр!
     Ну и насочиняют же легенд!
     - И что, - спросил я у феи, - меня все боятся?
     Малышка пожала плечами.
     - Ну, боятся - не боятся, а если бы на моем месте был какой-нибудь стрелок, тебе бы явно не поздоровилось, господин Полутруп.
     Если в эльфийском государстве так шутят, подумал я, мне их юмор не слишком понятен.
     - А почему же ты не подняла шум, когда узнала меня?
     - Лично мне ты страшным не показался, - сказала кроха и добавила, - разве что с виду. Что ты здесь забыл?
     - Вообще-то это не твое дело, - огрызнулся было я, но потом отчего-то смутился и продолжил, - но... если тебе так интересно... Хочу встретиться с вашим правителем.
     Фея звонко рассмеялась - зазвенела сотня крошечных колокольчиков.
     - Ни Гатран, ни Дженова не станут разговаривать с убийцей! Даже не думай об этом! Мы хотим мира и гармонии, смерть нам ни к чему. Лучше уходи из эльфийских лесов, Полутруп. И не возвращайся, если не хочешь открытой вражды.
     Я решил, что споры или насилие здесь равно неуместны. Даже если я уйду сейчас, встреча с эльфийским королем будет неизбежной.
     Я медленно повернулся и зашагал прочь, но, пройдя несколько шагов, глянул через плечо: фея все еще висела в воздухе, тихонько шурша лиловыми крылышками.
     - Что-то забыл? - насмешливо спросила она, ощущая свою явную победу.
     - Да, - ответил я, - меня зовут Гаулдот Полумертвый. Запомни это хорошенько и больше не ошибайся.
     Покинув эльфийские владения, я снова ощутил прилив былых чувств - отвращения ко всему и озлобленности. Что же со мной произошло там, под сенью вековых деревьев? Должно быть, во мне недостаточно магического противостояния. Какой позор: Гаулдот Полумертвый, член некогда почитаемого и могучего Ордена Смерти пасует перед феей! Как хорошо, что меня не видела моя гниющая армия, а то, наверное, даже эти унылые кости развеселились бы. Первый и последний раз, твердо сказал я себе, больше никогда не пойду на поводу у эмоций! Теперь надо подумать о дальнейших планах. Друиды дали мне от ворот поворот, что, впрочем, не слишком удивительно. То же самое меня ожидает и в Грифоновой Крепости, средоточии сил Порядка, и, разумеется, в самом Великом Аркене.
     Значит необходимо найти на светлой земле славной Паледры хоть один темный уголок, где, может быть, обитают мои единомышленники, собрать мощное ополчение и предложить Эмилии Найтхевен и Лисандеру альтернативу: либо они разрешают мне строительство Некросса мирным путем, либо... ну, о том, как будет гореть Великий Аркен мне пока даже думать не хотелось. Может, я за годы скитания и одиночества превратился из воина в философа, но почему-то кровопролитие и боль перестали меня привлекать. Мне хотелось переговоров. Просто сесть с Эмилией, Лисандером (и какими-нибудь их советниками-мудрецами, или кто у них там) за круглый стол, все обсудить, прийти к мирному решению и получить свой кусочек земли и добро на строительство. Честное слово, я не хотел воевать. Но что, если вдруг Лисандер сам выйдет на тропу войны? На этот случай мне и была необходима хорошая армия.
     Поэтому теперь мой путь лежал на запад. Если память не изменяет мне, где-то там, в Ледяных Горах еще должны жить последние приверженцы моего Ордена.
