09.12   новости     
  Энци     
  рецензии     
  прохождения     
  скриншоты     
  статьи     
  интервью     
  переводы     
  новеллы     
  секреты     
  скачать     
  конкурсы     
  ссылки     
  магазин     
  форумы     

  Охота на точки     
  The Inventory     

  о сайте     

Рейтинг@Mail.ru      
started 16.09.98     

     
started 22.04.00     



(C) Алёнка, 2004

Король Некросса

Компьютерная новелла по мотивам игры
Heroes of Might and Magic IV

Глава 1. Полумертвый

     Я уже слышал их шаги за дверью курятника, живой половиной своего тела чувствовал их приближение.
     - Схватить вурдалака! Сжечь людоеда!
     Я напрягся и зажмурился. Знал, что боль неизбежна, смирился с этим, даже ждал момента, когда будет выбита трухлявая дверь и на меня обрушится первый удар. Но обида! Вот с чем было невозможно совладать: ведь со времен Расплаты я не прикоснулся к человеку. Живая половина все еще просила еды - кусок сочной телятины, фруктов и вина, а мертвая не знала голода. Она была пуста. Все, чем приходилось питаться на протяжении стольких лет, были крысы, чей тухлый привкус вызывал тошноту и отвращение, или, в лучшем случае, бродячие собаки. Деликатесом считались цыплята - маленькие, нежные. И сейчас я прижимал к груди несколько пушистых комочков в надежде устроить пир, но полакомиться так и не удалось.
     Они ворвались, повалили меня на земляной пол, вырвали из рук цыплят, били ногами, пронзали вилами...
     - Убийца, кровосос! Нежить!
     Я уже почти обессилел и не мог сопротивляться, когда они тащили меня к столбу. Я знал, что это за столб, знал, какая участь мне уготована. Я помнил огонь и имел все основания бояться его. Воспоминания о пожаре не оставляли меня все эти годы.
     - Во имя Паледры! Во имя королевы Эмилии Найтхевен и Великого Аркена - умри, чудовище! Сгори!
     Эти выкрики приводили меня в ужас.
     - Я же невиновен...- еле слышно сопротивлялся я, - я только хотел убить пару цыплят...
     -Ты сожрал моего сына! - взвыла из толпы толстая крестьянка, и в меня полетел увесистый булыжник, - его нашли в болоте, выпотрошенным!
     - Я тут не при чем...- одними губами проговорил я, увидев, как у моих ног затрещало, заколыхалось алое марево. Меня охватило оцепенение.
     Первая струйка едкого дыма обожгла живую ноздрю и внезапно отрезвила разум. Я должен нарушить обет. Я должен выбраться. Я не могу умереть снова...
     Я почти забыл магические знания, которые передал мне учитель Калибарр. Медленно и осторожно, выговаривая каждое слово по слогам, я произнес древнее заклинание, ни разу не запнувшись, будто прошли не годы, а пара часов.
     С востока потянуло затхлым и неживым. Ветер Смерти постепенно превращался в ураган: задувал мой погребальный костер, срывал листья с деревьев, швырял их в лица ошеломленных крестьян и солдат - моих палачей.
     Я освободил из пут мертвую руку, воздел ее над головой и призвал кровавый дождь.
     -Во имя памяти об Эрафии! - торжествующе провозгласил я над окровавленной толпой, - да заплатит каждый, кто осудит невиновного!
     Теперь надо бежать, пока они не опомнились.
     Я бежал. Не разбирая дороги. На запах, а точнее на смрад, знакомый с детства. Кладбище!
     Я не любил обитель нежити, но привык к ней, как к родному дому. Когда я был ребенком, я несколько месяцев провел в склепе, где меня держал вампир Лансен, желающий питаться молодой кровью. Что-то было во мне особенное, ибо Лансен никак не хотел отпускать меня. Даже когда Учитель пришел к нему и предложил взамен десять детей, Лансен захлопнул перед ним дверь склепа. Оба они - и Учитель, и вампир - принадлежали к существовавшему тогда в Эрафии ордену Некромантов, поэтому бороться между собой им не позволял закон. Однако, учитель Калибарр оказался хитрее: он натравил на Лансена знакомых монахов-фанатиков из ордена Света. Таков был конец Лансена и моего заточения.
     А позже грянула Расплата и Эрафия была выжжена до тла. Я хотел найти Учителя, знал, что он укроется в тайной библиотеке ордена, спасая свои бесценные книги, но когда я пришел туда, было уже слишклм поздно: весь Университет, включая библиотеку, был охвачен пламенем. Я стоял в огне, не замечая боли, лишь бесстрастно наблюдая, как языки пламени лижут мою плоть. Я знал, что даже если не погибну на этой войне, смысла жить все равно уже не будет. Гибель Эрафии означала гибель всего, что мне дорого.
     И я умер. Но только наполовину. Едва очнувшись после пожара, вдохнув пропахший дымом и смертью воздух, я заметил, что ровно половина моего тела была... мертвой! Это не расстроило меня (после такой катастрофы расстраиваться по таким пустякам было бы глупо), а скорее удивило. Что ж, теперь я стал некромантом в полном смысле! Теперь я Гаулдот Полумертвый!
     Но радость прошла, когда я начал бродить по руинам Эрафии. Те, кто выжил после Расплаты, прятались в лесах и ущельях, сбивались в стаи и банды, боялись всех и вся. Я был один. Я скитался по пустынным холмам, спал в разрытых могилах, питался падалью, злобился на мир, безутешно скорбил по Учителю. Я дал себе клятву никогда больше не пользоваться магией, выживать только при помощи великой силы Знания.
     Так шли годы одиночества. На месте незабвенной Эрафии выросла блистательная Паледра, правителем которой стал Лорд Лисандер, сын эрафийского короля Грифоново Сердце. Говорили, что его жена, королева Эмилия Найтхевен, была ослепительно хороша, и в ее честь благородный лорд построил сильнейший в Паледре город-государство Великий Аркен. Стаи и банды, прятавшиеся в лесах, провозгласили себя друидами и заново основали орден Природы, те, кто жили в ущельях снова, как в былые времена, стали Варварами, выходцы из эрафийского Инферно образовали орден Хаоса. Сам лорд Лисандер возглавлял орден Порядка и благоволил Магам. И только я, Некромант, был один, заброшен и забыт.
     Серебряная луна целовала гранитные плиты. Я читал надписи на могилах и думал. Момент наступил. Наверное, все эти годы я жил ради одной сегодняшней ночи. Пора! Пора возрождать отвергнутый орден, поднимать нежить, передавать другим древнюю мудрость и магию, которой владею я один! Живой половиной лица я прикоснулся к холодному граниту и закрыл глаза. Может быть, это как раз самый подходящий момент, чтобы осуществить свою самую дерзкую, самую сокровенную детскую мечту - построить на голой равнине величайшее на все времена мирное богатое королевство Некросс... Я наклонился низко-низко к одному из могильных и шепнул туда, в смрадную мрачную глубину: "Arair!"
     Я помнил это древнее магическое слово, означающее "пробудись". Это слово таило в себе силы, в которые прежде было трудно поверить. С замиранием сердца и небывалым волнением я смотрел, как неспешно и в то же время нетерпеливо зашевелился могильный холмик. Я ощущал приближение новой жизни, конца одиночества и безмолвия, и моя живая половина трепетала от давно забытого чузабытого чувства - радости!