     Ледяными эти горы назывались неспроста. Холод в тех местах поражал воображение своей суровостью и беспощадностью. Мы шли по скользким откосам, где я потерял добрых полдюжины своих горе-гвардейцев, утопали в снегу, противостояли ледяному северному ветру. Лишь на третий день пути я заметил вдалеке, где-то над заснеженными вершинами легкий сизый дымок. Поселение! Дымок, как оказалось, шел из таверны. Оставив свою армию мерзнуть за дверями, я вошел в крохотное помещение, освещенное одним-единственным факелом, прикрепленном на стене. Живую половину лица мгновенно обдало жаром из печи, где весело и уютно потрескивали дровишки. У стойки дремал кабатчик - огромный буйвол с кручеными желтыми рогами. На массивном торсе чудно и как-то сиротливо пристроился темно-зеленый передник. Я оглядел малюсенький зал. Там было всего два столика. За первым, что был ближе ко мне и лучше освещен, сидел в стельку пьяный демон. Его жгуче-алую блестящую кожу покрывал черный плащ, который скособочился на сторону и висел на его левом плече. Выглядел демон совсем не пугающе, как могло бы показаться, а, напротив, как-то жалко и комично. Его желтые глаза с продолговатыми, как у кошки, зрачками, смотрели затуманенно; он что-то бормотал на непонятном мне наречии и при этом обильно жестикулировал, размахивая тощими руками с длинными черными когтями. Его собеседником был не менее пьяный Рыцарь Смерти. Его землисто-серое лицо показалось мне смутно знакомым: должно быть еще до Расплаты я встречал его на заседаниях Ордена. Сейчас же бравый вояка совсем опустился: пил из деревянной кружки какую-то зеленую жижу, постоянно проливая на свои заржавелые латы. Должно быть, он уже давно заложил кабатчику свой меч и книгу заклинаний. Уже во второй раз за последнее время мне становилось стыдно за орден Смерти.
     Я подошел ко второму столу, и вдруг будто какая-то магическая сила засатвила меня опуститься на лавку. Напротив меня сидела... самая прекрасная женщина из всех, кого я встречал за свою непомерно долгую жизнь. Ее прямые черные, как воронье крыло, волосы спокойно и властно лежали на плечах, покрытых черной бархатной мантией. Темные бездонные глаза неторопливо и настойчиво изучали меня, а бледные тонкие губы подрагивали в легкой насмешке. Как хороша она была, как необыкновенно притягательна. Я смотрел бы на нее вечность и даже не произнес бы ни слова, но вдруг она сама заговорила.
     - Ты долго шел, Гаулдот, - сказала она. Ее голос оказался низким, но мягким, будто бархат ее мантии.
     - Ты знаешь меня? - спросил я.
     Она не ответила, зачем-то сменила тему.
     - Твоя рухлядь ни на что не годна. Если ты хочешь взять Великий Аркен силой, тебе нужна обученная армия.
     - А если я не хочу войны?
     - Тогда тебе нужна я, - она протянула мне худенькую бледную ручку, и меня буквально ослепило сияние ее перстней. - Меня зовут Ламентия. Я Оракул Смерти. Будущая королева Некросса.
     "Нескромно", подумал я, а лишь через мгновение осознал смысл ее слов! Значит Некросс все же будет существовать, нужно только выбрать правильный путь - войну или мир.
     Моя живая половина вдруг затребовала еды. Я извинился и пошел будить буйвола-кабатчика. Очень уж хотелось кусочка жареного мяса и вина. Настроение заметно поднялось. Возвращаясь за стол, я взглянул на Ламентию. Она будет моей королевой!
     - Садись, Гаулдот, - тихо сказала она, - разговор будет долгим.