Глава 2. Беспокойство в Великом Аркене

     Каждый раз, поднимаясь в час рассвета из-за гор, солнце подрумянивало белоснежные стены прекраснейшего из всех городов Паледры - Великого Аркена. Небесная Обитель - а именно так жители Паледры именовали этот город - была построена у подножья высоких гор, заснеженные вершины которых, казалось, прорывали облака. Воздух в Великом Аркене был всегда свежим и звеняще холодным, леса вокруг чудо-города простирались далеко на юг и были населены необыкновенной живностью, охотиться на которую было строжайше запрещено. Будучи Лордом Порядка, Лисандер устанавливал в городе жесткие, но справедливые правила; а Эмилия Найтхевен, покровительница ордена Жизни, запретила использовать в Небесной Обители смертную казнь, равно как и все возможные виды телесных наказаний. В столице Паледры царили покой и процветание. Здесь не было места для ленивых, их, вместе с нищими и больными, в назидание другим отправляли доживать свою жизнь на Остров Костра. Это была идея самой Королевы, ибо она желала, чтобы город населяли только здоровые, умные, трудолюбивые и предприимчивые люди. А если кто-то не мог заработать денег и разорялся, или ненароком смертельно заболевал, то для этого случая Эмилия построила на Острове Костра дом заботы - замечательный уютный уголок, расположенный в живописном месте посреди океана.
     В Великом Аркене вставали рано. В рассветный час с Башни Магов раздавалось пение трубы - значит время сна закончено и пора приниматься за работу. Не работал в Небесной Обители тот, кто воевал. В остальном же, независимо от пола, возраста и способностей, занятие находилось каждому. Естественно, что первостепенным для Паледры являлось производство оружия и военной техники, ибо воинственный лорд Лисандер всегда ожидал нападения и даже в мирное время целыми днями был занят тренировкой своей бесчисленной армии. Так что большинство жителей Паледры зарабатывали на жизнь на заводе Механических Драконов, производя мощные и безотказные боевые машины, или на Фабрике Големов, конструируя из драгоценных камней и металлов сильных бойцов, не знающих ни боли, ни страха. Другие посвящали себя волшебству, изучая древние книги в Институтах Магии, воспитывая молодых джиннов в Алтарях Желаний и тренируя могучих титанов в Облачных Замках. Занимались также и искусством: ваяли статуи для королевского дворца, писали стихи и картины, сочиняли чудесную музыку.
     Невзирая на возложенную на нее колоссальную ответственность, Эмилия Найтхевен считала себя безнадежно счастливой женщиной. Любимый и любящий супруг, хоть он и нечасто бывал рядом, вдохновлял, защищал и оберегал ее, и все, что она делала в Великом Аркене, она посвящала Лисандеру.
     Сегодня, лишь за горами забрезжил сиреневато-розовый, еще сонный в такой час рассветный лучик солнца, благородный правитель и военначальник Паледры оседлал свего скакуна и отправился тренировать новую роту солдат. Лисандер возлагал на эту роту особые надежды, так как она была подарена ему эльфийским правителем, а Эльфийское Государство, как известно, умеет готовить воинов.
     "Он, как всегда, будет отсутствовать недели две. А может быть и три", - размышляла Эмилия перед зеркалом, выбирая себе туалет, - "Что назначено на сегодня? Ах да, встреча со старейшинами, как я могла забыть? Значит нужно одеть что-нибудь потемнее и не забыть накинуть мантию, а не то они решат, будто я не уважаю их магические порядки. Что еще? Ожидается солидный посол-варвар. Нужно надеть платье цвета верблюжьей шерсти - это привычно грубому варварскому глазу. А на торжественный полуденный променад я надену платье, украшенное лепестками роз, и, проезжая мимо, буду одаривать ими прохожих... У нас же нет нищих, которым нужно кидать жалкое подаяние".
     По обыкновению решительная, но мягкая, Эмилия Найтхевен, воплощение красоты и гармонии, вплыла в залу, где совет старейшин уже благоговейно ожидал ее аудиенции. Королева поприветствовала мудрейших Паледры и неспешно опустилась в алмазный трон.
     - Слушаю вас, мои мудрецы!
     Она говорила тихо, но в той звенящей тишине, какая стояла в Зале Советов, каждое слово отразилось эхом в бело-серых мраморных стенах и головокружительно высоких сводах.
     - Прекрасная королева, - заговорил Делнар, верховный Архмаг Великого Аркена, - этой ночью в окно Башни Магов влетел ворон. Я как раз был занят изучением книги Хаоса... Что-то я в посленднее время увлекся темной магией, решил выучить кое-какие заклинания...
     - Не отвлекайся! - мягко, но настойчиво перебила Архмага Эмилия. Она замечала странности за Делнаром: сперва он говорил солидно, не торопясь, с присущей ему ноткой мудрости и превосходства, но в следующий же момент вдруг начинал лепетать несусветицу. М-да, он сильно постарел, думала Эмилия, но освободить его от должности Архмага - это все равно, что его убить.
     - Ты говорил о вороне.
     - О, прошу прощения, моя королева! Конечно, о вороне! - в его голосе снова зазвучало превосходство, - Ворон явился ко мне, черный, как смоль, и с глазами... О, я не забуду эти глаза! Рубины!