Глава 4. Впустите Неизбежное!

     В мраморном зале, наполненном янтарным солнечным светом, в одиночестве за круглым столом из хрусталя сидел молодой красивый мужчина. Посреди высокого смуглого лба заложилась глубокая беспокойная складка, черные глаза неподвижно глядели из-под ресниц. Лорд Лисандер думал. Если он потеряет Великий Аркен, он потеряет всю Паледру. Но это еще полбеды. Если он потеряет Эмилию, тогда он потеряет все в своей жизни. Стены Небесной Обители неустанно охранялись сотнями солдат. Каждый прибывший в город был обязан назваться, обезоружиться, сдать все предметы, имеющие отношение к магии и колдовству, и только тогда проезжать в главные ворота Великого Аркена. Но Лисандер все равно считал это недостаточным. Каждый день он все усиливал охрану, пускал разведчиков на десятки километров вокруг города посмотреть, не приближается ли кто подозрительный. Ничего не происходило, и это еще больше озадачивало, если не сказать пугало, Лисандера. Полоумный сказал, что смерть так близко, что можно ощутить ее смрад, но пока в великом городе еще никто не умер и даже не заболел. Болезнь! Вот, что мучило лорда. Что, если он, оберегая город от войны, нечаянно впустит сюда ужасную лихорадку? Ведь охрана не проверяет здоровье прибывающих. Лекари! Правильно, нужно разбить у ворот Аркена лагерь и поселить в нем лекарей! Пусть осматривают прибывающих.
     Лисандер со злостью ударил кулаком по хрустальному столу. Стол жалобно зазвенел, но выстоял. Все бесполезно! Поставь у ворот хоть миллионное конное войско и целый лазарет, от Нее не уйдешь. Об этом лорду вчера сказал Архмаг Делнар. Лисандер понимал правоту слов мудреца, но соглашаться отказывался. Смерти больше нет! Мы победили ее во время Расплаты, она стала просто подручным инструментом, средством поддержания баланса населения... Она больше не Смерть, не могучая великая сила, она теперь полностью подчинена нам... Глупый, глупый Лисандер! Лорд снова стукнул по столу, и на сей раз столешница дала трещину. Сколько можно верить в эту чушь и заставлять верить в нее Эмилию? Ты и сам когда-нибудь упадешь в траву с топором берсеркера в самом сердце, и она смежит веки, утонув в шелке подушек. И ничего ты с этим не поделаешь... Так говорил разум, но сердце твердило обратное: раз мы держали смерть на привязи в течение стольких лет, значит, не впустим чудовище и сейчас!
     К полудню прибыла почта. Ее приносили весельчаки леприконы, которых в город впускали без проверки. Два свитка: один белый с зеленым тиснением, другой землисто-серый, перевязанный черной тесьмой. Несомненно, что первое послание прибыло из эльфийских лесов, но откуда второе? Глупый Лисандер, ты даже не задержал леприкона, не выведал, кто передал ему свиток! Так-то ты охраняешь великий город! На шелковистой белой бумаге с изумрудно-зеленой печатью были начертаны эльфийские знаки. Говорилось следующее:

     "Великий воин и мудрый правитель!
     Дабы уберечь Паледру от нежданной беды, смею предупредить: в наши леса ступила нога некроманта. Впервые после Расплаты восточный ветер дунул смрадом в сторону эльфийских владений. Служитель Смерти пробыл у нас совсем недолго, после чего отправился на поиски Великого Аркена. Остерегайся! Его имя Гаулдот Полумертвый.
     Вечно преданные Тебе правитель Гатран и королева Дженова."

     Ниже росчерк, начертанный рогом волшебного единорога, что свидетельствовало о подлинности письма и истинности его содержания.
     Лисандер вздохнул, хотел было перечитать и обдумать эльфийское послание, но передумал: мрачный свиток обжигал руки, не давал покоя. Слова на нем были выжжены огнем, а подпись поставлена... кровью! Лорд содрогнулся и чуть было не выронил бумагу. Письмо было кратким:

     "Великий Лорд!
     На третий день месяца Белого Тигра, едва тьма накроет город, я буду стоять у твоих ворот. С войной или миром - решать тебе. Впусти неизбежное!
     Гаулдот Полумертвый."

     Лисандер вскочил. Удвоить, нет, утроить охрану! Установить баллисты! И быстро, быстро к астрологам! Знать бы, когда объявят месяц Белого Тигра!

     Ламентия присмотрела чудное место. Километры и километры черной непаханой земли. Километры вправо, километры влево, дальше заброшенные шахты, которые вполне можно восстановить, а за шахтами река! Вот ландшафт будущего Некросса. Всех, кто влачит жалкое существование в районе Ледяных гор, мы переселим сюда, вернем Ордену былую славу!
     Настроение у меня было самое что ни на есть. Ламентия оказалась очень энергичной и подвижной, а еще она умела... летать! Часами могла висеть надо мной в воздухе, рассказывая о планах на строительство.
     - Думаю, Городской Совет мы поместим подальше от ворот, равно как и Холл Мертвых, - говорила она, - видишь ли, в случае нападения ратуша и святилище должны быть наиболее защищены.
     Она разговаривала со мной, как с мальчишкой, на пальцах объясняя простейшие вещи. Это умиляло меня и даже иногда вызывало подобие улыбки. Но самым очаровательным в ней оказалось ее безграничное воображение: на пустом месте она представляла и в мельчайших деталях описывала мне жизненный уклад Некросса. Здесь будут особняки для вампиров, здесь коптильни для демонов, здесь будет кладбище, а здесь пристанище проклятых душ... Я слушал ее с интересом и верил каждому ее слову, потому что знал: она не обманет.
     А в это время с Ледяных гор потихоньку спускалась разная нежить. Оказалось, что не все губят свое время в таверне у буйвола, пропивая последнее оружие и доспехи. На поле, которому вскоре суждено было стать королевством Некросс, приезжали на чугунных конях рыцари смерти в латах из черного металла, слетались стаи летучих мышей-вампиров, за ними тащились зомби - мой первый смехотворный опыт по подбору армии. Однако, если имя этой рухляди легион, то и от них может быть некая польза. Таково было наше войско. Но, прежде всего я рассматривал свой народ не как боевую силу, а как доказательство тому, что орден Смерти еще существует и имеет право быть признанным. Ламентия же настаивала на том, чтобы я тренировал их. Да я и сам ожидал худшего.
     Вчера астрологи Паледры объявили месяц Белого Тигра, это означало, что завтра в полночь мы должны будем стоять перед воротами Небесной Обители. Я волновался. Я не знал, чего ожидать от Лисандера. Его армия так сильна, вооружена и обучена, что в одночасье не оставит от нас и следа. Вдруг лорд не пожелает избрать путь мира? Ну что ж... По крайней мере в таком случае мы погибнем за идею, во имя Ордена.
     Ночь накануне выдалась славная: тихая и теплая. Я лежал на земле и смотрел на звезды. Как они далеки, как равнодушны. Они переливаются каким-то неживым блеском, красивым, но неживым. Я думал о том, какого богатства меня лишила Расплата. Одиночество, тем более то, что длится годами, - самая жестокая кара. Если бы я ненавидел кого-то больше жизни, скорее всего я не убил бы его, а обрек на вечную жизнь в одиночестве. Теперь же все было по другому. Теперь я был Королем. И пусть пока моим королевством был холодный пустырь, пусть моя королева была оракулом смерти, а подданные - вампирами и призраками. Самое главное, что теперь я занял свое место, я больше не был одинок. Даже если завтра воины Лисандера разорвут нас в клочья, умирая в последний раз, я вспомню, что был счастлив целую ночь.
     Ламентия тихо подошла и присела рядом.
     - Знаешь, - произнесла она своим мягким голосом, будто провела бархатом по самому сердцу, - я хочу, чтобы в городе был Университет.
     Она пристально посмотрела на меня, уловила мое волнение.
     - Вот увидишь. Уже послезавтра здесь будут лежать первые камни стены Некросса.