     - Ворон с красными глазами? - Эмилия не понимала, что здесь удивительного. По лесам Паледры мирно бродили единороги, в горах вили гнезда грифоны, в пещерах обитали белоснежные тигры, а тут, видите ли, всего лишь ворон с красными глазами! Что-то старенький Делнар и впрямь начал заговариваться.
     - Не просто красные глаза, прекраснейшая королева, - ответил Архмаг, - глаза его были сделаны из настоящих рубинов! Я видел, как переливались их грани, какой неземной свет они излучали!
     - Это интересно, Делнар, - благосклонно произнесла Эмилия Найтхевен, - и что же ворон?
     - В клюве он держал свиток. Вот он.
     Делнар протянул королеве свернутый трубочкой лист пожелтевшей бумаги. Эмилия развернула его и нахмурилась.
     - Это вроде бы на эльфийском, но почему-то я ничего не понимаю.
     В Паледре все грамоты и законы издавались и провозглашались на эльфийском языке. Любой образованный гражданин был обязан выучить этот язык, поэтому королева Эмилия была немало раздосадована, не поняв из начертанного ни слова.
     - Это древнеэльфийский, моя королева, - пояснил Фафнер, боевой маг, - на нем говорили еще в Эрафии, задолго до Расплаты.
     - Вот оно как, - хмыкнула Эмилия и убрала прядку каштановых волоа со лба, - и что же здесь написано?
     - Здесь говорится, что в великий город надвигается смерть.
     Эмилия взглянула на Фафнера без тени беспокойства и страха. Маги переглянулись: такая сильная женщина - упоминание о смерти ей нипочем. В зале воцарилось тягостное безмолвие. Наконец, королева вздохнула и заговорила:
     - Почему вы замолкли, старейшины? Ожидаете, когда ваша королева затрепещит от ужаса или, того хуже, лишится чувств? Не бывать этому! От кого послание?
     - Трудно скакзать, - откликнулся Делнар, - пока трудно. На самом деле, отыскать автора возможно: не так много людей в Паледре владеют древнеэльфийским наречием.
     - Куда делся ворон после того, как передал тебе свиток?
     - Вылетел прочь. Я пытался установить с ним телепатическую связь, но все бесполезно. Мы его упустили.
     - Какой прок от вашей магии... - еле слышно пробурчала Эмилия, а вслух сказала: до заката дня автор послания должен быть отыскан. Совет считаю закрытым. Расходитесь!
     Когда маги степенно покинули Зал Советов, Эмилия еще долго задумчиво и неподвижно сидела в алмазном троне. Смерть? Смерть всему Аркену? Что же это: война, голод, эпидемия? Или... еще одна Расплата? От предков к потомкам из уст в уста передавалась история, полная крови, боли и ужаса, называемая Расплатой. Эрафия была могучим, но чересчур воинственным государством. Эрафийские военачальники не могли и недели прожить без войны, и даже когда на них никто не нападал, сами рвались в завоевательные походы. За отношение к войне, как к развлечению, Высшие Силы покарали Эрафию Расплатой. Полчища неописуемых монстров и гигантских хищных птиц неизвестного происхождения ровняли с землей все, что встречали на своем пути, жгли и засыпали песком и землей целые города и крепости. Но все бы ничего, если бы к этому бедствию не присоединялись страшнейшие болезни, с бешеной скоростью пожиравшие жителей славной Эрафии. Вот так, пока не вымерли все, или почти все, бушевала смертельная Расплата - смерть, от которой трепетали даже сами некроманты.
     Когда пожаловал варварский посол, Эмилия еще не успела переодеться в платье цвета верблюжьей шерсти, а так и сидела в темно-синем наряде и серебристой мантии. Звали его Орех. Вышагивая по мраморному залу, он громыхал своим недюжим снаряжением, голову держал высоко и гордо. Слегка поклонившись королеве, произнес:
     - Приветствую владычицу прекраснейшего из городов!
     - Да... - рассеянно отозвалась с алмазного трона Эмилия Найтхевен, - прошу простить меня, генерал... Я что-то не в духе... и не смогла как следует организовать для вас прием. Но, даю слово, вы не пожалеете о своем приезде в Небесную Обитель.
     - Неужели в Аркене случилась беда? - изумился Орех, - если так, то варварская раса окажет вам поддержку и содействие. Вы же знаете, с каким уважением и почтением мы относимся к вам и лорду Лисандеру.
     - Благодарю, генерал. Думаю, о делах мы поговорим позже. Сейчас вам необходимо отдохнуть с дороги, а после мы вместе совершим торжественный променад по центральным улицам столицы Паледры.
     Торжественный променад являлся традиционным и обязательным для правящих особ действом, когда астрологи объявляли месяц Порядка. Это было красивое шествие вдоль центральных проспектов Великого Аркена. Королева Эмилия, лорд Лисандер, а также гости замка, если таковые были, степенно ехали в золотой повозке, украшенной россыпью сапфиров. Повозку тянул золотой дракон, состоящий при замке и специально обученный этому нехитрому ремеслу. Лорд редко присутсвовал на променадах, и Эмилии приходилось "отдуваться" за обоих. Поэтому сегодня она была так рада, что варварский генерал составит ей компанию. Дракон двигался, как всегда, неспешно, жители Аркена толпились по обе стороны проспекта и на разные голоса славили свою покровительницу.
     - Ваш город будет жить вечно, - восхищенно заметил варвар, глядя на толпу обожателей, - народная любовь не даст ему умереть.
     - Как бы я хотела, чтобы ваши речи оказались пророческими, - тихо отозвалась Эмилия.

     Вечером Архмаг Делнар явился к королеве с отчетом.
     - Этого человека зовут Мерос, он отшельник. Он живет в лесу у подножья горы, в хижине из прутьев.
     - Как вы узнали?
     - Я снова видел ворона, моя королева. Он кружил над Башней Магов, будто ждал, когда я последую за ним. Он-то и привел нас к своему хозяину, Меросу. Я просил его прийти с нами в Великий Аркен, говорил, что его желает видеть сама Эмилия Найтхевен, но он наотрез отказался. Я подумывал о том, чтобы отвести Мероса к вам под арестом, но... ведь не получал от вас подобных приказаний...
     - Он что-нибудь передал тебе?
     - Да... - Делнар поник головой, будто не решался что-то произнести.
     - Что же?! - повыстла голос Эмилия.
     - Э-э... я, право, не знаю... Может стоит дождаться лорда Лисандера...
     - Говори! - закричала Эмилия, и ее голос оцарапал гладкие мраморные стены, - это мой город! Лисандер воздвиг его в мою честь, мне и беречь его от бед. Не мямли, Делнар! Если ты и дальше будешь столь бесполезным, место Архмага достанется кому-нибудь более решительному. Говори!
     - Мерос саказал: Смерть неизбежна. Она близка. Так близка, что скоро ее смрад обожжет наши ноздри. Но ее не нужно бояться. Ее нужно впустить... Вот... вот, что сказал Мерос. Может, он полоумный?
     - Не бояться? - эхом повторила королева, будто не слышав последнего замечания мудреца, - впустить?...
     Она немного помолчала, нахмурилась так, что на ее прекрасном лбу появилась морщинка, а потом тихо, но очень твердо произнесла:
     - Я думаю, будет война. Мы должны готовиться, Делнар. Послать за Лисандером.

1 2



     Трансляции:
        

     Нравится?
     

     Рекомендуем:
     Магазин Озон 
     Браславский 
     Коды к играм 

     Что это за игра?
     
     проверьте себя

     Купите диск:
     
     см. в Энци





На правах рекламы: ...