     У ворот Великого Аркена нас встречало бесчисленное войско, могучее и блистательно красивое. Мы остановились в паре десятков метров и стали ждать. Ламентия восседала рядом со мной на черном скакуне. Ее бледное лицо было спокойным и торжественным, будто она присутствовала на вручении наград, где ей достанется самая почетная медаль. От сверкающего роскошными доспехами легиона отделился и выехал к нам всадник в алой мантии. Его лицо закрывал шлем, забрало было поднято и я встретил прямой и открытый взгляд черных глаз. Лисандер! Впервые в жизни меня обдало жаром, когда я увидел Ламентию. Это был второй. Он прирожденный воин, который не отступится ни перед чем, даже перед смертью. Мы стояли в невыносимой тишине, изучая друг друга.
     Когда он отдаст приказ о нападении? Когда грянет первый выстрел баллисты? Вместо этого лорд заговорил. Его голос пронесся над нашими головами так неожиданно, что я почувствовал, как вздрогнула Ламентия на своем коне.
     - Ты принес смерть? Хочешь войны? Хочешь разрушить гармонию?
     - Напротив, восстановить ее, - ответил я, - я не хочу войны. Если ты согласен выслушать меня, я прикажу своему войску уйти. А ты отпустишь свое.
     Лисандер еще недолго изучал меня из-под забрала, а после вдруг снял шлем. Да, он был красив, легенды не лгали.
     - Кто эта женщина?
     - Я оракул Смерти, - ответила Ламентия, - ты должен нас выслушать, великий воин, ибо если ты отвергнешь нас и нападешь, новой Расплаты не избежать!
     - Будь по-твоему, оракул, - сказал лорд, - я впущу вас в город. Вас двоих. Ваше войско не должно приближаться к стенам Аркена ближе, чем на две сотни метров, а сами вы должны разоружиться.
     Когда мы вошли, город спал, только ратуша сияла огнями. В мраморном зале советов за круглым хрустальным столом сидела неземной красоты белокурая женщина в одеянии из серебристой парчи. Это могла быть только королева Эмилия Найтхевен. По левую руку от нее сидел худощавый седой мужчина в длинном зеленом одеянии и зеленоглазая красавица с пышными кудрями цвета медной проволоки.
     - Гатран и Дженова, - шепнула мне Ламентия, - эльфийские правители.
     Место справа от Эмилии пустовало - оно было предназначено для Лисандера, а чуть поодаль сидел крепкий коренастый коротышка с огненной шевелюрой, малюсенькими глазками и курносым носом.
     - Орех, - пояснила Ламентия, - варвар.
     Рядом с варваром на стуле с высокой спинкой развалился жутковатого вида тип: крупный, плечистый, с испещренной каими-то символами лысой головой. Но самым примечательным в нем был... третий глаз, удобно разместившийся на лбу!
     - Волшебник Мастеро, орден Хаоса, - прокомментировала моя всезнающая спутница.
     Лисандер указал нам на два свободных места за столом, а сам сел подле Эмилии.
     Все смотрели на нас с Ламентией так, будто мы были чем-то еще более невероятным, нежели тип с тремя глазами.
     - Господа, - начал Лисандер, - мы собрались, чтобы обсудить что-то очень важное. Даже будучи правителем славной Паледры, я не могу взять на себя смелость решать что-то без вас, представителей различных стихий, орденов и маленьких государств.
     Затем он обратил взгляд своих черных глаз на меня. Изучил, переключился на Ламентию.
     - К вам, уважаемые, у меня всего один вопрос. Если вы несете не Смерть, то что?
     Я раскрыл было рот, но моя королева ответила сама.
     - Гармонию, - сказала она, - вы не можете отвергнуть то, что должно существовать. Вы уверены, что победили смерть, ведь так, лорд?
     - Абсолютно верно, почтенный оракул, - ответил рыцарь, - мы посадили ее на цепь и контролируем ее каждый шаг.
     - Ну что ж, - невозмутимо отозвалась Ламентия, - значит, вы считаете, что умрете только тогда, когда пожелаете.
     - Только тогда, когда сам позволю Смерти приблизиться ко мне. Каждый из нас запер ее внутри себя и выпустит лишь тогда, когда поймет, что время пришло.
     - Ваше время еще не пришло, лорд? - спросила моя спутница.
     - Разумеется нет, оракул.
     - А время королевы Эмилии? Оно тоже еще не настало?
     Лисандер одарил красавицу-жену долгим любящим взглядом и покачал головой.
     - Конечно, нет.
     - Уверены? - зачем-то уточнила Ламентия.
     - Уверен, черт возьми! - вскричал Лисандер и глаза его сверкнули гневным огнем, - я уверен во всем, что говорю и делаю!
     Ламентия покровительственно улыбнулась лорду и медленно встала.
     - Глупый, глупый Лисандер, - мягко произнесла она, - нельзя быть таким самоуверенным. Говоришь, ты посадил Смерть на цепь? Смотри внимательнее, и ты поймешь, что я и есть Смерть!
     И тут она сделала такое, от чего даже по мертвой половине моего тела побежали мурашки. Легким незаметным движением она достала из широкого рукава своего платья крошечный бестяший нож и небрежным движением, как бы между прочим, метнула его перед собой. Ножик красиво и грациозно описал в воздухе круг и приземлился... в самое сердце Эмилии Найтхевен. Королева изумленно поглядела на изящную рукоятку, торчащую из ее груди, темно-багровое пятно, медленно расплывающееся вокруг, и рухнула со стула на мраморный пол. Ошеломленное молчание висело в воздухе долю секунды, но казалось, что прошла вечность.
     Черные глаза Лисандера смотрели на лежащую у его ног королеву недоверчиво и как-то даже весело. Я даже начал думать, что он лишился рассудка. Вдруг губы лорда побледнели, и он медленно опустился на колени рядом с женой. Наверное, осознал, что она мертва. Друиды, варвар и волшебник хаоса будто приросли к своим местам и пассивно наблюдали за происходящим. Ламентия легко оторвалась от пола, повисла в воздухе и с торжеством смотрела на скорбящего лорда.
     - Ну что, славный правитель Паледры? - произнесла она, - где же твоя хваленая цепь? Почему не уберег королеву от смерти?
     Лорд поднял голову, по красивому лицу текли скупые слезы, а в глазах было столько боли, что даже у меня защемило сердце. Мне захотелось встать, махнуть на все рукой и послать к чертям в ад весь этот Некросс, лишь бы не видеть его горя, лишь бы уйти от сюда подальше. Наверное, Ламентия прочла мои мысли или уловила мое смятение. Она снова опустилась на пол, подошла к Лисандеру и положила бледную руку на его плечо. У него даже не было сил ей сопротивляться.
     - Признай, что Смерть существует, что она свободна и имеет права на своих служителей и приверженцев, и я верну все вспять. Ты слышишь меня, лорд?
     - Что я должен делать? - еле сышно спросил он.
     - Дай разрешение на строительство обители смерти, королевства Некросс. Это будет мирный орден, пристанище философов и заблудших душ. Мы не будем воевать и насылать на Паледру бедствия, мы будем тихо жить своей жизнью.
     - И тогда ты воскресишь Эмилию?
     - Да. Но только если ты дашь нам спокойно уйти из Великого Аркена. Ты уже видел мою силу, лорд, и, надеюсь, примешь верное решение.
     Лорд молчал, смотрел на Эмилию, потом на Ламентию, потом на меня и снова на Эмилию.
     - Я признаю. Я согласен, - произнес он, вдруг поднялся с пола, расправил плечи и осмотрел всех присутствующих по очереди. В его глазах больше не было скорби, только достоинство и сила духа.
     - Королевство Некросс - небольшое, подчиненное Паледре государство отныне имеет право на существование!
     Даже в такие минуты этот легендарный рыцарь умел собраться с силами и не уронить свою честь.
     - Благодарим, лорд, - сказала Ламентия, - теперь моя часть сделки.
     Она наклонилась над Эмилией и вытащила нож из ее груди. Прекрасная королева открыла глаза и недоуменно огляделась вокруг. Наверное, не помнила, что с ней произошло, и теперь не могла понять, почему лежит на полу.
     - Теперь идите, - сказал нам просиявший Лисандер, - никто не тронет вас. Завтра я пришлю архитекторов, посмотреть, как пойдет строительство Некросса.

     Надо же, подумал я, когда мы покидали Небесную Обитель, теперь я - полноправный правитель Некросса, но сам-то я для этого ничего не сделал. Я всем обязан этой необыкновенной женщине и даже не знаю, как ее благодарить.
     - Ты еще успеешь очень многое сделать, Гаулдот, - внезапно сказала Ламентия в ответ на мои мысли, - и ты уже сделал кое-что очень важное: появился в нужное время в нужном месте и избавил свое сердце от злобы и жажды мести. Ведь Смерть - это не порождение зла, это простое явление природы, закономерность. Так что, сегодняшний день прежде всего велик для тебя самого - ты возродил в своей душе гармонию. Поздравляю тебя, Король Некросса!
     Она замолкла и поскакала вперед, а я смотрел ей в след и думал: все только начинается...

(C) Алёнка, 2004



     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ...